Жанр: Фэнтези » Дуглас Найлз » Темный Источник (страница 43)


Танец Птиц Смерти

Снег мешал бежать, цепляясь и прилипая к ногам. Тристан увидел, что Полдо упал, но тут же вскочил на ноги, одновременно приготовив свой лук к сражению. Король поспешил к нему на помощь, и меч Симрика Хью зазвенел, словно от предвкушения предстоящей битвы, когда Тристан направил его в сторону приближающейся стаи. Первая птица, выставив свои страшные рога, направилась прямо к нему, но краем глаза Тристан успел заметить какое-то движение – стрела, пущенная Полдо, пронзила крыло чудовища, и то безмолвно рухнуло на землю. Еще множество кошмарных пародий на птиц понеслись в сторону короля, вскоре они уже закрыли от него небо, и Тристан поклялся себе, что постарается уничтожить как можно больше этих мерзостных тварей прежде, чем погибнет сам. Меч в его руках радостно пел, словно обещая, что не подведет своего хозяина в трудную минуту.

Над головой Тристана пронеслась туча стрел, и шесть или семь птиц камнем упали на снег. Инстинктивно он подготовился отразить нападение тех чудовищ, что остались в живых и были к нему ближе остальных. И тут его поразила неожиданная мысль: туча стрел! Откуда? Полдо, конечно, отличный стрелок, но ни один человек еще не научился выпускать из лука одновременно несколько стрел!

Впрочем, ему некогда было раздумывать над этой новой загадкой, потому что два чудовища, злобно размахивал рогами, чуть было не достали до него.

Меч в руке Тристана взвился подобно молнии и, пронзив грудь одной из птиц, удовлетворенно запел свою победную песнь.

Вторая попыталась избежать столкновения с падающим телом мертвого собрата и сумела задеть рогом плечо Тристана. Надежная отцовская кольчуга отразила удар – рог обломился, а меч, весело звеня, мигом отсек оленью голову от птичьего туловища.

Туча отвратительных существ тут же набросилась на Тристана, и ему показалось, что весь мир превратился в бесконечное множество отчаянно бьющихся крыльев и пустых глазниц; острые рога, словно сами по себе, стремились располосовать его тело, а широко раскрытые пасти жаждали испить его крови! Лицо Тристана было сильно расцарапано, глаза заливала кровь; несколько серьезных ударов пришлось ему в грудь и в спину, и только кольчуга помешала им стать смертельными.

Тристан отчаянно отбивался – словно ураган, меч Симрика Хью косил омерзительных чудовищ, без устали нападавших на его хозяина. Некоторых он убивал прямо в воздухе, другие, получив тяжелые ранения, бились в агонии на снегу.

И снова множество сияющих серебряных стрел, просвистев у него над головой, поразили сразу несколько чудовищ.

Вдруг вся стая собралась в огромную тучу и мгновенно окружила отряд Тристана плотным кольцом. Теперь уже в ход пошло все, что можно было использовать в качестве оружия: мечи, кинжалы, стрелы и даже руки. Яак врезался в самую гущу стаи, без устали нанося страшные удары направо и налево. Вот одна птица исчезла в туче перьев и переломанных костей, сбитая на землю одним мощным ударом кулака. Другая, извиваясь, пыталась высвободиться из сильных рук фирболга, но тот, словно обычной курице, просто свернул ей шею. Мельком Тристан увидел, что Робин, орудуя ятаганом Даруса, сражается со страшными, сверхъестественными врагами. Друида очень ловко обращалась с оружием, используя его как серп, чтобы снять свой урожай отвратительных рогатых голов. Король бросился к ней на помощь.

Полдо тем временем изо всех сил отбивался кинжалом и, непонятно каким образом, умудрялся не подпускать птиц близко к себе. Яак же не отходил от Тэвиш, защищая ее, в то время как она неумело тыкала мечом в хищные морды чудовищ. Неожиданно, в самом центре стаи, возник фонтан разноцветных огней и разбросал птиц в разные стороны – это Ньют решил тоже поучаствовать в битве.

– Эй, вы, коряги, катитесь отсюда, а не то я превращу вас всех в Воробьев! – Грозно щелкая зубами, волшебный дракончик бросился к одной из смертоносных птиц и вонзил свои крошечные клыки ей в хвост, но тут же отпустил добычу и стал сердито отплевываться – ему явно не понравились перья, попавшие в пасть. А птица быстро развернулась и вместе с остальными попыталась напасть на дракончика, который тут же исчез, решив, что быть невидимым лучше всего, когда имеешь дело с такими злобными существами, как рогатые птицы. Хищные чудовища метались возле того места, где исчез дракончик, и Тристан, воспользовавшись их смятением, распорол брюхо одной из птиц.

Стая снова повернулась к Тристану и его спутникам, и он услышал, как позади пронзительно закричала Робин, а в это время одна из птиц сильно ударила его рогами в спину. У Тристана на мгновение перехватило дыхание, но ему удалось сохранить равновесие и не упасть – его спасла кольчуга. Тут же одним взмахом меча он сбил птицу, которая пыталась подняться в небо.

Вдруг король увидел, как к нему приближаются, пробираясь по снегу, около полудюжины незнакомцев, одетых в белые меховые плащи. Они появились из-за деревьев и направлялись прямо к месту сражения. Тристан заметил, что у каждого на плече висит лук и колчан со стрелами, а в руках они держат сверкающие мечи. Тристану пришлось отвернуться, чтобы нанести смертельный удар еще одной птице, но он тут же снова стал следить за незнакомцами.

Кто это? Откуда они появились? Тысячи вопросов проносились у него в мозгу, но вскоре он увидел, как серебряные мечи метнулись навстречу злобным хищникам. Кто бы они ни были, это были друзья!

Робин пошатнулась, плечо у нее оказалось располосовано рогами, и Тристан бросился к ней. Одна из птиц нацелила прямо ему в лицо отвратительные клыки, но Тристан с

силой ударил чудовище мечом по голове, и оно рухнуло на землю – король добил врага одним быстрым ударом.

И вот уже незнакомцы в меховых плащах бились бок о бок с маленьким отрядом Тристана, и постепенно птицы теряли преимущество: теперь, когда половина чудовищ погибла, оставшиеся не могли, объединившись в небольшие группы, одновременно нападать на отчаянно сражавшихся храбрецов. Тристану никак не удавалось разглядеть неожиданных союзников, только разок мелькнули громадные карие глаза, да светлый локон выбился из-под капюшона.

Вдруг Яак с диким воплем бросился вперед, схватил смертоносную птицу за лапы и, помахав ею в воздухе, как флагом, с силой шмякнул страшилище об землю. Глядя на фирболга, Тристан, Полдо и Робин почувствовали прилив новых сил. Незнакомцы тоже отчаянно крушили перитонов, и вскоре вся стая взметнулась в воздух, стараясь увернуться от ударов мечей. На мгновение страшные чудовища поднялись так высоко, что, казалось, их уже невозможно достать, но тут неожиданные союзники, сбросив капюшоны, приготовили луки.

И глазам Тристана предстали ослепительно прекрасные воительницы с хрупкими лицами, обрамленными роскошными светлыми волосами.

Король, конечно, сразу узнал их, и его охватила радость. Пораженный и счастливый, он, подняв голову, смотрел, как серебряные стрелы, умчавшиеся в небо, настигают чудовищ одного за другим, пока уцелевшие перитоны – их осталось не больше десяти – не умчались на север.

Тристан не произнес ни слова, пока последняя из воительниц не опустила лук. Тогда командир отряда повернулась и посмотрела на него своими огромными карими глазами.

– Бригит, как вовремя вы появились! Я боялся, что нам придется встретить наш конец здесь, посреди этого заснеженного поля.

Лицо воительницы осветила едва заметная улыбка.

– Ты даже не знаешь, сколь многие надеются на то, что вы победите силы зла, Тристан. Мы не могли остаться в стороне, когда вам была нужна наша помощь.

Тристан нежно обнял хрупкую воительницу, и она смущенно протянула ему руки. Оглянувшись, Тристан узнал Мауру, самую крошечную из сестер-воительниц, и Коллин, и еще нескольких храбрых девушек, сражавшихся вместе с ним год назад в войне с Казгоротом. Тогда ллевиррские воительницы были верхом на лошадях, с серебряными пиками в руках. Теперь, одетые в меховые плащи и сапоги, они бились с врагом с помощью луков и мечей. И как всегда, их отличали беспримерная храбрость и мастерство.

– Милорд король, – сказала Бригит и низко поклонилась Тристану, – Синнорианские Сестры снова готовы служить вам.


* * * * *


Мурхаунд радостно носился вокруг Язиликлика, а Хонках-Фа-Снуи время от времени останавливался, стараясь держаться подальше от мурхаунда.

– Ты почему знаком волку? – спросил тролль, подозрительно поглядывая на эльфа.

– В-волк? Он не волк. Это собака… собака! Ну, что-то вроде мерцающей собаки, только он б-больше и н-не исчезает. – Язиликлик весело рассмеялся при мысли, что тролль принял Кантуса за волка. – Он м-мой друг и д-друг моих друзей!

– Собака – друг? – Тролль медленно переваривал эту новую для него мысль, и вдруг его лицо просветлело. – Собака-друг иметь винца?

– Н-нет! У людей иметь… Тьфу, у людей есть вино. А собака п-просто ходит с ними… с н-ними.

– Умник! Отдыхать теперь. – Хонках плюхнулся на ствол упавшего дерева и задумчиво уставился на Кантуса, потом перевел взгляд на ворота.

– Я должен назад, свои ворота стерегу.

– Но ведь мы же о-охраняем в-ворота здесь, не так ли? Ведь да? Ты же не перестал быть стражем ворот. Ты только перебрался к другим воротам – и все.

– Не мой ворота!

– А часто пользуются твоими воротами? Разве многие входят и выходят через них?

– Ясно дело! Вот, ты!

– Ну, это я понимаю. А до меня?

Хонках почесал в затылке и прищурился, пытаясь сосредоточиться.

– Никогда.

– Вот видишь, а в эти ворота только что вошли, так что они гораздо важнее твоих. Может, нам лучше остаться здесь и охранять их – эти ворота!

А потом мы отправимся искать другие ворота, еще более важные.

Тролль с сомнением посмотрел на эльфа – было ясно, что он не может придумать достойного возражения. Он фыркнул и стал разглядывать ворота, словно ждал, что ему на голову сейчас посыплется целая армия врагов.

Кантус повалился на землю и стал кататься среди цветов, тихонько поскуливая от удовольствия. Казалось, его нисколько не удивило, что он прямо из ледяных глубин бушующего потока оказался на залитом солнцем лугу.

Мурхаунд вскочил на ноги и перепрыгнул через Язиликлика, задев эльфа носом, отчего тот, как пушинка, слетел с бревна.

– Н-нет, Кантус! Я н-не могу сейчас с тобой играть. Я помогаю Хонкаху охранять в-ворота!

На другой стороне луга раздвинулись кусты, и из них высунулась голова мерцающей собаки, которая с интересом уставилась на странную троицу. Эта собака, как и остальные мерцающие собаки, была с коричневой шерстью, удлиненным носом, и огромными ушами, которые настороженно поднимались, когда собаку что-то интересовало и занимало. Мерцающая собака была раза в два меньше мурхаунда.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать