Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 113)


— Гринелл не захотел, чтобы я звонил ему, поэтому номера не сообщил.

— Дай мне номер сотового.

Агент ФБР назвал одиннадцать цифр, Варак запомнил.

— Значит, так! Ты мне не нужен, я тебя отпускаю, но, если позвонишь по сотовому, считай, что тебя уже нет в живых. Понял?

— Все понял! Ну, я пошел...

Варак взглянул на свои часы. Он опоздал на встречу со звукооператором. Впрочем, он сейчас быстренько смотается к нему на студию звукозаписи, объяснит, что надо сделать с пленками, сколько копий снять и так далее. Звукооператор — профессионал, все схватывает на лету. А он тем временем на студийной машине сгоняет в аэропорт, найдет там Сандстрема и рассчитается с ним сполна.

* * *

Кендрик крепко спал, когда зазвонил телефон. Спросонья он не сразу сообразил, что происходит. Почему-то долго смотрел в окно, за которым бесновалась метель. Снежные хлопья, подгоняемые ветром, бились снаружи о стекло. Телефон зазвонил снова. Кендрик включил лампу на прикроватной тумбочке, взглянул на часы. Было двадцать минут шестого. Кто это надрывается? Калейла, что ли?

— Да, слушаю.

— Доброе утро, конгрессмен. Атланта трудилась всю ночь напролет, — сказал главный патолог Центральной клинической больницы. — Мне только что позвонили оттуда, и я решил немедленно поставить вас в известность о результатах.

— Благодарю вас, доктор.

— Благодарить не за что. Болезнь серьезная.

— Но ведь не рак!

— Не рак, но и эта болезнь не подарок. В организме мистера Вайнграсса вовсю орудует вирус, склонный атаковать легкие, сгущающий кровь, что ведет к кислородному голоданию.

— И что же, эта болезнь не поддается лечению? После непродолжительной паузы патолог ответил совершенно спокойным тоном:

— В медицине случаи полного выздоровления не описаны. Я знаю только, что в Африке, в районе Касаи, жители забивают скот, сжигают трупы, целые деревни...

— Что мне африканский скот и африканские деревни, если погибает самый дорогой мне человек!

— Я вас понимаю, конгрессмен. Он, наверное, регулярно обедал в каком-нибудь оманском ресторане. Знаете, поставщики мяса — сплошь и рядом из Центральной Африки. Ну и антисанитария в какой-то мере наблюдается. Тарелки, ножи, вилки...

— Нет, доктор! Эммануил Вайнграсс обедал только в самых шикарных ресторанах. В общем, я хочу поделиться с вами своими соображениями — вирус ему занесли, привили как оспу...

— Вы так считаете?

— Да. Доктор, сколько ему осталось?

— Месяц, три, возможно, четыре, но не больше шести.

— Могу я сказать ему, что он пару годиков протянет?

— Можете сказать ему все, что хотите, но вряд ли он вам поверит. Ему дышать тяжело. Кислород должен быть наготове.

— Здесь проблем не будет. Благодарю вас, доктор.

— Мне жаль, что обрадовать вас не могу.

Эван окончательно проснулся. Он метался по номеру, как раненый зверь. Где этот Лайонс, где этот монстр? Пока не найдет мерзавца, не успокоится!

Кендрик пришел в ярость. Ударом кулака он высадил стекло в окне — в комнату ворвались ветер и снег.

Глава 37

Милош Варак приехал в международный аэропорт Сан-Диего загодя. Времени было достаточно, поэтому не составило особого труда отыскать спецсектор, откуда на собственных самолетах либо чартерными рейсами улетали частные лица с тугими кошельками, воротилы высокоприбыльных корпораций — короче, сильные мира сего.

По узким дорожкам, размеченным сплошными, а кое-где прерывистыми, светящимися в темноте линиями, на огромной бетонированной площадке этого комплекса с ангарами, взлетно-посадочными полосами, носились взад-вперед на тарахтящих мопедах и электрокарах полицейские и вооруженные таможенники. Они громко переговаривались по рации с диспетчерскими службами, с федеральными и муниципальными агентами, контролирующими эту зону аэропорта.

Шум и суета оглушали. Варак, озираясь, думал о том, что see пассажиры этого привилегированного сектора проходят строгий досмотр, как простые смертные нормальных терминалов. И самолеты здесь, прежде чем выкатиться из ангара на взлетно-посадочную полосу, подвергаются тщательной проверке. Что ж, все правильно! Терроризм и наркотики — бич планеты.

Напустив на себя сосредоточенный вид, Варак зашагал энергичной походкой к павильону, где элитные пассажиры проходили регистрацию. Он вошел в помещение, отличавшееся повышенной комфортностью, и, подойдя к стойке, за которой миловидная светловолосая служащая в униформе внимательно смотрела на столбцы цифирей на дисплее компьютера, сказал деловым тоном:

— Прошу прощения, мне рекомендовали обратиться к вам. — Он улыбнулся, она кивнула. — На самолет мистера Гринелла полетный лист уже оформлен?

Против ожидания блондинка оказалась на редкость коммуникабельной.

— Вы летите вместе с ним? — спросила она, готовая внести данные Варака в компьютер.

— Нет-нет, я только передам ему кое-какие официальные бумаги.

— Тогда я вам советую пройти к ангару номер семь. Сюда мистер Гринелл редко заглядывает. Обычно он сразу проходит таможенный досмотр, а потом едет к самолету, когда тот выруливает из ангара.

— Если бы вы были так любезны показать...

— Сейчас я вызову электрокар, — прервала его служащая, — и вас доставят туда в одну минуту.

— Благодарю вас, но я лучше прогуляюсь пешочком.

— Как вам угодно, только, пожалуйста, придерживайтесь какой-нибудь одной дорожки, а то у нас чересчур суровая служба безопасности.

— Я законопослушный пешеход, — улыбнулся Варак, — перехожу улицу всегда на зеленый и только в положенном месте.

— Тогда, думаю, с вами будет все в порядке, — вернула улыбку словоохотливая служащая. — Представляете, на прошлой неделе одна поп-звезда из Беверли-Хиллз нагрузилась у нас в баре и тоже захотела пройтись пешочком. Теперь сидит в тюрьме. Здесь, в Сан-Диего...

— За что же это его? Неужели за то, что пешочком?

— Нет, что вы! Просто при нем оказались седативные таблетки.

— А у меня с собой нет даже аспирина!

— Ну, в общем, как выйдете отсюда, сразу поворачивайте направо, дойдете до первой дорожки и снова направо. Там увидите ангар, прямо у края взлетно-посадочной полосы. У мистера Гринелла, скажу я вам, самое лучшее место, жаль только, к нам он не часто заглядывает.

— Мистер Гринелл — сугубо конфиденциальный человек, — заметил Милош Варак.

— Сугубо человек-невидимка, я бы сказала, — вздохнула блондинка.

Выйдя на улицу, Варак сначала как бы застыл в нерешительности, а потом, пока добирался до первой дорожки, взмок от напряжения. Он вертел головой направо-налево, а электрокары с мотороллерами то, будто сговорившись, неслись прямо на него, то вдруг замедляли движение и едва ползли.

Однако он все равно сумел увидеть то, что хотел. Справа, за шеренгой ангаров, светились верхушки полосатых столбиков, намертво зацементированных в бетоне, по краям запасной взлетно-посадочной полосы, а слева, там, где заканчивалась территория частного сектора аэродрома, ничего не было, кроме высокой, по пояс, травы. Отлично! Выполнит что задумал

— и сразу сюда, в эти густые травянистые заросли.

Самолет Гринелла стоял в ангаре. Огромные ворота были распахнуты настежь. Варак огляделся. Действительно, удобное расположение. Служащая за стойкой регистрации разумная девица. В самом деле, получил разрешение на полет, выкатывай свой самолет хоть в эти двери, хоть в те, взлетай, и с Богом! Вернее, с КДП, то бишь с командно-диспетчерским пунктом, который тебе обеспечивает комфортный взлет, без задержек и проволочек. Никаких помех! Кое-каким толстосумам удача способствует в большей степени, чем он считал.

Двое охранников в униформе частной охранной фирмы стояли возле серебристого реактивного самолета корпорации «Рокуэл интернэшнл». Милош окинул охранников взглядом. Нет, он не ошибся! Униформа на них не федеральная и уж точно не муниципальная. А тот, что справа, здоровенный малый! Плечи широченные, талия на уровне плеч... Разжиться бы такой униформой — считай, полдела сделано. Стрелять с близкого расстояния всегда надежнее... Чтобы сомнения не мучили! Попал — не попал...

А самолетик что надо! Должно быть, с минуты на минуту эта металлическая птичка вспорхнет своими серебряными крылышками и взмоет в ночное небо.

Варак направился к ближним воротам. Охранники мгновенно преградили ему дорогу.

Здоровенный охранник оказался справа от него, а второй — недомерок какой-то, доходивший Вараку лишь до плеча, — встал слева.

— Что вам нужно? — спросил верзила.

— Кое-что, о чем, по правде говоря, не всякому расскажешь, — ответил Варак вкрадчивым голосом, стараясь выглядеть любезным и приветливым.

— Вы давайте не темните, говорите прямо, что вам здесь понадобилось! — вмешался второй охранник.

— Что мне здесь понадобилось, чуть позже выясните у мистера Гринелла, а мне поручено переговорить с определенным человеком, способным передать мистеру Гринеллу кое-какую информацию, как только он появится.

— По-моему, заливает, — сказал недомерок своему напарнику.

Тот пожал плечами.

— А что, на самолете уже был досмотр? — спросил Варак как можно любезней.

— Во-первых, это вас не касается, но, если вы собираетесь вручить шефу наличность или бумаги, скажем, тогда непременно надо заявить об этом на таможне. Если сокрытие, скажем так, выйдет наружу, шеф нам накрутит хвосты, мало не покажется. Понятно?

— Вполне. У меня, правда, нет ни наличности, ни каких-то там бумаг с документами, а всего несколько слов, которые мне поручено ему сообщить.

— Ну, где эти ваши слова? Говорите... — опять встрял недомерок.

— Ему вот скажу, — Милош кивнул на верзилу, — а вам поостерегусь.

— Что так? — прищурился недомерок. — Тот, кого вы выбрали, не отличается резвостью мысли, — добавил он, понизив голос.

— Тут уж я, как говорится, пас, — развел Милош руками. — Меня уполномочили переговорить именно с ним.

— Вот всегда так! — Недомерок сплюнул. — Пашешь, вкалываешь по-черному...

— Пожалуйста, пойдемте со мной, — обратился Милош к охраннику, стоявшему справа от него. — Вон туда! — Он махнул рукой в сторону запасной полосы со светящимися столбиками. — Наш разговор я запишу на магнитофон, но, конечно, желательно, чтобы никого не было поблизости, а то нынче все любопытные очень, норовят сунуть свой нос куда не просят...

— Чего это вы все наворачиваете, лепите дурню какую-то, — не унимался недомерок.

«Вишь Наполеон выискался! — подумал Варак. — Все недомерки такие, хвост распушат, только держись».

— Я готов, идемте! — сказал верзила.

— Мистер, не знаю как вас там, — недомерок дернул напарника за рукав, — через пару минут появится шеф, ему и расскажете...

— Мы с ним в жизни никогда не встречались, а я всегда придерживаюсь одного золотого правила. Сказать какого?

— Ну?

— Никогда не делай того, чего никогда не делал.

— Умора... — усмехнулся недомерок. — Так ведь можно всю жизнь прожить, ничего не делая.

— Попробуй! — бросил ему Варак через плечо. — Вот туда! — обратился он к верзиле, кивнув в сторону ближайшего ангара.

Как только они завернули за угол, Милош поднес ко рту охранника сложенную горстью ладонь левой руки и сказал:

— Сюда будете говорить. Хорошо?

— Да, мистер!

Это были его последние слова, которые он произнес в этот вечер.

Варак опустил левую руку чуть ниже, охранник нагнулся.

Милош задержал дыхание.

Ну вот, наступил момент, о котором каждый самбист мечтает! Свое правое колено доверчивому дурачку к подбородку, разгиб, и его голову резко вниз... Ребром ладони с маху по шее, ногой в дых... Обе кисти замком в кулак — и ему по загривку!

Охранник упал.

Совсем классная ситуация! Удар по загривку уже ногой...

Охранник лежал и не двигался.

Спустя полторы минуты Варак в униформе частной охранной фирмы ждал прибытия Гринелла.

Черный лимузин подкатил к ангару тридцатью секундами позже. Недомерок бросился к машине, распахнул заднюю дверцу. Показался человек, которого Милош никогда не видел, но сразу понял, что это Крейтон Гринелл.

— Пламенный привет шефу! — хохотнул охранник. — А мы тут в раздрызге. Меня ваш посыльный наладил, вернее, сказал, будто вы однозначно распорядились насчет Бенни. Одним словом...

— Заткнись, идиот! — оборвал его Гринелл. — Почему самолет до сих пор в ангаре? Мне сказали, что досмотр уже был. Почему, я спрашиваю, самолет не на полосе?

— Понимаете, из КДП звонили, что пилот задерживается. Правда, не я, а Бенни подходил к телефону. Он же дуб, он же тупой... Теперь вот с вашим знакомым балакает...

— Какой знакомый? Что ты мелешь? Быстро самолет на полосу, я тороплюсь... Водитель, вы в состоянии выкатить самолет из ангара? — обратился он к шоферу.

— Думаю, да! — ответил тот. — Доводилось.

— Тогда поторопитесь! Я заплачу. Времени в обрез. Водитель выскочил из лимузина. Гринелл и охранник помчались следом за ним в ангар.

Варак быстро подбежал к лимузину, распахнул переднюю дверцу и скользнул внутрь.

— Охранник, где вы, черт возьми, пропадаете? — обрушился на него Эрик Сандстрем с заднего сиденья.

— Привет, профессор! — тихо сказал Милош Варак. — Куда путь держим?

— Это вы?! — Сандстрем схватился за ручку дверцы.

— Спокойно, профессор, без вибра! — улыбнулся Варак. — Всего пара вопросов, и вы свободны. Что искал посыльный Гринелла в кабинете у Ардис Ванвландерен? Точнее, у нее в письменном столе? Отвечайте!

— Я не в курсе.

— А если подумать?

— Возможно, приходно-расходную тетрадь. Я знаю, что свои траты она не раз обсуждала с Гринеллом, но не уверен.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать