Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 108)


Глава 35

Милош Варак вошел в отель через служебный вход и на грузовом лифте поднялся на свой этаж. У себя в номере он сразу бросился к пристенной вертикальной стойке со сложной записывающей, воспроизводящей и прослушивающей аппаратурой. Увидев, что на запись ушло довольно много пленки, он сначала насторожился, но потом решил, что Ардис Ванвландерен, должно быть, отвечала на многочисленные звонки. Нажав клавишу «Звук», он подкрутил регулятор громкости, надел наушники и стал слушать.

"— Уже будет часа полтора, как она ушла.

— Она? Кто она такая?

— Женщина, разумеется.

— Ты вот что, дорогая, учти, мне не до шуток...

— Ее фамилия Рашад, она специалист по терроризму. Представляешь, ее задействовала специально созданная комиссия при конгрессе, хотя она из ЦРУ, как мне кажется. Я всегда говорила и говорю, что разведка не разлей вода с гражданскими службами... Ну так вот, эта самая Рашад даже не упомянула про Кендрика!"

Варак снял наушники и задумался. За каким дьяволом эту Рашад понесло в Сан-Диего? И какого черта она притащилась к вдовушке Ванвландерен? Специалист по Ближнему и Среднему Востоку, резидент в Каире, что она делает здесь? Да и вообще Рашад больше не работает в ЦРУ, он узнавал. Оманский кризис миновал, и она уволилась. По сведениям, полученным от официальных лиц в Каире и Вашингтоне, «офицер разведслужбы Рашад» согласилась «пойти на разумный компромисс». И что же? Получается, этого не произошло? Варак снова надел наушники.

" — Брось, Ардис! Твой покойный муж — денежный мешок, страдавший манией финансового величия, не мог допустить, чтобы группа, как ты выразилась, «благотворителей-неудачников» сменила одного политического деятеля на другого, способного существенно урезать его источник доходов, а то и вовсе перекрыть денежный «кислород».

Интересно, что ответила Ардис Ванвландерен этому пакостнику, этому предателю дела организации «Инвар Брасс», одному из ведущих специалистов мозгового центра военно-промышленного комплекса Эрику Сандстрему.

« — Он сказал, что потерял бы в этом случае миллионы, а вы все — миллиарды».

Варак тихонько присвистнул. Вот так так! Оказывается, он допустил две ошибки. Первая связана с секретной службой Адриенны Калейлы Рашад, и тут придется признать свой промах, ибо она, конечно, опытная разведчица. Вторая ошибка — непростительный ляп! По сути, он дезинформировал членов общества «Инвер Брасс». Но кто бы мог подумать, что Эндрю Ванвландерен предпримет весьма рисковую акцию без ведома своей супруги. А ведь можно было бы сообразить, что этот брак основан на принципах Ларошфуко — удобство, взаимная выгода, никакой привязанности, не говоря уж о любви. Старина Энди взял и нарушил правила! Охваченный страстью к наживе, этот бычара, выбив ворота своего загона, угодил прямо на бойню.

Варак прислушался. Кто-то пожаловал... Ардис, кажется, вне себя от счастья. Щебечет... Кто же это? Оказывается, Крейтон Гринелл... Ну-ка, ну-ка, о чем это он распространяется?

«Итак, теперь у нас два кризиса. Наша общая слабина — действующий государственный секретарь, который в данный момент в пути на Кипр, где подпишет соглашение, способное разрушить всю оборонную промышленность... Переключение из проекта шесть в проект двенадцать, Средиземноморье, подтверждается...»

Милош Варак сорвал с себя наушники. Пусть говорят что угодно, все будет записано, а сейчас нужно действовать решительно и энергично.

Он набрал номер телефона в Синвид-Холлоу, а если точнее — соединился по прямому проводу с хозяином роскошной виллы на берегу Чесапикского залива.

— Да?

— Сэр, это Варак.

— Что случилось, Милош? Удалось кое-что выяснить, да?

— Да. Это Сандстрем...

— Боже, не может быть! Неужели?

— Сэр, есть кое-что поважнее. Госсекретарь летит на Кипр. Вы не могли бы выяснить, куда именно?

— Нет нужды выяснять, Милош. Я знаю. Впрочем, это знает всякий, кто смотрит телевизор или слушает радио. Хочу подчеркнуть, Милош, что его визит на Кипр — это настоящий прорыв линии обороны...

— Сэр, прошу прощения, когда он будет на Кипре?

— Госсекретарь вылетел из Лондона около часа назад. Перед отлетом он сделал заявление о новом шаге к укреплению мира во всем мире и тому подобное...

— Сэр, как мне стало известно, что-то весьма опасное замышляется в Средиземноморье.

— Нельзя ли поконкретней?

— Акция под названием «Проект-12»... Это все, что я слышал. Похоже, готовится диверсия. Они задумали убрать его.

— Кто «они»? Кого вы имеете в виду?

— Мы о них говорили. Это так называемые «вкладчики». О переключении с «Проекта-6» на «Проект-12» сказал Крей-тон Гринелл. Крейтон Гринелл... Если я предприму попытку попасть в апартаменты Ардис Ванвландерен, меня схватят и не выпустят. У дверей охрана. К тому же я не имею права ставить наше дело под удар. И потом, даже если я буду хранить молчание, есть сильнодействующие препараты типа наркотиков. Вы понимаете, что я хочу сказать?

— Понимаю. Милош, ваши предложения?

— Свяжитесь срочно с Фрэнком Свонном из Госдепа. Пусть на коммутаторе достанут его хоть из-под земли и скажут ему всего два слова: «локализация кризиса». Он поймет.

— Милош, а почему Свонн?

— Сэр, Фрэнк Свонн специалист. Он руководил операцией в Омане.

— Да, я знаю. Но ведь придется сказать ему больше, чем хотелось бы... Есть получше вариант. Милош, не кладите трубку, я свяжу вас с надежным человеком.

Секунды стали казаться Вараку минутами. Почему так долго? Самуил Уинтерс, что он там делает? Совсем закопался. Времени в обрез, нельзя терять ни минуты. Наконец в трубке раздался его

голос:

— Милош, сейчас у нас состоится разговор, как бы по селектору. Разумеется, ни вы, ни наш третий собеседник не должны называть себя. Учтите, я полностью доверяю этому человеку. «Локализация кризиса», как вы выразились, тоже входит в круг его обязанностей, но у него более широкие полномочия, если сравнивать его с Франком Свонном. В трубке дважды щелкнуло, и Уинтерс продолжил:

— Говорите, господа! Мистер А на проводе, мистер Б.

— Мистер А, вы хотите мне кое-что сообщить?

— Да, мистер Б. У меня важная информация. Она достоверная, а обстоятельства, при которых я получил ее, не имеют значения. Дело в том, что госсекретарю грозит опасность, под угрозу поставлено и подписание соглашения на Кипре. Приказ о переключении с «Проекта-6» на «Проект-12» в ареале Средиземноморья отдал некий Крейтон Гринелл. Обратите внимание, он из Сан-Диего. Это все, что мне о нем известно.

— Понял. Мистер А... как бы это выразиться поделикатнее? Вы в состоянии дать нам понять, где сейчас этот Гринелл?

— Отель «Уэстлейк», номер люкс 3В. Сколько он там пробудет, не могу сказать. Поспешите. Его охраняют.

— Мистер А, пожалуйста, не кладите трубку пару минут.

— Собираетесь засечь номер моего телефона?

— Нет, не собираюсь. Я дал слово.

— Совершенно верно. И сдержит его, — вмешался Самуил Уинтерс.

— Я тороплюсь, — сказал Варак.

— Я быстро.

Раздался щелчок, и в трубке опять возник Уинтерс:

— Милош, я разделяю ваше беспокойство, потому что госсекретарь — самый здравомыслящий человек во всей администрации.

— Да, сэр. Это так.

— А я все не могу смириться с поступком Сандстрема. Почему он пошел по этому пути, как вы думаете?

— По ряду причин... Главная — его патенты в космической технологии. Кто-то создает все эти «железки», но основной покупатель — государство. Сегодня космос — синоним обороны!

— Милош, я знаю точно, ему не нужны деньги. Он их просто раздает... В том числе и на благотворительные Цели.

— Тут вот на что следует обратить внимание. Если падает спрос — сокращается объем производства, следовательно, сокращается и экспериментирование, без чего он не мыслит своего существования.

Раздался очередной щелчок.

— Мистер А, это снова я, — сказал третий участник разговора. — Средиземное море, образно говоря, приведено в состояние боевой готовности, а в Сан-Диего принимаются меры по задержанию Гринелла. Разумеется, без лишнего шума.

— А почему я не должен был класть трубку?

— Откровенно говоря, не сумей я организовать в Сан-Диего мероприятия по задержанию Гринелла, пришлось бы взывать к вашему патриотизму, иными словами — просить вас оказать нам содействие. Вы, как мне кажется, человек опытный.

— Благодарю вас, но о каком типе содействия идет речь?

— Ничего такого, что могло бы скомпрометировать нашу договоренность относительно этой так называемой селекторной беседы. Я бы попросил вас последовать за Гринеллом, если бы вы увидели, что он покидает отель, и передать его нашему посреднику.

— Что заставило вас подумать, будто я соглашусь это сделать?

— Я не думал, я надеялся. Я ведь мог не успеть! Нужно было организовать сразу несколько мероприятий, главным образом в Средиземноморье.

— На всякий случай примите к сведению, что я не в состоянии оказать вам содействие такого типа, потому как в данный момент нахожусь довольно далеко от отеля «Уэстлейк», — соврал Милош Варак, не моргнув глазом.

— В таком случае я, кажется, сделал две ошибки. Упомянул про «патриотизм». Это раз. И судя по вашему выговору, ваша Страна не Америка. Это два.

— Теперь она моя страна, — заметил Милош Варак.

— Тогда Америка вам обязана.

— А мне пора идти, — сказал Варак и положил трубку.

Пока он надевал наушники, его взгляд упал на кассету, и — о Боже! — магнитная лента не двигалась.

Варак прислушался. Тишина! В отчаянии он защелкал тумблерами. Ни звука! Никакого отклика...

Звукозаписывающая аппаратура, приводимая в действие голосом, не работала, потому что в апартаментах Ардис Ванвландерен не было ни души!

«Спокойно, без паники! — приказал он себе. — Все получится, но только спокойно...» Прежде всего необходимо найти Сандстрема. Предавшему интересы дела организации «Инвер Брасс» — пулю в лоб.

* * *

Калейла шла по широкому коридору к лифту. Она позвонила Митчеллу Пейтону и после того, как они обсудили чудовищные события в Меса-Верде, дала ему послушать пленку, на которую она записала весь разговор с Ардис Ванвландерен. Миниатюрное звукозаписывающее устройство свободно помещалось в черной записной книжке. Удобная техническая новинка, решили они с Пейтоном. Оба была довольны. Миссис Ванвландерен, безутешная вдова, ударилась в истерику, забыв о своем горе, и сразу стало ясно, что она и в самом деле ничего не знала о контактах своего покойного супруга с террористами. Внезапное появление Калейлы Рашад с заранее заготовленной дезинформацией явилось для Ардис своеобразным ударом обуха по голове. Манипуляции с сознанием, хоть с частным, хоть с общественным, вещь убойная, торжествовал Митчелл Пейтон. Калейла чувствовала, что у дяди Митча приподнятое настроение, и тоже радовалась.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать