Жанр: Фэнтези » Дуглас Найлз » Темный Источник (страница 58)


Вопль ярости, вырвавшийся из груди Баала, проник в самые глубины земли, повалив множество деревьев и устроив целую бурю в Темном Источнике.

Тристан споткнулся и с трудом сохранил равновесие.

Баал покачнулся и упал на землю, при этом его ногу, по-прежнему, крепко держал рог Камеринна. От этого падения задрожала земля, и вокруг начали валиться новые деревья. Тристан упал, но быстро встал на колени, не выпуская из рук высоко поднятого меча. На мгновение ему показалось, что ему удалось проскользнуть мимо Баала, но в этот момент громадная рука с силой прижала его к земле, чудом не переломав ему все кости. Извиваясь как червяк, Тристан высвободил руки и меч, но тут мощные пальцы схватили его и подняли над землей. Тристан застонал, когда Баал начал сжимать рукой его тело, решив таким способом покончить с наглым человечишкой.

Кольца кольчуги впивались в него, но Тристану казалось, что она частично поглощает силу давления. И все же, он не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой.

В отчаянии посмотрел Тристан на Источник, находившийся всего в нескольких футах. Впрочем, теперь он мог находиться и на другом конце света. Сквозь застилающую глаза пелену Тристан увидел – или ему показалось – что он видит, как в самом центре Источника пульсирует сердце Баала.

А тем временем Баал сжимал тело Тристана все сильнее, и тот уже почти ничего не понимал от охватившей все его существо невыносимой боли. Он попытался проткнуть мечом руку, которая держала его, но не смог дотянуться. Он мог только беспомощно размахивать своим оружием в воздухе, проклиная чудовище, которое медленно и мучительно отнимало у него жизнь.

Он понял, что теряет сознание, и в его затуманенном мозгу снова пронеслись слова Робин – он представил себе душу Бога, которая была так близко и так невозможно далеко. Из последних сил, задыхаясь, он отвел руку назад и бросил меч Симрика Хью высоко в воздух, направив его в сторону Темного Источника.

Медленно поворачиваясь в воздухе, клинок взвился вверх, сияя на фоне темных туч. Робин, заметив, что король предпринял последнюю отчаянную попытку спасти свою жизнь, затаив дыхание, замерла на месте. Тэвиш с надеждой следила за полетом сверкающего клинка, который медленно спускался с неба. Казалось, само время остановилось, с интересом наблюдая за тем, что будет дальше. Но очень скоро всем стало ясно, что меч упадет далеко от центра Источника, что он вряд ли даже долетит до воды. Увидев, что меч неминуемо должен упасть в грязь на берегу Источника, Тристан закрыл глаза и потерял сознание. Робин всхлипнула, а Тэвиш без сил опустилась на землю.

Вдруг рядом с падающим мечом появилась оранжевая вспышка.

– Не сюда! – Ньют схватил оружие передними лапками, хотя меч был таким тяжелым, что чуть не увлек за собой волшебного дракончика.

– Вон туда! – Неуклюже размахивая крылышками, дракончик потащил меч и бросил его в самый центр Темного Источника. Серебристый клинок с тихим всплеском скрылся под водой и… ничего не произошло.

Но тут Баал издал дикий крик боли, по сравнению с которым гром сражения показался всем мирной тишиной. Робин зажала руками уши и в изумлении упала на землю.

Бог инстинктивно разжал руку, и потерявший сознание Тристан шлепнулся к ногам Баала. Очень медленно тело Бога начало дымиться и уменьшаться, плоть исчезла шипящим облаком, открыв глазам пораженных людей голые кости.

Баал снова вскрикнул, но теперь его крик был скорее похож на стон, и на земле осталась лежать лишь небольшая кучка окровавленных останков, которые вспыхнули синим холодным огнем. Вода в Темном Источнике забурлила, когда меч глубоко вонзился в незащищенную душу Бога. Из громадной раны, там, где меч Симрика Хью пронзил истинное существо Бога Баала, сочился гной.

В глубине Источника возникло несколько взрывов, выбросивших в воздух фонтаны грязи, огня, в которых погиб меч Симрика Хью. Земля задрожала, и в небо поднялись клубы зловонного ядовитого дыма. В то же самое время корчащаяся душа Баала была изгнана с островов Муншаез, из Затерянных Миров, назад к темным воротам его царства.


* * * * *


Грюннарх извивался, тщетно пытаясь высвободиться из объятий мертвецов. Зомби протащили его сквозь свои ряды, но не убили. Вскоре Рыжий Король понял, почему. Они бросили его на землю у ног человека – живого человека в этом море мертвецов и змееподобных чудовищ. Человек был толстым и уродливым, со злобной усмешкой на лице.

Грюннарх попытался подняться, но ему не дали.

– Ты – король северян, – равнодушно заявил странный человек, в то время как зомби крепко держали бушующего короля. Грюннарх попытался плюнуть в лицо незнакомцу, однако не попал.

– Я смотрю, ты не теряешь присутствия духа до конца. Мне это нравится. Мои слуги привели тебя сюда, чтобы я мог насладиться зрелищем твоей смерти. Теперь я уверен, что ты доставишь мне истинное наслаждение.

Неожиданно толстяк схватился за грудь, а его лицо исказила гримаса боли. Он застонал и пошатнулся. И в то же самое мгновение Грюннарх почувствовал, что зомби держат его не так крепко, он напряг мышцы и высвободился из их рук.

Он не заметил, что вокруг него на землю стали опускаться сотни мертвецов, вышедших из моря, – жрицы сахуагинов лишились силы, дарованной им Баалом.

Но Грюннарх увидел, как на лице человека, стоящего перед ним, появился страх, и тогда, сомкнув свои сильные руки у него на шее, король насладился отчаянием, появившимся в его глазах.

Какой-то отвратительный огонь загорелся в этих глазах, но Грюннарх не смог понять, что он означает. Умирая, Хобарт с

горечью думал о своем Боге, который предал их в сладчайший час победы.

По всему полю воскрешенные было мертвецы падали, как сухие ветки с деревьев. Великаны из Алой Гвардии, погибшие моряки – всем им был снова дарован покой смерти, которого их так жестоко лишил Баал. Теперь ффолки и северяне теснили сахуагинов, которые в смятении отступали, изливая ярость на свою жрицу. Сражение было почти выиграно, когда рядом с ними шагали полчища мертвецов. Теперь же сахуагинам одним приходилось биться с людьми, которых было почти столько же, сколько рыболюдей.

И тут сахуагины все разом повернули к морю. Они больше не будут сражаться за Баала!


* * * * *


Полдо открыл глаза, и Робин убрала руку с его лба.

– Что… что случилось? Куда они делись?

Полдо огляделся по сторонам, опасаясь, что битва еще продолжается.

Наконец, он уселся, смущенный и успокоенный. Тристан, Коллин и Тэвиш остались около карлика, а Робин поспешила к неподвижному телу Бригит, лежащей на берегу озера.

Источник не был больше темным, хотя и Лунным его назвать было никак нельзя – просто обычное озеро, спокойно дожидающееся наступления зимы.

Робин произнесла целительное заклинание, и глаза Бригит медленно открылись – храбрая воительница сразу почувствовала, что в Долину снова вернулись мир и покой.

Из– за деревьев с опущенными глазами появилась Маура. Коллин подбежала к ней и обняла свою подругу, которой было очень стыдно за свое бегство с поля боя, но никто не сказал ей ни слова, потому что все испытали одно и то же, когда Баал появился из Источника -леденящий душу ужас. Вскоре на поляне появились Яак и Язиликлик.

Тристан подошел к Робин, которая смотрела куда-то вдаль, за озеро.

– Твое волшебство… Как так получилось, что оно вернулось к тебе? – спросил он.

– Это новые заклинания. – На мгновение Тристану показалось, что вот сейчас она заплачет, но девушка нежно улыбнулась ему. – Я знаю, что мне никогда не получить моих старых заклинаний назад, потому что моя Богиня и вправду умерла. Муншаез потеряли былое своеобразие и стали такими же, как и все остальные Затерянные Миры.

Но есть еще Боги, добрые и жизнеутверждающие, которым мы можем поклоняться. Я нашла новую Богиню, и она приняла меня. Вместе мы снова сделаем нашу землю цветущей.

– Это Чантэа?

– Да, ее знак – Роза на фоне Солнца. – Кивнув в сторону озера, Робин посмотрела на короля. – Ты ведь тоже кое-что потерял.

Тристан посмотрел туда, где навсегда исчез меч Симрика Хью.

– Это был достойный конец для моего меча. Я надеюсь, его уничтожение означает, что мне больше не понадобится оружие.

Король повернулся к черноволосой девушке, стоящей рядом с ним.

– Чудовище уничтожено, а северяне… Грюннарх – хороший человек и сильный король. Мы с ним будем союзниками, и наша дружба укрепит мир между ффолками и северянами.

Робин кивнула.

– Оба наших народа ждет процветание, ведь столько новых и важных событий связали их судьбы.

На какое-то мгновение на Тристана нахлынули воспоминания. Он представил себе своего наставника Арлена, убитого в первом сражении войны с темными силами. Он вспомнил о том, как кузнец Гэвин пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти Робин, когда Смертоносные Всадники ворвались в Кер Корвелл. И всех остальных, кто погиб во время войны с Богом смерти.

– А Бог Баал действительно умер?

– Не думаю. Мне кажется, мы не можем убить его, во всяком случае здесь, в нашем мире. Но это не имеет значения. Важно, что его присутствию на Муншаез пришел конец, и так будет продолжаться еще очень долгое время.

Король подумал о Дарусе и понял, что эта боль никогда не пройдет. Он молча помолился другу. И возможно, потому, что ему было сейчас очень хорошо, ему показалось, что он услышал тихий шепот Даруса, в котором звучали прощение и любовь.

И вот Тристан снова вернулся в настоящее. Не отдавая себе отчета, он улыбался. Он уже привык к тяжести кольчуги у себя на плечах, но теперь он расстегнул замок и скинул ее, почувствовав невероятное облегчение.

Он смущенно отвернулся от Робин, заметив, какой теплой нежностью засветились ее глаза. Потом он снова посмотрел на нее и неуверенно положил ей руки на плечи.

– Я знаю, что причинил тебе боль, и мы видели сегодня виновника этой боли в образе твоей наставницы и Зверя Казгорота. Как-то я сказал тебе, что был околдован, но это не правда. Я ошибался, считая, что должен сделать все возможное, чтобы искупить свою вину перед тобой, потому что нанес тебе оскорбление. Но я никогда не смогу искупить свою вину. Я могу надеяться только на твое прощение.

– Я прощаю тебя, – улыбнулась Робин.

Королю показалось, что у него с души свалился камень.

– Боюсь, что колдовство вселило в меня неистовый гнев, который ни за что не хотел покидать мою душу, – продолжала Робин. – Этот гнев был так же ядовит, как твоя неверность, и жил во мне гораздо дольше. Я думаю, главной задачей этого оборотня было разорвать то, что связывало нас. Я должна быть благодарна тебе за то, что твоя любовь была столь глубока, что ты сумел принять мой гнев и остаться рядом со мной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать