Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 7)


— Сэр! Сэр, мы приехали...

— Что? Что вы сказали?

— Вот ваш дом, сэр, — повторил водитель. — Вы заснули... Время поджимает.

— Нет, сержант, я не спал, а в остальном вы правы. — Кендрик распахнул дверь. — Буду минут через двадцать. А давайте-ка и вы со мной! Пара бутербродов и чашка кофе не помешают...

— Спасибо, сэр! Лучше подожду вас в машине.

— Почему же?

— Вы из «Огайо-4-0». Предельная бдительность, сэр!

* * *

Человек плотно прикрыл за собой дверь. В полной темноте направился к столу с медной лампой. Зажег ее. Пересек комнату. Сел перед компьютером. Включил его. Ввел код. На дисплее появились слова. Из ярко-зеленых букв...

"Уровень безопасности максимальный

Перехват не засечен

Приступайте".

Он стал вводить данные:

"Все пришло в движение. Объект уже в пути. Я, безусловно, не в состоянии предугадать препятствия, которые ему придется преодолевать, равно как и его победу или поражение. Я лишь знаю, что у него уникальный опыт. Когда-нибудь мы научимся учитывать «человеческий коэффициент», или КПД личности, но это произойдет не скоро. Однако если он не погибнет, если ему удастся выжить, это будет феноменально, так сказать, игра природы.

Я уже просчитал сотни вариантов развития событий, проинформировал узкий круг заинтересованных лиц по экстренной модемной связи. Для моей оргтехники это детская игра".

Глава 3

Расчетное время полета от авиабазы Эндрюс[9] до базы ВВС США на Сицилии семь часов с небольшим. Прибытие намечалось на пять утра по римскому времени, в восемь — по оманскому, с поправкой плюс-минус три часа в зависимости от воздушных средиземноморских потоков и свободных коридоров.

Они взлетели над Атлантикой в полной темноте на военном самолете F-106 «Дельта».[10]

За кабиной пилота располагался небольшой салон с парой кресел и откидными столиками. Подсветка с потолка позволяла направить луч света под необходимым углом и в нужном направлении. Кендрик сразу углубился в чтение распечатки файла «Огайо-4-0». Прочитав страницу, вернул ее молодому человеку слева от себя и получил следующую.

На ознакомление с информацией, касающейся ситуации в Маскате, ушло два часа двенадцать минут. Кендрик был готов начать все сначала, когда его сосед слева, назвавшийся референтом Государственного департамента, произнес:

— Сэр, а не заморить ли нам червячка?

— Неплохая мысль! — Кендрик потянулся. — Откровенно говоря, здесь не очень удобно.

— А я, к примеру, и не ожидал удобств, — заметил темноглазый, приятной наружности референт. Эван покосился на него:

— Не хочу вас задеть, но для засекреченной операции Госдепа вы мне кажетесь слишком молодым. Вам, по-моему, еще и тридцати нет.

— Во-первых, сэр, слишком молодым быть нельзя, можно быть только слишком старым, и, во-вторых, годы не деньги, чего их считать.

— Один — ноль в вашу пользу, — улыбнулся Кендрик.

— А в-третьих, сэр, — добавил референт без улыбки, — я отличный специалист.

— В какой области?

— Прошу прощения, сэр, не имею права раскрывать служебную тайну. Думаю, нам пора перекусить.

— Перекусить — это прекрасно. А как насчет выпить?

— Полный порядок! — Референт дал знак стюарду в форме капрала сухопутных войск и шлемофоне. Тот подошел.

— Канадский виски со льдом, а мне бокал белого вина.

— Канадский? — Кендрик наморщил лоб.

— Да, а что? — улыбнулся референт. — Вы же канадский любите.

— Похоже, вы не теряли времени!

— Как обычно! — Референт кивнул стюарду, тот пошел к бару. — Еда у нас не экстракласс, в смысле — не деликатесы. Это по причине урезанного финансирования Пентагона. Однако в связи с лоббированием в интересах производителей аграрного сектора мы сейчас будем уплетать за обе щеки свиную вырезку и спаржу под голландским соусом.

— Существенное урезание средств?

— Все из-за лоббистов, сэр! — прыснул референт. — А на десерт «Печеная Аляска»!

— А это что за фрукт?

— А это, сэр, торт-безе с мороженым! Стюард принес на подносе напитки, а сам кинулся к пульту, где загорелась красная лампочка.

— Ваше здоровье, сэр! — Референт поднял свой бокал.

— Ваше здоровье! — сказал Кендрик. — А у вас есть имя?

— Выбирайте любое, сэр.

— Вот те раз! «Джо» годится?

— Нормально, сэр.

— Приятно познакомиться, Джо. Поскольку вам наверняка известно, кто я и что я, называйте меня по имени.

— В другой раз, сэр. Не сейчас...

— А сейчас я что, без имени?

— Без имени, сэр. В соответствии с легендой, вы шифровальщик по фамилии Аксельрод и летите в Джидду, в наше посольство. Вообще-то фамилия Аксельрод — в основном для пилота. Если кто-то захочет к вам обратиться, должен сказать «сэр».

— Доктор Аксельрод, пройдите в кабину пилота, — сказал стюард.

Референт побледнел.

— Хорошенькое дело! — хмыкнул Кендрик. — Я, оказывается, доктор.

— Доктор наук, надо думать, сэр, — выпалил Джо на одном дыхании.

— Обалдеть! — произнес Кендрик вполголоса. — Капрал, а в чем, собственно, дело? — обратился он к стюарду.

— С вами хочет поговорить командир, сэр! Пожалуйста, следуйте за мной, сэр.

— Вы оказались правы, юноша Джо, — сказал Кендрик, поднимаясь. — Стюард все-таки дважды назвал меня «сэр».

— А мне это не понравилось, — отозвался референт. — Все контакты с вами во время полета только через меня!

— Собираетесь учинить разнос?

— Не собираюсь, сэр. Пилот, вероятно, желает познакомиться поближе со своим спецгрузом.

— С чем, с чем?

— Проехали, доктор Аксельрод! Уясните только, что никакие решения во время полета не должны приниматься без моего одобрения.

— А вы, оказывается, крутой парень...

— Самый крутой, конгр... доктор Аксельрод! Кроме того, я не юноша...

— Мне передать ваши претензии командиру корабля?

— Передайте, что я оторву ему оба крыла и яйца, если это повторится...

— Я последним входил в самолет и не видел его, но полагаю, он в ранге бригадного генерала.

— Для меня он в ранге дерьма.

— Ничего себе! Разборка между службами на высоте двенадцати тысяч метров. Не скажу, что одобряю, но...

— Сэр! — вмешался стюард.

— Иду, капрал!

На приборной доске самолета F-106 «Дельта» вспыхивали зеленые и красные огоньки, светились циферблаты и цифры на них. Первый и второй пилоты сидели впереди, штурман — справа. У него на левом ухе висел

головной телефон, он не отводил взгляда от дисплея компьютера.

Эвану пришлось пригнуться, чтобы одолеть пару метров в этом крохотном отсеке.

— Генерал, вы хотели меня видеть?

— Может, и хотел бы, доктор Аксельрод, да не могу! — бросил командир корабля, не отрывая глаз от приборов. — Тут для вас сообщение кое от кого на букву "С". Есть среди ваших знакомых кто-либо на букву "С"?

— Есть, — ответил Кендрик, соображая, что это наверняка Свонн из Госдепа. — А в чем дело?

— Дело в глубокой заднице, — гаркнул бригадный генерал, — а я там никогда не совершал посадку! Поди знай, какая у этих макаронников посадочная полоса.

— Но ведь это наша авиабаза! — возразил Эван Кендрик.

— База, маза, шмаза!.. — взорвался пилот. Второй пилот покачал головой.

— Приказано садиться на Сардинии! Не Сицилия, а Сардиния... Определенно запорю двигатели! Да я и аэродром не найду...

— Почему поменяли курс, хотел бы я знать? — спокойно спросил Кендрик. — Для этого должна быть веская причина.

— Вот и объясните мне, если вы такой умный! Шпионы говенные...

— Где сообщение?

— Вот, пожалуйста! — Пилот стал читать: — «Изменение курса. Джидда исключается. ВОСы под наблюдением...»

— Минуточку! — сказал Кендрик. — ВОСы под наблюдением... Это как понимать?

— Как написано, так и надо понимать.

— Мне непонятно! — Кендрик повысил голос.

— Прошу прощения, забыл, что вы гражданский. Эта фраза означает, что военные самолеты, совершающие посадку на Сицилии, под наблюдением.

— Почему Джидда исключается? Это ведь Саудовская Аравия!

— Потому что эти ублюдки арабы навалили в портки с какого-то перепугу и отказываются нас сажать.

— Генерал, не все арабы ублюдки, — возразил Кендрик.

— Я читаю роман на досуге, и там именно так написано.

— Значит, этот роман — дрянь! А вас я попрошу дочитать до конца телефонограмму.

Генерал, не оборачиваясь, протянул руку с лоскутом бумаги и буркнул:

— Читайте сами, поклонник арабов, только потом верните!

Кендрик стал читать вслух:

— "Изменение курса, Джидда исключается, ВОСы под наблюдением, до южного острова гражданскими средствами, через Кипр и Рияд к цели, меры приняты, прилет ко второму столпу Магреба, сожалею, С.".

Помолчав, он вернул листок и сказал:

— Думаю, «южный остров» — это Сардиния.

— Правильно думаете, — отозвался бригадный генерал.

— Значит, мне предстоит провести в воздухе еще примерно часов десять, считая с пересадками, — заметил Кендрик.

— Вот что я вам скажу, покровитель арабов! — хмыкнул первый пилот. — Откровенно говоря, я рад, что не мне, а вам придется лететь на самолетах местной авиации. Даю совет. Место у выхода самое безопасное, а если средства позволяют, купите противогаз. Говорят, что арабы вонючки порядочные. А не скажете ли мне, что это за хреновина такая «второй столб»?

— Не столб, а столп, — поправил его Кендрик.

— Тем более!

— Вы храм посещаете?

— Когда бываю дома, заставляю даже и семью ходить. Раз в месяц обязательно.

— А вот арабы, к вашему сведению, молятся не раз в месяц, а пять раз в день. Второй столп — это молитва на закате солнца. Представляете, образно говоря, гнут спину весь день практически за гроши, а вечером никаких коктейлей, только молитва, что сродни, на мой взгляд, старинным спиричуэлз[11] на плантациях.

Генерал обернулся, и Эван Кендрик задержал дыхание. Командир корабля был чернокожий.

— Неслабо вы меня! — сдержанно сказал он.

— Прошу прощения, я не знал, — произнес Кендрик вполголоса. — Но с другой стороны, ведь не я, а вы начали...

* * *

На закате видавший виды турбовинтовой самолет совершил посадку в Маскате. Его шасси сильно стукнулись о гудрон посадочной полосы. Некоторые пассажиры вскрикнули, а когда поняли, что приземлились и с ними все в порядке, тогда они громко возблагодарили Аллаха за его милости.

Бизнесмены в европейских костюмах столпились у выхода. Сжимая ручки своих кейсов, они прижимали носовые платки к лицу, а в глазах у них читалось желание поскорее глотнуть свежего воздуха.

Кендрик стоял в проходе последним, гадая, что имел в виду Свонн, вставив в телефонограмму странную фразу о том, что где-то приняты какие-то меры.

— Доктор Аксельрод, пожалуйста, следуйте за мной! — сказал на хорошем английском араб, отделившийся от толпы встречающих, едва лишь Кендрик спустился с трапа самолета.

— У меня в паспорте другая фамилия, — тихо сказал он в ответ.

— Поэтому я встречаю вас прямо у трапа.

— А как же оформление на въезд?

— Держите свои документы при себе. Никто не собирается их проверять. И я в том числе.

Из-за самолета вывернулся араб в комбинезоне механика, и Кендрик громко спросил:

— Липаза?[12]

— Давайте свой багаж и, пожалуйста, не задавайте вопросов, — ответил связник через минуту. — Да, и держитесь от меня метрах в трех.

Эван протянул ему небольшой саквояж и, поотстав, зашагал неторопливой походкой.

Они повернули направо, миновали одноэтажное здание аэровокзала, повернули налево. Прямо перед ними оказалось проволочное заграждение, за которым виднелась площадь с тарахтевшими на стоянке частными такси, автобусами, грузовиками.

Толпы арабов в развевающихся белых одеждах метались в поисках маршрутных такси. Гвалт стоял невообразимый: крики, возгласы, объявления по радио, автомобильные гудки... Над площадью висело сизое марево выхлопных газов.

Кендрик со связником прошли еще метров пятьдесят вдоль ограждения, когда впереди Эван увидел металлическое строение. Это был товарный склад. Он его прекрасно помнил. Сколько времени они с Мэнни здесь провели, ожидая прибытия оборудования! А какая всегда выла нервотрепка... Таможенники, упрямые черти, никогда толком не знали, как правильно заполнять спецификации на дефектное оборудование, акты рекламации, если количество поступивших мест не соответствовало числу, указанному в отгрузочных документах.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать