Жанр: Фэнтези » Дуглас Найлз » Темный Источник (страница 9)


Король видел лишь роскошное соблазнительное существо, грациозно идущее впереди. Все остальное просто перестало для него существовать.

Женщина прошла через дверь и вышла в темный коридор. Тристан догнал ее и, схватив за руку, попытался идти рядом, но она вырвалась и взбежала вверх по лестнице, направляясь прямо в его королевские покои. Споткнувшись на первой ступеньке, Тристан все-таки сумел не упасть и поспешил за женщиной.

Каким-то образом ей удалось найти его спальню, он вошел следом за ней и захлопнул дверь. Одежда, словно сама, соскользнула на пол, и глазам Тристана предстала обнаженная женщина столь совершенной красоты, что у него перехватило дыхание. Он бросился к ней, и через секунду они уже лежали на широкой кровати Тристана, а его собственная одежда осталась валяться где-то на полу – он даже не заметил, когда и как сбросил ее.

Тристана подчинило себе такое невыразимое желание, что он был уже не в состоянии ни о чем думать, кроме как об этой женщине…


* * * * *


Устроившись рядом с пустой кружкой из-под пива, невидимый Ньют наблюдал за Тристаном и Робин, стараясь не икать уж очень громко. «Что-то здесь не так», – подумал дракончик, – вот только в чем дело, он никак не мог понять.

Ой, это же не Робин! Удивленно глядя на молодых людей, дракончик вдруг осознал, что чужая женщина куда-то уводит несчастного Тристана. Это же не правильно, так не должно быть! А где Робин? Что может быть на уме у этой мерзкой, отвратительной кривляки?

– Я спасу его! – поклялся дракончик, становясь видимым. У него в голове замелькали иллюзии – ну, например, клубок змей у нее в волосах. Или вот, еще лучше – громадная бородавка прямо у нее на…

Не может же он позволить им вот так взять и уйти! Но дверь за ними уже закрылась. Ньют взлетел, и быстро-быстро замахал крылышками. «Стой!» – сказал он сам себе. Голова у него кружилась от выпитого пива. Интересно, что такое произошло с его крыльями, и почему они несут его в другую сторону? Ой-ой-ой, а это-то откуда взялось – громадная колонна, и прямо перед самым носом?

Никто в зале не заметил едва слышного шлепка, когда Ньют рухнул на пол и потерял сознание.


* * * * *


Оказавшись в своей комнате за массивной дубовой дверью, Робин сразу почувствовала себя намного лучше. Тошнота прошла, и девушка решила, что, наверное, она просто устала, – была взволнована и слишком много съела и выпила. Она легла в свою привычную с детства кровать и некоторое время с гордостью думала о Тристане.

Из него получился великолепный король! Она всегда знала, что у него большое будущее, но теперь она видела, как ее предчувствие становится реальностью. Неужели благодаря ему будет покончено с многовековой враждой между северянами и ффолками! А что он станет делать дальше?

Робин искренне надеялась, что сможет разделить с ним все радости и печали, что у них будут дети и внуки, которые продолжат дело, начатое ими.

Вместе с ним она победит страшного священника и его армию в Долине Мурлок.

В этом она и не сомневалась!

Вдруг Робин села на кровати, вспомнив о празднике, бушующем внизу в Большом Зале. Она чувствовала себя прекрасно. Почему бы не вернуться туда и не повеселиться? К тому же Тристан очень расстроился, когда она ушла.

Робин стало немного стыдно за свое поведение, она ведь знала, как много для Тристана значило возвращение домой. Они имели полное право как следует развлечься… А утром – утром снова в путь. Кроме того, она очень любит танцевать.

Робин спустилась в зал и с удивлением заметила, что Тристана там нет.

Дарус, увидев ее в дверях, тут же покинул праздник. Ей показалось, что он чем-то очень рассержен. Похоже было, что Полдо и Рэндольф не знали, куда подевался король, хотя ей показалось, что они испытывали неловкость, отвечая на ее вопросы.

Может быть, Тристану тоже стало нехорошо? Может, они съели что-нибудь несвежее? В волнении Робин стала подниматься по лестнице. Она решила, что первым делом надо заглянуть к нему в комнату.


* * * * *


Тристан не заметил, как распахнулась дверь в его спальню, но вспышка яркого света заставила его отвлечься от своего занятия. Словно издалека до него донесся голос Робин.

– Тристан? Что случилось? Что…

И тут он совершенно протрезвел, увидев потрясение и боль на лице друиды. Робин медленно опустила факел, но страдание в ее зеленых глазах стало еще заметнее в пляшущих желтых отблесках огня. Тристан попытался сесть, но запутался в простынях и снова упал на женщину, которая весело рассмеялась.

Дверь в его комнату захлопнулась с такой силой, что, казалось,

содрогнулись древние стены замка, а в сердце Тристана отозвалось одинокое тоскливое эхо…


* * * * *


Над Ясаллой скользили тени, мрачно-зеленые на фоне багрового моря: длинная цепочка темных, покрытых чешуей существ, бесшумно плывущих сквозь толщу воды. Все это время Ясалла стояла, подняв голову, следя за тем, как собирается армия сахуагинов. В ее полураскрытой пасти нетерпеливо метался раздвоенный язык.

Словно тучи, собиралась армия морских чудовищ, закрыв своими телами тот неяркий солнечный свет, которому удавалось проникнуть сюда, на морские глубины. Ясалла радовалась наступившей тьме. Море охватила пульсирующая мощь Песни Глубин и наполнила душу жрицы неуемным ликованием.

Под ней, на дне большого подводного ущелья медленно собиралась другая армия, которая не обладала ни скоростью, ни легкостью передвижения в воде, свойственными сахуагинам, – но эта армия, тем не менее, была способна внушить настоящий ужас своим врагам, поскольку состояла из мертвецов.

Разложившиеся трупы, оживленные темной силой ее Бога, молча и тупо ждали приказа.

Теперь Ясалла и Ситиссалл собрали такую большую армию, какой еще не знала история их народа. Кроме отрядов кровожадных сахуагинов, им подчинялись мертвецы – моряки, когда-то утонувшие в морях и океанах Муншаез. Они должны были бездумно служить злу. А теперь к ним присоединились еще и погибшие солдаты черного волшебника Синдра, получившие некое подобие жизни как дар жрицы Ясаллы.

А над ними, по-прежнему, проплывали легионы сахуагинов, готовые в любую минуту прорезать поверхность моря своими скользкими чешуйчатыми телами и принести смерть и опустошение землям северян или ффолков – чудовищам было совершенно все равно, кто станет их следующей жертвой. Они только ждали приказа.

Их призвала Песнь Глубин и они все собрались в Крессилаке – далеко от земель, населенных людьми. Проплывая мимо башен и куполов огромного города, они черпали из Песни Глубин силы и ярость, готовясь к схватке на земле.

На востоке они потерпели поражение и понесли немалые потери, а причиной их неудач был новый король и могущество Матери-Земли. Ясалла чувствовала, что Богиня больше не представляет прежней опасности, а вот король стал серьезным врагом. Из-за этого короля Баал и направил свои силы и свою жрицу на запад, в сторону Корвелла.

Ясалла призвала жриц в храм, расположенный высоко на стене ущелья. А в это время Ситиссалл собрал все свои армии, и они начали марш на запад.

Подчиняясь воле Баала, они выйдут на сушу и уничтожат все живое, что попадется на пути.

Бог смерти пообещал им хорошую награду. Если они расправятся с людьми, живущими в прибрежных районах, и разрушат порты Гвиннета, Баал даст им то, о чем Ясалла могла только мечтать.

Он пообещал утопить остров Гвиннет, а вместе с ним и королевство Корвелл окажется навечно во власти сахуагинов.


* * * * *


Мать– Земля начала заботиться об островах Муншаез задолго до того, как там поселились люди. Даже изящные и легкие ллевирры -эльфы, населявшие когда-то эти острова – пришли сюда, уже когда Богиня правила здесь многие века.

Богиня видела, как рождаются уродливые, противоестественные существа.

Она пережила ужасные эпидемии, во время которых погибали животные и растения. Слишком часто она страдала от ран, нанесенных войнами, которых можно было избежать. И это делало ее муки еще более невыносимыми. Ее леса не раз горели, а целые деревни погибали под ударами вражеских мечей и топоров, или ффолки становились жертвами черной магии сил зла.

Но никогда не видела она ничего ужаснее и непристойнее, чем Дети Баала. Само их существование представляло угрозу Равновесию, а их появление на свет благодаря колдовству Темного Источника неизлечимо ранило ее душу.

Богиня считала всех, кто населял острова, своими детьми и, может быть, именно поэтому так негодовала. Больше всего ее сердце болело за Гранта, который верно служил ей и всегда охранял Генну Мунсингер. Поэтому убийство медведя и превращение его в страшное злобное чудовище было самой страшной раной, нанесенной ее душе.

Богиня постепенно становилась все слабее, ее ярость, боль и страдание утихали. И вот разверзлась черная пропасть смерти и поглотила ее.

Больше Богиня ничего не чувствовала.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать