Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 45)


— Только не вздумай играть со мной в игры, мразь... Ладно, по рукам.

— Нет! — Серый, выхватив нож, подскочил к Махди и, вцепившись в складки белой одежды, прижал его голову к столу. — Никаких сделок не будет. Сейчас на карту поставлена только твоя жизнь! — Серый полоснул лезвием ножа по щеке Махди в опасной близости от глаза.

Тот вскрикнул. Струйка крови обагрила его щеку и закапала в открытый рот.

— Звони сейчас, иначе лишишься глаза, сначала одного, потом другого! А после тебе уже будет все равно, где окажется мой нож в следующую очередь, потому что ты этого уже не увидишь! — Серый схватил телефонный аппарат и опустил его рядом с окровавленной головой. — Вот твоя сделка, подонок! Назови номер. Я сам наберу, чтобы убедиться, что это аэродром, а не какой-нибудь склад. Говори, живо!

— Нет, не могу!

— Ну что ж, начнем, пожалуй.

— Нет! Нет никакого ни самолета, ни аэродрома!

— Лжешь!

— Нет! Не сейчас, это произойдет немного позже.

— Прощайся с глазом, лжец!

— Он здесь! Господи, остановитесь! Он здесь!

— Где? — Мэнни подбежал к столу.

— В западном крыле... В холле справа есть лестница, он в кладовке, под самой крышей...

Больше Вайнграсс слушать его не стал. Он выбежал из комнаты и настолько громко, насколько мог, принялся звать:

— Эван! Эван!..

Должно быть, у него галлюцинации, подумал Кендрик. Голос человека, бесконечно дорогого ему, звал его, придавая мужества. Синдром заключенного, решил он и поднял глаза к маленькому оконцу. Луна почти скрылась из виду, холодный свет померк. Увидеть луну еще раз ему уже не удастся. Скоро его уделом будет кромешный ад.

— Эван! Эван!!!

Как это похоже на Мэнни. Он всегда оказывается рядом, когда так необходим. Вот и сейчас явился, чтобы придать сил, успокоить. «О Господи, Мэнни! Я все-таки послушался тебя. Я вернулся и нашел его. И другие найдут, я уверен в этом. Надеюсь, ты будешь хоть немного гордиться мною...»

— Черт тебя дери, Кендрик! Где ты?

Этот голос определенно не галлюцинация! Как и стук шагов на лестнице и других шагов, совсем рядом! Господи, неужели он уже умер?

— Мэнни! — слабым голосом крикнул он.

— Здесь! Вот эта дверь! Давайте, здоровяки, ломайте! Дверь, словно под натиском урагана, распахнулась.

— Сынок! — воскликнул Эммануил Вайнграсс, видя поднявшегося ему навстречу Кендрика. — Разве уважающие себя конгрессмены так себя ведут? Я думал, что сумел научить тебя!

Со слезами на глазах отец и сын обнялись.

* * *

Они собрались в гостиной Хасана, в доме на окраине города. Бен-Ами подсел к телефону после того, как Вайнграсс наконец закончил разговор с султаном Омана. За большим столом в столовой сидели семь официальных лиц, представляющих правительства Бахрейна, Омана, Франции, Великобритании, Западной Германии, Израиля и Организации освобождения Палестины. По общему согласию представителей Вашингтона не было, учитывая тайное участие в операции одного из конгрессменов США. Эммануил Вайнграсс сидел за столом между представителями Израиля и ООП.

Эван и раненый Иаков расположились в креслах, как пострадавшие больше других.

— Я думал над вашими словами, произнесенными в «Араду». — Я надеялся на это.

— Сделать то, о чем вы говорили, крайне трудно. Мы через многое прошли — не сам я, конечно, но наши матери, отцы, деды...

— И многие поколения до них, — добавил Эван. — Ни один здравомыслящий человек не станет этого отрицать. Однако палестинский народ не несет ответственности за многочисленные погромы или холокост, но в современном мире, исполненном чувства вины — чувства более чем естественного, они стали новыми жертвами, сами не понимая почему.

— Я знаю. — Иаков кивнул. — Я слышал, что говорили фанатики на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Я слушал, что говорил Меир Каханес, и мне стало страшно.

— Страшно?

— Еще бы! Они говорили так же, как и наши преследователи много веков назад. И еще, они продолжают убивать. Два моих брата погибли, как и неисчислимо много других людей.

— Кровопролитию должно когда-нибудь положить конец. Ведь это совершенно бессмысленно.

— Мне надо подумать.

— Это только начало.

Мужчины, сидевшие за столом, внезапно стали подниматься. Легкий кивок головы коллегам на прощанье, и один за другим они направились каждый к ожидавшей их машине, не обращая внимания на других людей, присутствовавших в доме. Хозяин дома, Хасан, появился в арке гостиной и заговорил, однако первые его слова были заглушены сильным кашлем, которым разразился Вайнграсс. Эван хотел было встать, чтобы помочь другу, однако Иаков остановил его, удержав за руку. Мужчины обменялись взглядами, и Эван понял все без слов.

— Американское посольство в Маскате будет освобождено через три часа, террористам будет позволено сесть на корабль, принадлежащий Сахибу-эль-Фарраххалифу.

— А что произойдет с ним самим? — спросил Кендрик.

— Ответ на этот вопрос будет дан в этой, и только в этой, комнате. Королевский дом просил проинструктировать вас о том, что информация не должна выйти за пределы этих стен. Надеюсь, всем понятно?

Мужчины закивали головами.

— Сахиб-эль-Фарраххалиф будет казнен без суда и следствия, поскольку его преступления против человечества настолько чудовищны, что не позволяют ему рассчитывать на милость правосудия. Мы поступим с ним так, как считаем нужным.

— Могу я сказать пару слов? — спросил Бен-Ами.

— Конечно, — кивнул Хасан.

— Меня и моих коллег ждет самолет,

вылетающий в Израиль. Специальный самолет предоставлен эмиром, поскольку ни у одного из пассажиров нет при себе необходимых бумаг. Мы должны быть в аэропорту через час. Примите наши извинения за чересчур поспешный уход. Прошу вас, джентльмены.

— Простите и вы нас, — проговорил Хасан, — за то, что не смогли выразить вам свою признательность.

— У вас есть виски? — спросил его Красный.

— Все, что пожелаете.

— Перелет длинный, а я до смерти боюсь летать.

Эван и Вайнграсс сидели в гостиной Хасана, ожидая инструкций от перепуганного американского посла, которому разрешили связаться с ними только по телефону. Двое друзей словно и не разлучались — безалаберный ученик и строгий учитель снова были вместе. Только теперь роли лидера и ведомого поменялись — ученик говорил, а учитель слушал.

— Ахмат сейчас, должно быть, вне себя от счастья, — произнес Эван, сделав глоток бренди.

— Есть два обстоятельства, которые не позволят ему слишком высоко оторваться от земли.

Эван вопросительно посмотрел на Вайнграсса.

— Некая группа людей мечтает избавиться от него, отправить назад в Соединенные Штаты, потому что считают, будто он слишком молод для того, чтобы управлять делами. Он зовет их своими высокомерными князьями-торговцами. Он собирается пригласить их во дворец, чтобы вправить им мозги.

— Это одна проблема, а другая?

— Существует еще одна шайка, которая в случае необходимости и посольство не погнушалась бы взорвать, лишь бы вернуть себе страну. Спятившие вояки. Именно их нанял Отдел консульских операций Госдепартамента.

— Что он собирается с ними сделать?

— Да ничего, если, конечно, ты не хочешь, чтобы твое имя прокричали со всех минаретов. Попытайся он угрожать им, и они обвинят его в связи с Госдепартаментом США, и все бедствия на Ближнем Востоке будут иметь совсем другую причину.

— Ахмат найдет выход.

— Есть еще одно дело, которое ему придется взять в свои руки. Он должен взорвать небезызвестный корабль и уничтожить все отребье, что поплывет на нем.

— Нет, Мэнни, это не выход. Кровопролитие будет продолжаться снова и снова.

— А вот и ошибаешься! — возразил Вайнграсс. — Всем, кто пожелает следовать их примеру, необходимо преподать урок. Эти мерзавцы должны знать цену, которую им придется заплатить! — Мэнни внезапно побагровел и зашелся в сильнейшем приступе кашля, сотрясаясь всем телом.

Эван участливо тронул старого друга за плечо.

— Поговорим как-нибудь потом, — сказал он, когда Мэнни немного успокоился. — Я хочу, чтобы ты поехал со мной.

— Это из-за моего кашля? — Вайнграсс покачал головой. — Обычная простуда. Промозглая погода во Франции, знаешь ли, только и всего.

— Я вовсе не об этом, — солгал Кендрик, как он надеялся, убедительно. — Ты мне нужен.

— Зачем?

— Я собираюсь запустить несколько проектов, и мне понадобятся твои советы. — Это была очередная ложь, еще менее убедительная, поэтому Эван добавил: — К тому же я собираюсь полностью переделать свой дом.

— Ты же буквально только что его построил.

— На меня навалилась такая масса дел, что проследить за строительством просто не было времени. Это ужасно, я не успеваю сделать и половины того, что должен, не говоря уже о горах и озерах.

— Да, с ландшафтным дизайном у тебя всегда были нелады.

— Мне очень нужна твоя помощь. Пожалуйста.

— У меня дела в Париже. Надо послать деньги. Я дал слово.

— Пошли мои.

— А если я скажу, что мне понадобится миллион?

— Да хоть десять. Я здесь, а не в утробе у какой-нибудь акулы. Я не хочу уговаривать тебя, но ты мне и в самом деле нужен.

— Ну, может, погощу у тебя недельку или две, — буркнул пожилой человек. — Пойми, меня в Париже ждут.

— Ну конечно, город просто обеднеет — в буквальном смысле, — если ты перестанешь просаживать деньги в казино, — с улыбкой проговорил Эван.

— Что?

К счастью, в этот-момент зазвонил телефон, избавляя Эвана от возмущенных нотаций друга. Это был посол.

— Я человек, с которым вы никогда не встречались и никогда не говорили, — сказал Эван в трубку телефона-автомата на авиабазе Эндрюс. — Я собираюсь в горы, буду спускаться по горным рекам, чем и занимался последние пять дней. Это понятно?

— Понятно, — ответил Фрэнк Свонн, директор Отдела консульских операций Госдепартамента США. — Я даже не буду пытаться благодарить вас.

— Не надо.

— И хотел бы, да не знаю вашего имени.

* * *

"Степень защиты максимальная

Перехват не засечен

Приступайте".

Человек склонился над клавиатурой. Глаза у него лихорадочно блестели, несмотря на явные признаки физического истощения. Он не спал вот уже почти сорок восемь часов, ожидая развития событий в Бахрейне. Связь на некоторое время была прервана. Теперь, как он полагал, небольшая группа людей из Госдепартамента и ЦРУ может вздохнуть спокойно, но только теперь, и не секундой раньше. Они все с замиранием сердца следили за происходящим. Развязка представлялась неясной. Теперь все закончилось, объект уже в воздухе. Он выиграл. Человек за компьютером продолжал вводить данные:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать