Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 111)


— Мисс Рашад, он вообще уникальный человек. Он всегда говорит то, что думает, и поэтому страна не в силах оторваться от экрана.

— Ваша заслуга, да?

— Ну зачем вы так? Он — уникум. Я рассмотрел свыше четырехсот кандидатур, используя для анализа характеристик самые современные компьютеры, и только один человек подошел к искомой величине по всем параметрам. Этим человеком оказался, естественно, Эван Кендрик.

— Вы от него ничего не хотите получить взамен?

— Ах, мисс Рашад! А еще говорите, будто хорошо его знаете. Захоти мы что-либо получить от него, как по-вашему, что он сделает?

— Передаст ваши дела на рассмотрение какого-нибудь антикоррупционного комитета и не успокоится, пока вы все не окажетесь за решеткой.

— Совершенно верно.

Калейла откинулась на спинку стула и едва слышно произнесла:

— Мистер Милош, я бы с удовольствием выпила бокал вина. Такая тяжелая голова, а мне надо кое о чем подумать. Варак сделал знак официанту. Тот моментально подошел.

— Два бокала охлажденного шабли, пожалуйста.

— Урожая определенного года?

— На ваше усмотрение.

Когда официант ушел, Варак сказал:

— Мисс Рашад, представляете, среди множества моих недостатков — отсутствие знаний о винах, исключая те, что у меня на родине.

— Уж будто бы! Скорее всего, вы — дипломированный соммелье.

— О Господи! Что это такое?

— Это — старший официант, ведающий винами.

— Вот уж что не дано, то не дано! Не умею я разбираться во всех тонкостях вин марочных, ординарных...

— Скажите, а друзья у вас есть?

— Конечно, есть. Они считают, что я переводчик, иными словами, свободный художник.

— Когда-то и я так начинала, — произнесла задумчиво Калейла.

Принесли вино. Калейла отпила глоток.

— Ну как? — спросил Варак.

— Дивный букет, — ответила она. — Вы ведь, кажется, не знаете, что случилось несколько часов назад в Меса-Верде?

— Не знаю. — Варак подался вперед.

— Террористы...

— Опять?

— Да.

— А Кендрик? Где был в это время Кендрик? Что с ним?

— Он жив, но погибли медсестры, ранен Вайнграсс...

— А террористы?

— Их всего было девять. Восемь убиты, самый молодой Ранен.

— Мисс Рашад, разве нельзя в стране навести порядок? — Можно, даже нужно.

— Так вот знайте, только что на законных основаниях создан комитет в поддержку конгрессмена Кендрика. Пусть члены комитета работают, никто им чинить препятствия не будет, а Эван Кендрик, думаю, сделает выбор. А что касается всяких там Ванвландеренов, Гринеллов и прочих, на их место всегда придут такие же другие, если в правительстве не появится сильная личность, обладающая силой убеждения и искренностью. Вы согласны?

Калейла заглянула Милошу в глаза и кивнула.

Глава 36

Кендрик шагал по Семнадцатой улице. Падал снег. Он велел таксисту высадить его в паре кварталов от своего отеля «Браун-Палас». Хотелось пройтись, побыть на свежем воздухе.

Врачи Центральной клинической больницы Денвера, латающие раны Мэнни, успокаивали его. Говорили, что раны хоть и рваные, но не опасные. Осколки стекла и металла уже удалили. Потеря крови для пожилого человека, конечно, существенная, но не критическая.

Возникло замешательство, когда Кендрик, решив проконсультироваться с главным врачом, сказал, что Эммануил Вайнграсс обеспокоен своим самочувствием, мол, не рак ли вновь дает о себе знать.

В течение двадцати минут все анализы Мэнни были посланы из Вашингтона по электронной почте, а ведущий онколог добавил от себя для сведения денверского хирурга, что это он оперировал знаменитого архитектора.

Затем в течение двух часов из четырех, которые Кендрик провел в больнице, среди медперсонала наблюдалось заметное оживление. Взад-вперед сновали лаборантки, врачи — у Мэнни брали ткани на биопсию. Часом позже главный патолог, худощавый мужчина с пронзительным взглядом, подошел к Кендрику, ожидавшему заключения в приемной главного врача. Состоялся разговор, усугубивший тревогу. «Конгрессмен, скажите, в какие страны выезжал мистер Вайнграсс в течение последней пары лет?» — «Какое-то время он проживал во Франции, год назад выезжал в Юго-Восточную Азию». — «Я не силен в географии. Юго-Восточная Азия — это где?» — «Это Оман и Бахрейн». — «Стало быть, он был там вместе с вами». — «Он был со мной. Хотя Эммануил Вайнграсс — один из тех, кому я не имею права вынести благодарность публично. Понимаете?» — «Понимаю». — «Почему вас интересует география?» — «Потому что его недомогание, точнее, тяжелейшее заболевание вызвано вирусом, который распространен в Центральной Африке». — «Этого не может быть!» — «Возможно, я ошибаюсь. Наша аппаратура, к слову сказать, числится среди лучших на Западе, но, возможно, в Атланте еще лучше. Мы собираемся отослать результаты биопсии, анализы крови и прочие медицинские премудрости туда, в Центр диагностики болезней». — «Доктор, отправляйте прямо сейчас. В аэропорту Стейплтон на всякий случай самолет, как говорится, под парами... Передайте в Атланту, чтобы к исследованию анализов приступили немедленно. Я оплачу сверхурочную работу». — «Сделаю все, что в моих силах». — «Если нужно, могу организовать звонок из Белого дома». — «Не думаю, что в этом есть необходимость...»

Пожелав спокойной ночи Мэнни, загруженному медицинскими препаратами, Кендрик спускался по лестнице, когда вспомнил доктора Лайонса из Меса-Верде. Черт! Как же он упустил из виду этого лекаря? Какой-то Лайонс... без адреса, без номера телефона, но зато с письменным уведомлением на правительственном бланке, мол, такой-сякой имеет право лечить конгрессмена Кендрика и его персонал. Что за чушь? Ладно, разберемся!

— Где ты, черт возьми, была? — обрушился на Калейлу Митчелл Пейтон.

— Ужинала, — спокойно ответила она.

— А знаешь ли ты, что наш великолепный блондин-европеец в твоем отеле?

— Знаю. Я как раз с ним ужинала.

— Ну, знаешь ли... Не время меня разыгрывать!

— Он у меня. Хочешь с ним пообщаться?

— Адриенна Калейла Рашад, выношу вам благодарность, но прежде скажи этому сукиному сыну, что мистер Б хотел бы поговорить с мистером А.

— Мистер Б, так это, оказывается, вы...

— Прекрати, Рашад! — оборвал ее Пейтон. • Калейла обернулась к Вараку.

— Мистер Б хотел бы поговорить с мистером А. Вы как? — сказала она в трубку.

— Охотно, — ответил Варак. Калейла протянула трубку.

— Приветствую вас, мистер Б! Никаких изменений, вы понимаете, о чем я. Личности не установлены.

— Как вас называет моя племянница, она же леди, с которой вы ужинали?

— Милош. Мистер Милош.

— Милош... Это, кажется, славянское...

— Американское, сэр!

— Прошу прощения, забыл. Вы уже объясняли...

— Госсекретарь долетел благополучно?

— Да.

— Как говорится, камень с души...

— Стотонный...

— Не понял.

— Камень стотонный, говорю...

— Ну да, конечно!

— К сожалению, нам пока не удалось напасть на след

Гринелла. Из отеля он ушел, в своей резиденции не появился.

— Он ушел вместе с миссис Ванвландерен.

— Да, мы знаем. По словам портье, с ними были еще люди.

— Это охрана Гринелла. Я упоминал, что он не один.

— Да, вы предупреждали. Мы что, работаем вместе?

— Да.

— У вас есть какая-либо информация?

— Есть. Я передам кое-что вашей племяннице. Только подкорректирую сначала, — сказал Варак, а про себя подумал, что Эрик Сандстрем останется на пленках анонимом, потому как мертвецы не нуждаются в опознании. — Короче, эта информация вам пригодится.

— Примем с благодарностью.

— Однако она кое-чего стоит, мистер Б.

— А я, мистер А, неплатежеспособный клиент.

— Уж будто бы!

— Что означает это ваше «будто бы»?

— Давайте перенесем этот разговор на завтра. Утром я увижусь с мисс Рашад, и, надеюсь, она сообщит о вашем решении.

— А если нет?

— Тогда, мистер Б, я бы посоветовал вам взвесить все «за» и «против».

— Передайте-ка трубочку моей племяннице!

— Мистер Б хочет с вами поговорить, — сказал Варак, оборачиваясь к Калейле.

— Слушаю, — сказала она, прикрывая трубку ладонью.

— Отвечай «да» или «нет». Если сложно ответить, молчи секунду или две. Поняла?

— Да.

— Ты в безопасности?

— Да.

— Его информация поможет нам?

— Непременно.

— Не зарывайся, племянница! Отвечай либо «да», либо «нет». Думаешь, он останется в отеле?

— Нет.

— Он объяснил тебе, каким образом у него в руках оказался файл по Оману?

— Нет.

— Соглашаться нам с его требованиями?

— Все кругом только и делают, что нарушают всякие договоренности.

— Понял, — протянул директор спецотдела. — Калейла Рашад, а дисциплинка-то у вас хромает! В чем, собственно, дело?

— Поговорим позднее, — сказала Калейла и положила трубку. — Мой шеф огорчен, — добавила она, глядя на Варака в упор.

— Кто же это его огорчил? Вы или я? Между прочим, мне не составит труда озвучить его вопросы.

— Его огорчили мы оба, а что касается вашей догадливости в отношении его вопросов, советую не напрягаться по пустякам, когда есть кое-что поважнее. Например, вы сказали моему дядюшке, что Гринелл спустился в фойе отеля вместе с миссис Ванвландерен и что другие лица — его охрана.

— Да, и что?

— А мне вы сказали, что в номере у Ардис было двое мужчин, а охрана находилась снаружи.

— И что?

— Так вот ответьте, кто второй мужчина и почему вы покрываете его?

— Минуточку, мисс Рашад! Я вам говорил, что они предатели?

— Допустим...

— В таком случае я вас не понимаю. Когда получите пленки, если ваш шеф, конечно, одобрит их приобретение, во всем разберетесь.

— Нет, вы, пожалуйста, назовите прямо сейчас его имя и фамилию!

— И не подумаю! Потому что этот человек — мразь. И я найду его. Только я один имею право с ним расквитаться, а вам я бы посоветовал поработать с Кендриком. Думаю, конгрессмен в состоянии навести порядок в своей стране. Отбросам общества в Штатах не место. А сейчас разрешите откланяться. Я спешу. Спокойной ночи, — сказал Варак, направляясь к двери.

— Секундочку, мистер Милош! — окликнула его Калейла. — Мой дядюшка хочет знать, каким образом к вам попал файл по Оману. Уверена, он доберется до истины, чего бы это ни стоило.

— Ради Бога! Успокойте его, скажите, не стоит опасаться человека, который мне помог. Он скорее сойдет в могилу, чем подвергнет опасности кого-то из ваших людей либо из наших.

— Не проходит дня, чтобы кого-то из наших людей не подвергли опасности! И вы тому виной! В это время зазвонил телефон.

— Неужели что-то с Кендриком? Неужели еще одно покушение на него? Слушаю! — крикнула Калейла, хватая трубку.

— Калейла, чудовищное преступление! — сказал Митчелл Пейтон, и голос у него дрогнул. — Госсекретарь и вся его команда погибли под руинами западного крыла отеля «Ларнака». О Господи! Здесь, в Лэнгли, все потрясены... Взрыв чудовищной силы...

— Что случилось? — спросил Варак.

— На Кипре теракт. Взорвали отель «Ларнака». Госсекретарь и вся его команда погибли под развалинами.

— Дайте мне трубку! — Милош Варнак скрипнул зубами. — Мистер Б, как же так? Неужели ваша служба безопасности не удосужилась прочесать подвалы в этом отеле, проверить вентиляционные люки, воздухопроводы?

— Служба безопасности Кипра заявляет, что проверила все, даже отсеки в фундаменте здания.

— Служба безопасности Кипра... Вы что, смеетесь? Там каждый второй Америку терпеть не может! Уму непостижимо! Идиотизм полнейший...

— Мистер А, я ухожу в отставку и предлагаю вам занять мой пост.

— Благодарю, но я с дилетантами никаких дел иметь не желаю! — бросил Варак в сердцах и положил трубку. — Я ухожу, — сказал он, обращаясь к Калейле. — Только что я лишний раз убедился в том, что без Кендрика нам не обойтись. Он бы наверняка распорядился так, как надо! Сдается мне, что кое-кто к нему не прислушивается. Ну все, до завтра!

Милош Варак ушел, плотно прикрыв за собой дверь. И сразу же зазвонил телефон. Калейла была уверена, что это Митчелл Пейтон, так и оказалось.

— Уже ушел! — сказала она.

— Я предложил ему свой пост, а он ответил, что не хочет иметь никаких дел с любителями. У меня какой-то неприятный осадок! Этот Милош, человек со стороны, без каких-либо полномочий, предупреждает нас об опасности, а мы, что делаем мы? Ничего не делаем... А вот год назад Кендрик отправился один в Оман и совершил то, что под силу пяти сотням профессионалов по крайней мере из шести стран. Старость не радость, пора на покой.

— Не выдумывай, перестань сейчас же! — взорвалась Калейла. — Ну, Кендрик, ну, Оман... И что? Всякое бывает... Сегодня повезло, но неизвестно, что будет завтра. И вообще, дядя Митч, запомни на всю оставшуюся жизнь: с тобой мало кто может сравниться. У тебя колоссальный разброс.

— Разброс? Это что еще за зверь?

— Уж будто не знаешь! Для меня, например, очень важен разброс. К твоему сведению, в военном деле эффективность снаряда обычно оценивается по тому, каков разброс осколков при взрыве.

— Ты что, метишь на пост министра обороны?'

— Думаешь, не потяну? Запросто... Наберу себе в штат всяких «кендриков» и вперед! Тем более, скоро уволюсь из твоего ведомства и стану лицом гражданским. А ты, мой дорогой дядюшка, заруби себе на носу, что успех чаще всего приносит стратегия не прямых, а косвенных действий, которые сразу не дают ощутимых результатов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать