Жанр: Фэнтези » Дуглас Найлз » Темный Источник (страница 11)


На лице Рыжего Короля отразилось сомнение, но спорить он больше не стал.

– Мне придется оставить управление замком еще на некоторое время в твоих руках, – сказал Тристан, обращаясь к Рэндольфу.

– Я пойду с тобой, – заявил Дарус, хотя мрачное выражение не покидало его лица.

– Ну, кому-то нужно присмотреть за вами, – проворчал Полдо. – Кто сможет это сделать лучше, чем я?

Тристан почувствовал облегчение, когда два его старых друга собрались идти вместе с ним. Только сейчас он понял, какое огромное значение имеет для него их поддержка. Теперь, когда они активно начали обсуждать план кампании, воспоминания о его позоре уже не преследовали короля с прежней силой. Но тут он заметил сверкающую Корону островов Муншаез, которую он в начале пира поместил в центре стола. Чистое сияние, испускаемое ею, казалось, дразнило его, причиняя боль глазам. Тристан резко вскочил на ноги.

– До тех пор, пока зло не будет изгнано с нашей земли, мое правление не начнется по-настоящему! – заявил он всем собравшимся, и в зале сразу стало тихо. – Я оставлю корону, символ моих прошлых побед, здесь, в Корвелле. Пусть она ждет моего триумфального возвращения! Тогда и только тогда будет произведена коронация в моем наследном замке – здесь, перед вами, я стану Высоким Королем ффолков!

Поднялись оглушительные аплодисменты, которые, казалось, смыли с короля чувство вины. Это, действительно, будет замечательным событием, когда он, вместе с Робин, вернется в Кер Корвелл, покончив со всеми злыми силами!

В возбуждении, Тристан не заметил на лице Тэвиш тревогу, которая появилась после его столь эффектного заявления. Она с беспокойством посмотрела на корону, а потом снова на короля. Она восхищалась им, даже любила его, но сейчас ей показалось, что он совершает ошибку.

Тристан снова сел, и они продолжили обсуждение предстоящего путешествия. Тэвиш рассказала, что вернулась в Корвелл из Кингсби на могучем королевском жеребце – Авалоне. Там, несколькими месяцами ранее, Тристан оставил его. Узнав об этом, король ужасно обрадовался.

Наконец, все проблемы были решены. Пир завершился, и гуляки разбрелись по домам. Его короткое увлечение рыжеволосой красоткой было забыто. Возможно, это просто был дурной сон. Теперь Тристану уже казалось совершенно естественным, если бы Робин тоже все забыла.

Ему удалось полностью убедить себя в этом, когда на рассвете он поднимался по лестнице к комнате Робин. Прежде чем лечь и немного поспать, ему хотелось поделиться с ней своими планами. Тристан знал, что она будет рада их услышать.

Однако, когда он постучал в двери ее спальни, ответа не последовало, и молодого короля охватило страшное предчувствие. В панике, он изо всех сил налег на дверь плечом. Дверь с треском распахнулась, и Тристан ворвался в комнату девушки, – но Робин не было; вместе с ней исчезли ее посох и свитки, лишь легкий ветерок, залетевший в комнату через открытое окно, шевелил покрывало на нетронутой кровати.


* * * * *


Друида, тем временем, наслаждалась несказанным ощущением свободы. Как ветер, она то стремительно летела вперед, то зависала в свободном полете.

Освободившись от тяжести своего тела, она чувствовала себя чудесно. Ее чувства проникали повсюду, мир раскрывался перед ней пленительными радужными красками и разнообразными запахами.

Весь день и всю ночь она летела вперед, забыв обо всем на свете.

Усталость была ей теперь незнакома. Обширные, заросшие вереском долины и болота, остались позади, и теперь она подлетала к горным массивам. Робин притормозила над маленькой деревушкой, и запахи простой пищи показались ей вдруг необычайно приятными.

Белая лента Корвелльской дороги вилась внизу, и друида полетела над ней к центру острова Гвиннет. Вскоре пришло время поворачивать на север, в Долину Мурлок.

Могущество свитков стало подвластно Робин. Слова – вернее, таинственные знаки – пульсировали небывалой силой. Теперь это волшебство, освященное Богами много веков назад, стало послушным инструментом Робин.

Она использовала его легко и уверенно, приближаясь к намеченной цели.

Друида перелетела через горные хребты, вихрем промчалась по узкому проходу. Теперь Робин стала холодным ветром бури, проносясь над обнаженными просторами.

Лесистые холмы Корвелла продолжали зеленеть – здесь, в основном, росли ели и сосны. В лесах почти не осталось животных: они спустились вниз, где было легче пережить зиму.

Она стала подниматься выше, и деревья сменились голыми каменистыми склонами. Местами, на горных отрогах лежал снег. Далеко внизу крутые обрывы переходили в теплые зеленые долины. Тут друида почувствовала, что волшебство начинает терять силу – хотя оно и было очень мощным, действие его было ограниченным во времени.

Когда Робин перелетела горный хребет, отделявший королевство Корвелл от Долины Мурлок, в воздухе заплясали снежинки.

И здесь ее глазам предстал полнейший хаос.

Робин оказалась перед таким могущественным злом, будто натолкнулась на каменную стену, и ее свободный полет прекратился. Там, где раньше расстилалась прекрасная долина, – все теперь дышало смертью, гниением и распадом. И все это начиналось сразу за перевалом и уходило далеко в бескрайние просторы Долины Мурлок.

Даже само озеро Мурлок – огромное, с кристальной водой, каким оно запечатлелось в памяти девушки, – зацвело и покрылось зеленой ряской. Его вода потемнела, а само озеро теперь

больше походило на обмелевшее болото.

Вокруг озера стоял мрачный черный лес, сбросивший побуревшую листву.

Волшебство, принесшее ее сюда, исчезло перед этой магией, сильной и безжалостной. В одно мгновение Робин вновь обрела телесную оболочку. Она упала среди скал на вершине высокой горы и, оглушенная, осталась лежать, вся исцарапанная и дрожащая от холода.

Но самую страшную рану получила ее душа. Осквернение столь огромных пространств подорвали ее веру в собственные силы. Как она сможет противостоять такому страшному злу?

Робин ощутила, что ее рука вывернута под неестественным углом. Она слегка пошевелилась, и острая боль пронзила ей плечо.

Физические страдания заставили девушку сосредоточиться на себе.

Преодолевая боль, она села и поняла, что рука сломана, возможно даже в нескольких местах. Облизнув окровавленные распухшие губы, Робин выплюнула мелкие осколки зубов.

Она посмотрела вокруг – оскверненная Долина вновь предстала перед ее глазами, и друида не смогла сдержать стона отчаяния. Холодный ветер, ставший вдруг совсем чужим, отбрасывал в стороны ее разодранный плащ, отнимал тепло ее и так продрогшего тела. Снег продолжал кружиться над девушкой, залепляя лицо и руки.

«Мама, я ничего не смогла сделать!» – в отчаянии подумала Робин. Она даже не знала, к кому обращалась – к своей духовной матери, Богине, или к настоящей матери – друиде, которую она никогда не видела. Теперь это уже не имело значения.

«Я умру здесь, на этой скале. Мой гнев заставил меня совершить дурацкую ошибку, но почему наказание должно быть таким жестоким?»

Боль стала медленно уходить из ее тела, но руку и плечо продолжало ломить. То ли холод притупил чувства Робин, то ли боль действительно ослабела.

Девушка снова повернулась среди острых камней, стараясь отодвинуться от корня, впившегося ей в спину, и тут ее сознание вновь заработало. Там, где нет растений, не может быть корней. Значит, кусок беспокоившего ее дерева – нечто иное.

Закусив губу, чтобы не закричать, она обернулась и увидела свой посох, застрявший между камнями. Неловко она протянула здоровую руку и, с трудом вытащив его из расщелины, положила к себе на колени. У девушки не осталось сил, чтобы воззвать к его волшебству, но присутствие посоха немного успокоило ее.

Тут на глаза друиды попалась трубка из слоновой кости со свитками Аркануса, и она с облегчением вздохнула. Футляр лежал прямо у ее ног, и Робин сразу убедилась в том, что все свитки на месте.

Присутствие могущественного знания вернуло ей надежду. Возможно, теперь ей удастся избежать смерти. Нескольких синяков недостаточно, чтобы сломить дух друиды Гвиннета!

Она закрыла глаза и мысленно повторила слова простого заклинания.

Друида сильно ослабела, ее рот разбит – а заклинание нужно произнести без единой ошибки!

– Матро, карелус, донити… арум!

Она прошептала слова заклятия и почувствовала, как целящее волшебство распространяется по ее плечу и руке. Разорванные мышцы зажили, и Робин даже почувствовала, как сращиваются сломанные кости.

Но очень скоро действие заклинания кончилось, и Робин вновь почувствовала слабость и бесконечную усталость. Она откинулась на своем каменном ложе. На короткое время все вокруг почернело, но сознание тут же вернулось к ней. Девушка попробовала пошевелить поврежденной рукой, и боль вновь пронзила ей плечо, но теперь Робин стала терпеливой, а рука стала ей повиноваться, хотя и немного неохотно.

Целительное заклинание друидов было не очень сильным, но оно помогло.

Немного помолившись, она сможет использовать его еще раз. Закрыв глаза и заставив себя не обращать внимания на боль, Робин постаралась расслабиться. Знакомое ощущение мира и покоя охватило ее, и она призвала Богиню восстановить целительное заклинание.

Она ждала, что в ответ на молитву могучий поток энергии напоит ее тело, но ничего не произошло. Снова и снова молилась Робин, но Мать-Земля не отвечала. Холодный страх и чувство одиночества охватили Робин, и она уже не могла больше молиться. Друида попыталась встать, и вопреки ожиданиям, ей это удалось. Собрав свитки в футляр, она стала искать подходящее место на своей одежде, где их можно было бы спрятать. Оторвав кусок плаща, она тщательно завернула футляр и привязала себе на спину.

Робин обнаружила на себе ту же одежду, что была на ней в момент волшебного превращения, – свободное платье, пояс, сапоги и плащ.

Но больше ничего у нее не было: ни кремней, чтобы разжечь огонь, ни кинжала для защиты. Ее одежда мало подходила для ночевки на холодных камнях, усыпанных снегом.

Напоследок она обернулась, чтобы посмотреть на зеленеющие долины центрального Корвелла. Солнце, пробиваясь сквозь облака, еще освещало пологие холмы и луга, сверкавшие яркими красками осени. Но над головой у девушки нависали тяжелые мрачные тучи, снег с каждой минутой усиливался, устилая белым покрывалом черную, мертвую землю и голые скалы. Тучи свинцовым пологом укрыли всю Долину Мурлок, и тяжелая тень окутала землю.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать