Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 38)


— За этот разговор заплатят, — уверила она оператора и назвала номер, воспользоваться которым должна была лишь в случае крайней необходимости.

Голос за восемь тысяч километров от нее был резким и недовольным.

— Меня зовут Калейла. Вы тот, с кем я должна связаться, как полагаю.

— Он самый. Оператор сказал — Бахрейн. Вы подтверждаете это?

— Да. Он здесь. В течение нескольких часов я была с ним.

— Какие новости?

— Между одиннадцатью тридцатью и двенадцатью возле мечети Джума на улице эль-Калифа должна состояться встреча. Я должна быть там. Он не подготовлен. Он не справится.

— Ну уж нет, леди!

— Он ребенок, когда речь заходит об этих людях! Я способна помочь!

— И вовлечь в историю нас, что совершенно недопустимо, вы это знаете не хуже меня. Лучше держитесь подальше!

— Я думала, вы говорили... Могу ли я сообщить вам то, что считаю крайне негативным в этой операции?

— Не желаю ничего слушать. Не суйте свой нос, ясно? Калейла поморщилась, услышав частые гудки. Фрэнк Свонн из Вашингтона, округ Колумбия, бросил трубку.

— "Араду" и «Тилос»? Да, знаю, где это, — сказал Эммануил Вайнграсс своему собеседнику, с которым говорил по телефону в кабинете здания аэропорта в Мухарраке. — Т. Фарук и Стрикленд. Боже, поверить не могу, чтобы этот пьяница из Каира... Прошу прощения, да, разумеется, больше почтения... Продолжай. — Вайнграсс записывал информацию, которую из Маската передавал ему султан.

Все больше и больше Вайнграсс проникался к нему уважением. Он знал людей вдвое старше Ахмата, имеющих опыт втрое больше, которые не справились бы с ситуацией, с какой столкнулся султан Омана. Но западная печать не поднимала вопрос о мужестве этого человека, пускавшегося в рискованные предприятия, грозящие лишить его не только трона, но, возможно, и жизни. — Хорошо, я все записал... Послушай-ка, приятель, ты поразил меня. Ты стал настоящим мужчиной. Я понимаю, ты, конечно, всему этому мог научиться у меня.

— У тебя я научился одному, Мэнни: принимать вещи такими, какие они есть, и не искать отговорок. Не важно, о чем идет речь, о плохом или хорошем, сказал ты мне. Ты говорил, человек вполне может примириться с поражением, но не с отговорками, которые лишили его права совершить ошибку. Прошло достаточно много времени, прежде чем я это понял.

— Прекрасно, молодой человек. Передай мудрость своему малышу, появление которого ты ожидаешь в самом скором времени. Если хочешь, назови это поправкой Вайнграсса к десяти заповедям.

— Но, Мэнни...

— Да?

— Будь добр, не надевай свои желтые или в красный горошек «бабочки» в Бахрейне. Они слишком... яркие, понимаешь?

— Ну вот, теперь ты мой портной... Я буду поддерживать с тобой связь. Пожелай нам всем удачной охоты.

— Да, мой друг, искренне желаю. Больше всего я хочу сейчас быть рядом с тобой.

— Я знаю. Был бы я здесь, если б этого не знал — равно как знает и наш друг. — Вайнграсс повесил трубку и повернулся к шестерым мужчинам. Они расположились кто где: на столах, стульях, кто-то проверял оружие, кто-то батарейки в радиопередатчиках, но все внимательно прислушивались к словам пожилого человека. — Мы разделимся, — сказал он. — Бен-Ами и Серый пойдут со мной в «Тилос». Синий, ты с остальными отправишься в «Араду»... — Мэнни внезапно замолчал и зашелся сильнейшим кашлем.

Мужчины переглянулись между: собой, никто из них не шевельнулся, чувствуя, что Вайнграсс отвергнет любое предложение о помощи. Одно было ясно всем: перед ними умирающий человек.

— Воды? — предложил Бен-Ами.

— Нет, — хрипло ответил Мэнни. — Проклятая простуда, мерзкая французская погода... Так, на чем мы остановились?

— На том, что я должен отправиться с остальными в отель «Араду», — ответил Иаков, кодовое имя Синий.

— Оденьтесь поприличнее, иначе вас и на порог не пустят. Здесь, в аэропорту, есть магазины. Купите хотя бы пиджак, этого уже будет достаточно.

— Но это наша рабочая одежда, — возразил Черный.

— Сложите ее в пластиковый пакет, — посоветовал Вайнграсс.

— Что мы будем делать в «Араду»? — Синий поднялся со стола, на котором сидел.

Мэнни бросил взгляд на свои записи, затем поднял глаза на Синего:

— В номере 201 остановился человек по имени Азрак.

— "Синий" в переводе с арабского, — проговорил Красный, бросив взгляд на Иакова.

— Один из организаторов конфликта в Маскате, — сказал Оранжевый. — Говорят, он возглавил отряд, который взорвал кибуц «Теверия» неподалеку от Галилеи, убив тридцать два человека, среди которых были и дети.

— Он заминировал три селения на Западном берегу, — добавил Серый, — и взорвал аптеку, написав на стене «Азрак». После взрыва обломки стены собрали и увидели это имя Азрак. Я видел его по телевизору.

— Свинья, — не сдержался Иаков. — Когда окажемся в «Араду», что будем делать? Принесем ему чай с печеньем или сразу наградим медалью за заслуги перед человечеством?

— Все, что вам надо, — это не попадаться ему на глаза! — резко осадил его Вайнграсс. — И не выпускать его из виду. Двое из вас займут соседние номера, чтобы наблюдать за дверью. Никаких отлучек, ни за стаканом воды, ни в туалет, следить за дверью постоянно. Двое других останутся на улице, один займет пост возле центрального входа, другой — у служебного. Поддерживайте друг с другом связь. Сообщения должны быть короткими, предпочтительно из одного слова и на арабском. Если он покинет номер, следуйте за ним,

только ни в коем случае не дайте ему заподозрить, что за ним установлена слежка. Не забывайте, он подготовлен не хуже вас, и для него, как и для вас, главное — выжить.

— И как это следует понимать? Если он решит отправиться на частную вечеринку, нам что, сопровождать его? — не скрывая сарказма, проговорил Иаков. — И это ваш план?

— План придет от Кендрика, — не обратив на этот раз внимания на оскорбление, ответил Мэнни. — Если он у него есть, — добавил он с сомнением в голосе.

— Что?! — Бен-Ами вскочил со стула, не столько взбешенный, сколько изумленный.

— Если все пойдет как надо, он встретится с арабом в десять часов. С его помощью Кендрик надеется вступить в контакт с одним из агентов Махди, с человеком, который либо приведет их прямо к нему, либо сообщит имя того, кто сможет сделать это вместо него.

— На каком основании? — допытывался Бен-Ами.

— Ну, в общем, основание есть. Люди Махди думают, что возникла экстренная ситуация, но, в чем проблема, они не знают.

— Дилетант! — не сдержался Красный. — Да там же все будет напичкано людьми и оружием! Какого черта мы здесь делаем?

— Вы здесь затем, чтобы расчистить место и от людей, и от оружия! — прокричал Вайнграсс в ответ. — Если считаете, что я должен объяснить вам, что искать, отправляйтесь снова к бойскаутам в Тель-Авив! Вы следите, вы защищаете, вы ликвидируете плохих парней. Вы расчищаете путь этому самому дилетанту, который ставит на карту свою жизнь. Махди — ключ к разгадке, и, если вы до сих пор этого не поняли, боюсь, мозги подарить я вам не могу. Одно слово Махди, предпочтительно под дулом пистолета, — и безумию в Омане конец.

— Разумно, — сказал Бен-Ами.

— Это лишено всякого смысла! — воскликнул Иаков. — Предположим, ваш Кендрик встретится с Махди. Что он сделает? Что он ему скажет? Да его пристрелят, едва он появится!

— И это разумно, — согласился Бен-Ами.

— Идиоты! — Мэнни вышел из себя. — Вы что, думаете, мой сын олух? Он сумел построить здесь целую империю. Как только у него появится что-то конкретное — имя, место, организация, он тут же свяжется в Маскате с нашим общим другом султаном, свяжется с американцами, французами, с любым, у кого есть интересы в Омане, действовать будут они. Их люди в Бахрейне подобрались уже близко.

— Разумно, — снова проговорил Бен-Ами.

— Вполне, — согласился Черный.

— А что будете делать вы? — спросил притихший, но все еще не желающий сдаваться Иаков.

— Займусь отловом жирной лисицы, успевшей перетаскать немало кур из курятника, которую никто и не подозревал! — ответил Вайнграсс.

* * *

Кендрик распахнул глаза. Его разбудил подозрительный звук, не имеющий ничего общего с шумом города за окнами. Шорох раздался определенно в комнате, где-то рядом. Калейла? Нет, это была не она. Она исчезла. Он взглянул на примятую подушку и вопреки здравому смыслу почувствовал сожаление, что ее нет рядом. Несколько часов, проведенные с ней, были пропитаны теплом, не будь этого, не было бы их близости.

Который час? Он повернул запястье — черт! Она же забрала его часы! Кендрик перекатился к краю кровати и спустил ноги на пол, не заботясь о том, чтобы простыня прикрывала его наготу. Внезапно почувствовал, что ступня коснулась чего-то твердого. Он взглянул на белоснежный ковер и моргнул. Все, что находилось в его карманах, лежало возле кровати, все, за исключением пачки сигарет, которых ему сейчас крайне не хватало. В поле его зрения попал листок бумаги на прикроватном столике, он взял его.

«Полагаю, мы были добры друг к другу, когда оба нуждались в этом. Никаких сожалений, кроме одного. Я больше не увижу тебя. Прощай!»

Ни подписи, ни адреса, ничего...

Он едва разбирал написанные мелким почерком буквы. Солнце садилось. Он поднял часы. Семь пятьдесят пять. Значит, он проспал почти четыре часа. Эван почувствовал, что живот подводит от голода. Он много путешествовал и один урок усвоил хорошо: никогда не отправляться в дальний путь на пустой желудок. Охранник, сказала она, за дверью. Эван сдернул с постели простыню, обернул вокруг себя и подошел к двери. На полу лежал конверт. Так вот что это был за звук: под дверь подсунули конверт, только тому, кто пытался это сделать, плохо это удавалось — слишком толстый ковер препятствовал скольжению. Эван поднял конверт, открыл его и достал листок бумаги. Список из шестнадцати имен, адресов и телефонных номеров. Макдоналд! Телефонные звонки, который он сделал в Бахрейне. Он подобрался еще на один шаг ближе к Махди!

Эван открыл дверь, перекинулся приветствиями на арабском с охранником.

— Вы уже проснулись, сэр? Вас велели не тревожить до восьми тридцати.

— Я буду вам крайне благодарен, если принесете мне что-нибудь поесть. Женщина сказала, здесь есть кухня.

— Конечно, сэр, все, что пожелаете.

— Все, что найдется. Мясо, рис, хлеб... и молоко. Я бы очень хотел молока. И все как можно скорее, если не трудно.

— Разумеется, сэр. Я быстро! — Охранник повернулся и побежал через холл к лестнице.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать