Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 93)


Глава 29

Представитель ЦРУ на Багамах, невысокий, сильно загоревший мужчина с крупными чертами лица, у себя в офисе в посольстве США на Квин-стрит действовал решительно и оперативно.

Когда он прибыл в отель «Кейбл-Бич», там уже были приняты строжайшие меры безопасности. Шеф отдела ЦРУ на Багамах пользовался здесь заслуженным вниманием и уважением. Он знал по имени каждого, кого стоило знать, и все они, разумеется, знали его. Знакомство, само собой, не афишировалось, но он в любую секунду мог обратиться к любому из своих знакомых с любой просьбой, не тратя при этом лишних слов, и все его пожелания выполнялись мгновенно.

Столичная полиция в считанные минуты распорядилась в отношении эскорта. Пятерка вооруженных до зубов мотоциклистов подкатила к отелю одновременно с правительственной машиной с номерами Соединенного Королевства.

Четверо охранников в форме поднялись на седьмой этаж и, взяв Эвана с Калейлой в кольцо, вывели их из номера в коридор, где своевременно появились секьюрити в штатском, приданные лично менеджеру отеля, бдительному шотландцу по фамилии Маклеод. Он загодя дал им указания проводить всю группу к служебному лифту и далее — к ярко освещенному парадному подъезду, перед которым пара фонтанов с подсветкой разбрызгивала сверкающие струи прямо в темное небо.

Мистер Маклеод, двое его помощников и очаровательная владелица отеля стояли в мраморном вестибюле возле стойки регистратуры и с улыбкой объясняли изумленным клиентам, что высокие гости, завершив визит на Багамы, вот-вот отбывают и через пару минут портье и вообще весь персонал отеля будут в их распоряжении, а если точнее — к их услугам.

Эван и Калейла под прикрытием целого отряда полицейских подошли к машине и быстро сели на заднее сиденье. Шеф разведки ЦРУ устроился на переднем — рядом с водителем.

Кендрик не был расположен к разговорам. На душе тоска, в голове ни единой четко оформленной мысли — так, какая-то сумятица. Он был потрясен, удручен. Ярость стояла у горла, в глазах закипали злые слезы. Подробности об убийстве его друзей, Каши и Сабри Хассан, ему решили не сообщать, но он догадывался. Эван знал, на какие зверства способны осатанелые фанатики.

Калейла понимала, что Эван страдает, и время от времени крепко стискивала ему руку.

Кендрик не сразу, конечно, но все же справился с эмоциями. «Что ж, от расплаты за содеянное убийцам и их пособникам не уйти!» — подумал он. Решимость найти и наказать преступников заставила его взять себя в руки. Он тяжело вздохнул.

— Как вы, наверное, догадываетесь, конгрессмен, — обернулся цэрэушник, — я не совсем в курсе относительно того, что происходит, но знаю точно, что самолет с базы ВВС во Флориде вылетел. Думаю, он совершит посадку здесь минут через пять после нашего прибытия в аэропорт.

— Нам это известно, — любезно отозвалась Калейла.

— Говорят, в Майами паршивая погода, а то бы самолет прилетел раньше. Кроме того, в том же коридоре оказалось несколько коммерческих рейсов. Но так или иначе специально за вами послали самолет.

— В высшей степени любезно с их стороны, — заметила Калейла и еще сильнее сжала руку Эвана, давая ему понять, что он может не отвечать.

— Если обнаружится, что кое-какие вещи вы оставили в номере, не волнуйтесь, мы о них позаботимся.

— Не обнаружится, — оборвал Кендрик чересчур разговорчивого разведчика.

— Он хочет сказать, что мы ничего не забыли, — сказала Калейла, прижимая руку Эвана к своей ноге. — Хотя уезжали в такой спешке... Скажите, — добавила она, помолчав, — мы можем быть уверены, что нас не задержат на таможне?

— Машина с эскортом, так что все будет тип-топ, — сказал цэрэушник и бросил пристальный взгляд на Кендрика. — То есть я хочу сказать, мы проследуем прямо на летное поле через грузовые ворота, — добавил представитель ЦРУ на Багамах и замолчал.

Остаток пути проехали молча. Только когда распахнулись высокие стальные ворота грузового терминала и процессия, миновав предангарную бетонированную площадку, остановилась в конце крайней взлетно-посадочной полосы, цэрэушник произнес многозначительно:

— F-106 с военной базы Холмстез с минуты на минуту совершит посадку.

— А я выхожу! — Эван дернул ручку дверцы, но она оказалась заперта.

— Лучше не делать этого, конгрессмен!

— Выпустите меня! — бросил Кендрик.

— Эван, это его работа! — Калейла нежно, но твердо сжала ему руку. — Следовать раз и навсегда установленным правилам входит в его обязанности.

— Может, в его обязанности входит намерение меня удушить?

— Не сочиняй! Я, к твоему сведению, сижу себе и прекрасно дышу.

— Да будет тебе известно, ты — не я!

— Знаю, дорогой. Сейчас никто не в состоянии быть тобой... — Калейла повернула голову, обвела взглядом здание терминала, взлетное поле. — Я вообще-то полевой игрок... — сказала она с нажимом в голосе.

— Полевой? — отозвался цэрэушник. — Вы что, из наших?

— Да, но, пожалуйста... Считайте, вы уже об этом забыли. Пусть конгрессмен выйдет! Полет в Вашингтон обещает быть довольно тяжелым.

— Я не против, но мне было сказано: «Не выпускайте его из машины». Это прозвучало почти как приказ, поверьте!

— Эм-Джей иногда перегибает палку, — вздохнула Калейла.

— Эм-Джей? — Разведчик вскинул бровь. — А давайте-ка, в самом деле, глотнем немного воздуха. Водитель, выпустите нас.

— Спасибо тебе, — тихо сказал Эван Калейле. — И я прошу прощения...

— Не за что тебе просить прощения, черт побери! Только не делай из меня врушу

и не порть мне нервы, вот и все. Ладно, не будем препираться.

— Погоди. — Кендрик приоткрыл дверь, но задержался. — Минуту назад ты сказала, что никто не в состоянии быть таким, как я. Но что бы там ни говорили, я страшно рад, что ты — это ты! Особенно сейчас...

Разговаривая, они вылезли из машины. Накрапывал дождь. Цэрэушник шел позади, вежливо держась на расстоянии. Охранники с автоматами наперевес<шагали справа и слева от них. Внезапно из грузового склада на большой скорости, с визгом выскочила машина без габаритных огней. Охранники кинулись к Эвану и Калейле, повалили их, прикрывая собой. Цэрэушник навалился на них сверху. Однако паника кончилась так же быстро, как и началась. Машина дала два коротких гудка и остановилась. Из кабины выскочил служащий аэропорта. К нему подбежал командир эскорта. Они о чем-то тихо переговорили, и мотоциклист дал своим отмашку.

— Сэр, — он подошел к цэрэушнику, — экстренное сообщение для вашего друга.

— В чем дело, сообщили?

— Просили произнести всего одно слово: «Эм-Джей».

— Этого вполне достаточно, — сказала Калейла, отряхивая юбку. — Я иду с вами.

— Э-э-э нет! — сказал представитель ЦРУ на Багамах. — Существуют твердью правила, и вы их знаете не хуже меня. Я иду с конгрессменом и беру с собой четырех человек. А вы остаетесь здесь и дожидаетесь прилета самолета, договорились? А то прилетят, а их никто не ждет. Все теперь нервные такие, просто ужас!

Телефонный аппарат был укреплен на стене полупустого складского помещения. Вскоре вновь раздался звонок, и первые слова, какие Кендрик услышал от Митчелла Пейтона, заставили его задержать дыхание.

— Плохие новости, Эван. На Меса-Верде было совершено нападение.

— О Господи! Что-нибудь с Мэнни?

— Он в полном порядке.

— Не пострадал, не ранен?

— Совсем наоборот! Всех террористов уложил наповал, а одного ранил.

— Этим террористом я займусь лично. Мне, он нужен мне...

— И нам тоже! Наши люди туда уже едут.

— Вытрясите из него всю душу, но необходимо выяснить, что они замышляют...

— Да, конечно!

— А как все это воспринял Мэнни?

— Откровенно говоря, разговаривал со мной довольно высокомерно!

— Ну спасибо, ну порадовали! Хоть одна хорошая новость...

— Молодец этот Эммануил Вайнграсс! Для человека его возраста он держится просто замечательно.

— А он всегда такой! Другим я его и не знаю... Митч, я в Вашингтон не лечу. Меняйте маршрут. Мы прямо в Колорадо.

— Я это предвидел. Сверхзвуковой истребитель заправлен топливом, которого хватит до Денвера. Будете дома менее чем через три часа. Но, пожалуйста, про налеты террористов никому ни слова! Мистер Вайнграсс утаил от полиции все, что случилось в Меса-Верде.

— Каким образом?

— Он сам вам расскажет.

— Думаете, удастся все сохранить в тайне?

— Я это сделаю даже, если придется нанести визит президенту. И в этом смысле у меня нет альтернативы.

— Попасть к нему не так-то просто!

— Есть один человек, с которым я учился в юности, когда готовился стать историком. Мы с ним иногда перезваниваемся. Довольно влиятельный человек... Самуил Уинтерс.

— Уинтерс? Это не он надоумил Дженнингса наградить меня медалью Свободы?

— Он самый. Поэтому и подумал о нем. Желаю хорошего полета, и передайте привет моей племяннице.

Кендрик вышел из дверей склада. К нему шагнул цэрэушник с пистолетом в руке.

— У вас всегда при себе эта игрушка? — без особого интереса спросил Эван.

— Полюбопытствуйте у вашей подруги, которая знает, что такое полевой игрок, — ответил тот, шагая рядом с Кендриком.

— И у нее есть оружие?

— Пусть сама вам ответит.

— Интересно! А как же детектор? В смысле, металлоискатель?

— Это наш небольшой секрет, который вовсе таковым не является. Таможенное начальство всегда появляется в тот самый момент, когда мы проходим через детектор. На пару секунд он выключается, вот и вся премудрость! А вон и наш самолет... Далековато идти. Пусть подвезут!

Разведчик дал знак. К ним немедленно подкатила служебная машина. Цэрэушник и Эван сели на заднее сиденье, водитель моментально газанул.

* * *

Огромный военный истребитель F-106 «Дельта-Дарт» стоял с работающими двигателями. Калейла возле трапа беседовала с офицером ВВС. Подойдя ближе, Кендрик окинул взглядом самолет. Он был такой же, как тот, на котором ему довелось лететь год назад на Сардинию. То был первый этап поездки в Маскат. Эван повернулся к представителю ЦРУ на Багамах, протянул ему руку.

— Спасибо за все, — произнес он. — Жаль, что не составил вам более приятной компании.

— Пустяки, конгрессмен! Я горжусь знакомством с вами.

— Спасибо на добром слове! Как вас зовут?

— Зовите меня просто Джо.

«Зовите меня просто Джо». Год назад молодой человек на самолете подобного типа тоже назвался Джо", — вспомнил Эван. Неужели будущее готовит ему еще один Оман и еще один Бахрейн?

— Спасибо, Джо. Спасибо за все.

— Мы еще не расстаемся, мистер Кендрик! Один из этих воздушных асов должен подписать бумагу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать