Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 95)


— А что там, в Фэрфаксе? — шепнул Эван. Калейла ткнула его локтем в бок и закашлялась.

— Вы что-то сказали, конгрессмен? — спросил цэрэушник.

— Нет, ничего! Это я так...

— А вот Вайнграсс, этот старый еврей, достоин всяческих похвал! Я бы на его примере воспитывал молодых.

— Ценная мысль! — улыбнулся Кендрик. — А что он сделал?

— Медсестрам известно немногое. Они думают, что к вам пожаловал всего один террорист. А ведь этот Вайнграсс спрятал тела троих, убитых им лично, в лесу. И только когда полицейские укатили, ваш приятель Гонсалес перетащил трупы в гараж. А медсестры так ничего и не видели! Мистер Вайнграсс заверил нас, что будет нем, как стопроцентная рыба. Вот у кого надо поучиться стойкости и мужеству!

— Мы только это и делаем! — сказала Калейла. — Не беспокойтесь, никаких заявлений в связи с нападением никто из нас делать не собирается.

— Я так и понял! — заметил цэрэушник. — Ну вот, мы и подъезжаем! — добавил он, выглянув в окно.

Эван прямо с порога бросился к своему обожаемому Мэнни. Он так крепко сжал старикана, словно хотел навеки оградить его от всего пережитого. А затем Вайнграсс потрепал Кендрика по загривку и заявил:

— Родители не учили тебя хорошим манерам? За спиной у тебя леди, с которой я мечтаю познакомиться.

— Прошу прощения, — улыбнулся Эван и шагнул в сторону. — Мэнни, это Калейла. Калейла Рашад.

Эммануил Вайнграсс сделал шаг вперед и поклонился Калейле:

— Моя дорогая, вы и я — мы оба родом из неспокойного региона. Вы — арабка, я — еврей, но в этом доме нет места всяким предубеждениям. Хочу сказать, что я уже полюбил вас за то, что вы доставили столько радости моему сыну.

— О Боже! Вы просто чудо...

— Да, это так! — согласился Мэнни и дважды кивнул.

— Я тоже вас люблю. Вы так много значите для Эвана. — Калейла обняла Вайнграсса, прижалась лицом к его плечу. — У меня такое чувство, будто я знаю вас всю жизнь.

— Иногда я произвожу на людей такое впечатление. Но бывает и наоборот. Жизнь у некоторых как бы меняется к худшему.

— Я счастлива, что познакомилась с вами. Вы такой милый, а меня все пугали, что вы невозможный тип, — смеясь, добавила она.

— Никому об этом не говорите! А то подорвете мою репутацию. Ну а теперь к делу, прежде чем я отведу вас к остальным, — сказал Вайнграсс, кивнув в сторону веранды. — Мои девчонки там, поэтому у нас есть несколько минут.

— Этот тип из ЦРУ достал нас, — пожаловался Кендрик. — Тот, который приехал в аэропорт, чтобы нас встретить.

— Ты имеешь в виду Джо?

— Его разве Джо зовут? С ума сойти!

— Ты заметил? Все они Джо, Джон, Джим... Прямо-таки клички! Как у породистых псов... А, да ладно! Пейтон сказал, что ты знаешь о Каши и Сабри Хассан.

— Знает. Он знает, — быстро отреагировала Калейла, хватая Эвана за руку и сжимая ее.

Этот жест явно тронул Мэнни.

— Да, все это ужасно, моя милая девочка. Люди, убивающие себе подобных, — просто звери! Каши и Сабри, они так тепло отзывались о тебе, Адриенна Калейла Рашад. Нет нужды говорить, кем являлся для них мой сын. Будем оплакивать их и помнить, что они значили для всех нас. Но позже, не сейчас.

— Мэнни, — вмешался Кендрик. — Мне надо распорядиться насчет похорон.

— Я уже все устроил. Их останки доставят самолетом в Дубай. Там есть мусульманское кладбище, где они и обретут пристанище.

— Мистер Вайнграсс...

— Дорогая моя, если вы будете называть меня «мистер», я перестану вас любить.

— Ну хорошо... Мэнни. Я хочу сказать, что Эм-Джей — это Пейтон.

— Знаю, знаю, — улыбнулся Вайнграсс. — Теперь мы с ним уже Эммануил и Митчелл. И по-моему, он слишком часто звонит.

— Мэнни, у меня вопрос.

— Слушаю, моя дорогая.

— Кто я для ваших медсестер?

— Митчелл намекнул, будто ты представитель Госдепа. Сопровождаешь конгрессмена, помогаешь ему.

— Государственного департамента? Что ж, разумно.

— А вдруг кто-то попросит тебя показать удостоверение, выданное Государственным департаментом? — поинтересовался Эван.

— Пусть попросит...

— Хочешь сказать, оно у тебя есть?

— Что-то вроде того...

— Это незаконно...

— Эван, дорогой, в разное время мы так или иначе нарушаем закон.

— Еще я знаю, что у тебя есть оружие. Об этом мне сказал тот цэрэушник-индеец на Багамах.

— Он не должен был этого говорить.

— Может, ты и на Моссад работала? — улыбнулся Вайнграсс.

— Я — нет, а вы — да! И некоторые мои близкие друзья тоже.

— Ты, моя дорогая, классная девочка! Но ближе к делу. Митчелл просил, чтобы ты, Эван, взглянул на наши трофеи. Раненый в спальне для гостей, а трупы под простынями в гараже. Ночью их отправят сверхзвуковой скоростью.

— А медсестры действительно понятия не имеют, что они там? — спросил Кендрик тоном, в котором угадывалось сомнение.

— Меня Пейтон довел до белого каления, а теперь ты собираешься?

— А как же их доставят в аэропорт? Здесь полно охраны. Вдруг кто-то увидит?

— Операция будет проходить под надзором людей Пейтона. Похоже, они знают, что делать в таких случаях.

— Знают, — подтвердила Калейла. — А кто-нибудь беседовал с девочками о том, что им надо или, скорее, о чем не надо говорить?

— Я беседовал. Они отнеслись к моим словам серьезно, но не знаю, насколько долго это продлится. Мои красотки до сих пор взбаламучены, хотя им неизвестно и четверти того, что случилось.

— Я приведу их в чувство, пока вы с Эваном будете осматривать трупы. Эм-Джей прав. Я вполне гожусь на роль

представителя Госдепа.

— Очень правильно, — кивнул Вайнграсс. — Значит, как мне тебя представить?

— Просто мисс Адриенна из Госдепа. Ложь во спасение, так сказать... Вы ничего не имеете против подобного лицедейства?

— Надо подумать, — нахмурился Мэнни. — Нет, я всегда — за! Ну, пошли! — Он взял Эвана и Калейлу за руки и повел их в гостиную, крикнув при этом трем медсестрам, игравшим в карты на закрытой веранде: — Ну-ка, сюда, мое сборище страшилищ! У нас появилась настоящая волшебница, а вы, пожалуйста, отдайте дань уважения человеку, который платит за ваши сексуальные домогательства и чрезмерное пристрастие к мускателю!

— Мэнни, ну сколько можно?!

— Они без ума от меня, — заявил Вайнграсс. — Каждый вечер бросают кости, кому идти ко мне под бочок.

— Мэнни, ну нельзя же так!

— Это он сломал ногу, когда выпрыгнул вместе с нами из грузовика на подъезде к Маскату, — сказал Кендрик, глядя на юнца, загруженного седативными препаратами. — Совсем еще ребенок.

— Вы уверены, что это тот самый? — уточнил офицер разведки, стоявший рядом с Эммануилом Вайнграссом. — Нет никаких сомнений, что это именно он был с вами в Омане?

— Никаких. Я никогда его не забуду. Ненависть в нем просто бурлила! Он был готов убить каждого.

— Давайте выйдем через черный вход, оттуда — в гараж.

— Это Иосиф, — сказал Эван, отводя взгляд. — У него мать еврейка. Ее убили за то, что стала женой араба. Несколько часов он даже был моим другом. Защищал меня.

— О Боже!

— Прекрати! — одернул его Мэнни. — Он явился сюда, чтобы убить тебя!

— Ну и что?! Я ведь обманул его! Пришлось притвориться, будто я один из них, борец за их треклятое «святое дело».

— Если от этого тебе будет легче, то скажу, я не хотел его убивать. Если бы мог, каждого взял бы живым...

— А эти двое? — вмешался офицер ЦРУ, поднимая край простыни. — Их вы знаете?

— Да. Оба были в тюрьме, но мне неизвестны их имена.

— Эти люди, которых вы опознали, были с вами в Омане?

— Да, я знал каждого... Они явно хотели мне отомстить. Не уверен, что на их месте я испытывал бы иные чувства.

— Вы не террорист, конгрессмен, должен я заметить.

— А чем, по-вашему, террорист отличается от борца за свободу?

— Террористы, сэр, — это потенциальные убийцы. Им все равно, кого убивать! Гибнут дети, женщины, молодые, пожилые, старики... Они преступники — вот в чем вся разница!

Кендрик внимательно посмотрел на оперативника.

— Прошу прощения за мой глупый вопрос, — произнес он, вспомнив, какая страшная участь постигла Каши и Сабри Хассанов.

Они вернулись в дом, где Калейла беседовала с медсестрами.

— Я все объяснила, конгрессмен Кендрик. Разумеется, насколько мне это позволено, — сообщила Калейла официальным тоном. — Эти дамы согласились с нами сотрудничать. К одной из них завтра должен был приехать друг, но она позвонит ему, объяснит, что тут потребовалось срочное медицинское вмешательство, попросит, чтобы он отложил приезд на более поздний срок.

— Благодарю вас, — отозвался Вайнграсс и налил себе виски. — Мне надо взбодриться, — покосился он на Кендрика, — а не то я подохну!

— Не увлекайтесь, Мэнни, — сдержанно заметила медсестра, о которой шла речь.

— А я хочу поблагодарить вас всех, — вмешался Эван. — В Вашингтоне убеждены, что это — случайный инцидент. Юный, незрелый фанатик, переживший потерю...

— Очень разумно, — промямлил Вайнграсс.

— У меня только один вопрос, — сказала другая медсестра, глядя на Калейлу. — Вы упомянули, что карантин временный... Хотелось бы знать, сколько времени он продлится?

— Неделю, может, полторы, — ответил Кендрик и быстро добавил: — Обычная в таких случаях проверка...

Неожиданно снаружи послышался какой-то шум, затем раздались крики, загудели сирены машин.

— Отойдите от окон! — закричал агент ЦРУ, вбегая в гостиную. — На пол! Всем на пол!

Эван бросился к Калейле и оторопел. Она упала на ковер и тут же покатилась к двери, сжимая в руке автоматический пистолет.

— Все в порядке, все в порядке! — завопил чей-то голос с лужайки перед домом.

— О Господи! Это один из наших, — пояснил цэрэушник, стоя на коленях. Он тоже сжимал в руке пистолет. — Растяпы! — Он вскочил и побежал было к выходу.

Кендрик устремился за ним, но в этот момент массивная парадная дверь распахнулась и на пороге появился хорошо одетый человек. В руках он держал черный медицинский саквояж, который был открыт, так как его обыскивали.

— Если честно, не ожидал такого приема! — произнес незнакомец. — Иногда мы не отличаемся гостеприимством, но это уж слишком... Конгрессмен, какая честь!

Кендрик и визитер пожали друг другу руки. Цэрэушник не сводил с них глаз.

— По-моему, мы не знакомы, не так ли? — сказал Эван.

— Да, это так! Но мы соседи, если расстояние примерно километров пятнадцать, разделяющее нас, позволяет сказать, что мы соседствуем. Я доктор Лайонс.

— Весьма сожалею, что вам оказали такой прием. Придется вменить этот инцидент в вину слишком бдительному президенту. В чем дело, доктор Лайонс? Почему вы к нам?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать