Жанр: Русская Классика » Алексей Недосекин » Чаепитие у Прекрасной Дамы (страница 1)


Недосекин Алексей

Чаепитие у Прекрасной Дамы

Алексей Недосекин

Чаепитие у Прекрасной Дамы

0. ПРОЛОГ НА НЕБЕСАХ

x x x

Так однажды не встретились, хоть и условились быть в восемь вечера подле нестроящегося дома (вариант: слишком многое следовало б забыть, кабы сердце-предатель не плакало после погрома).

Докури сигарету и погляди-ка в окно. Год назад, как сегодня, вползали лиловые тени неотступные спутники поздней весны. Суждено пережить и сумятицу нынешних несовпадений.

Где гараж, там оставить авто не составит труда, только жить в тех краях - что плевать против сильного ветра. В гардеробе отыщется шарф, а на небе звезда, но себя не сыскать, и от этого скомкались нервы.

На развалины храма удобно носить тополям жертву малую пряжи от семечек легкого пуха. Может, кто уцелеет - и веткой махнет кораблям, что, несомы водою, сиреной царапают ухо.

Восемь вечера, ночь и прозренье слепых фонарей. Комбинат уморился ворочать каленым железом. Отряхнувшись машин, казематов, природа резвей поспешить напоиться дыханьем весеннего леса.

Так - не встретились. Что же: попробуем снова дружить с тихой музыкой сумерек, с тайной молитвой сердечной. Нам достанет упрямства отчаянье заворожить кавалькадой знакомств бестолковых, зато и не вечных.

Разновидные овощи осенью дивно вкусны. Неключимы рабы, мы не жнем, где и сеяли прежде. Из невстреч и причуд вьется кружево зыбкой весны, ищет сквозь загородку протиснуться зелень надежды.

x x x

1. ПРОЛОГ НА ПАРТСОБРАНИИ

x x x

Ответственность любить на произвол судьбы,

читать невнятный текст трибунам полусонным,

погибшие мечты закатывать в гробы,

как в банки огурцы, что осенью весомы.

Мы умерли. И Клуб осыпался как пух.

Давленье мелочей первысило пределы.

Расплатой за весну чумной витает дух,

Зловоньем умастив церковные приделы.

Накрытые столы в предверии беды,

ночные фонари, попутные столбы,

заплаканные сны, молитвы в никуда,

а в сумерках - звезда, скользящая с листа.

x x x

Полумрак. Чадят факела. Где-то вдалеке

гул многих барабанов. Подземелье ведьм,

иначе и не скажешь. А сегодня здесь

проходит Партйное Собрание. И все, что любо

му партсобранию присуще, в наличии: пре

зидиум, графин, трибуна, Председатель, сон

ные партийцы, Секретарь собрания. Все участ

ники собрания одеты экcцентрично и сма

хивают на карнавальных пиратов. На повестке

дня собрания стоит обсуждение новых замыслов

авторов литературного кружка.

Покуда собрание не началось, Председатель соб

рания, одетый в кимоно японского самурая,

вполголоса переговаривается с Секретарем.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Мафилькин опаздывает. СЕКРЕТАРЬ. К нам он всегда опаздывает. Зато во все прочие места молью поспевает. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Микола, ты на него не серчай. Он малость оторвамши от коллектива. Это у него головокружение от успехов. СЕКРЕТАРЬ. Остальные почему-то вовремя приходят. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. И толку что приходят? Как пришли, сразу завалились

спать! У нас с тобой, Микола, не партия, а сброд какой-то. СЕКРЕТАРЬ. Так-то оно так ... ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Сброд и есть. (Вздыхает). Сам посуди. Я так понимаю: если я, скажем, боевой командир, а ты пидор медицинский, все равно садись со мной чай пить. Конечно, если ты сын божий, а не хрен в рогоже, как некоторые здесь. А не хочешь чай пить - проваливай! Здесь никто никого не держит. Только пусть потом на себя пеняют. СЕКРЕТАРЬ. Ты слишком горячишься. Ты совсем не бережешь себя для партии. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Да, клетки надо беречь. Давай чай пить. Ты пока чайник поставишь, а я открою собрание. (Секретарь удаляется во мрак). Так, товарищи, внимание! (Стучит ложкой по кружке). Сегодняшнее собрание считаю открытым. Мафилькин - он у нас особенный - запаздывает, поэтому будем начинать без него. (Драматургу). Иди докладывай на трибуну. И я тебя умоляю: не торопись, а то ты обычно как погнал, так мы за тобою не успеваем мыслью. Отдыхай иногда и от самого себя тоже.

Пока Драматург неверным шагом, спросонья,

выдвигается в сторону трибуны, партийцы пере

ворачиваются на другой бок. Кто-то всхрапывает.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Опять Мук храпит. Это фуйня нездоровая. Сто Сорок Восьмая, кинь-ка в него тапком!

Сто Сорок Восьмая бросает тапком и попадает Муку в ухо.

Мук беспомощно взвизгивает, но храпеть перестает.

Если бы сцена партсобрания освещалась лучом теат

рального прожектора, то луч сей мог бы высветить

две неподвижные фигуры, затаившиеся в дальнем углу

зала. Это Мафилькин и Седок.

МАФИЛЬКИН. Сначала я зайду, поздороваюсь со всеми, а потом тебя позову. Твоя фамилия Иванов, как договорились. СЕДОК. Место здесь гиблое. Вонливо. МАФИЛЬКИН. Это черти баню затопили, а дрова сырые. СЕДОК. Черти что есть? МАФИЛЬКИН. Это тоже партийцы, только задвинутые. Их обычно на тряпку садят. СЕДОК. Понятно. МАФИЛЬКИН. Потом детям будешь рассказывать. Цирк! Ладно, я пошел. Жди.

Собрание тем временем продолжается.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Как, ты сказал, будет называться пьеса? ДРАМАТУРГ. "Чаепитие у Прекрасной Дамы". ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Где-то я такое уже слыхал. Ну ладно. Так о чем ты хотел своей пьесой рассказать народу? ДРАМАТУРГ. Как вам, наверное, известно, Прекрасная Дама была открыта в тридцатом году известным путешественником и естествоиспытателем по фамилии Седок, который сообщил о своем открытии в районную газету. Как вы помните, открытие наделало много шуму. Действительно, наконец-то мужская часть нашего населения получила реальную возможность полнокровно удовлетворить все все свои наиболее возвышенные духовные запросы (я имею ввиду изысканные любовные утехи без перехода их в

крайнюю фазу незатейливого плотского удовольствия). Семьи в нашем городе затрещали по швам.Действительно, как сказал один известный драматург, все семьи несчастливы по-своему. А отчего они несчастливы? Оттого что семья как институт налагает на своих членов некий отпечаток, даже можно сказать, клеймо посредственного бытования в рамках обыденного. А тут оказалось возможным бытовать как непосредственно, так и внеобыденно. В общем, наступил, что называется, бум. Диапазон запросов населения был очень широк: от переспать в интерьере до чтобы Она ему на письмо ответила. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Это все похоже на Белоснежку и семьсот семьдесят семь гиперсексуальных гномов. ДРАМАТУРГ. Вопрос встал настолько серьезно, что получил свое освещение на сессии Облисполкома. Было принято решение преодолеть кризис семейных отношений путем создания Общества Любителей Прекрасной Дамы. Облисполком передал на баланс Общества графскую усадьбу, учредил на базе усадьбы заповедник "У Прекрасной Дамы" и установил строгий регламент посещений Заповедника. За определенную плату каждый член Общества Любителей, выигравший в ежегодную статусную монетарную лотерею (всего около 300 мест), мог раз в год навестить Прекрасную Даму и провести с ней вечер в режиме добросовестного (не обремененного сексуальными и иными домогательствами) чаепития. Такой порядок давал мужчинам надежду на нечто большее. На то, что Дама в один прекрасный день сделает его своим избранником. Поэтому они были согласны участвовать во всевозможных лотереях и пить чай до второго пришествия. Шел год за годом, Заповедник работал, пополнял местные бюджеты всех уровней, а потом пришла беда. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. И чего случилось? ДРАМАТУРГ. Исчезла Прекрасная Дама. Дежурный по Заповеднику старший сержант внутренней службы Эмилия , когда Дама в положенный час не спустилась к завтраку, постучалась к ней в спальню. Когда никто не ответил, Эмилия взломала дверь и за ней обнаружила раскрытое окно в сад, обрывки документов и ничего более того. Был страшный скандал. Пытались обратиться к первооткрывателю феномена Седоку, но он наотрез отказался участвовать в розыске. Он сказал, что больше не намерен открывать никаких Прекрасных Дам. Он сыт этими Дамами по горло, это его собственные слова. Общество пребывало некоторое время в изрядном раздражении. Поговаривали даже о введении комендантского часа. Но потом все улеглось как бы само собою. И Седок куда-то исчез из города. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну, это все как бы исторический подтекст. А пьеса-то о чем? ДРАМАТУРГ. Пьеса строится на том, что Седок, первооткрыватель Дамы, несомненно знал о ней более всех остальных. Он об?ективно стоял к Ней ближе прочих, поэтому их взаимоотношения особенно важны и проливают свет на многое. О Прекрасной Даме мы практически ничего не знаем. Говорят, что она некоторое время работала на Комбинате, а потом уволилась. Но это не суть важно. Что делало Нашу Даму Прекрасной? Ведь Она как бы стояла под вуалью, а Седок нашел способ приподнять эту вуаль и открыть миру прекрасный Ее лик. Как это произошло? Почему исчезла Дама? В каком направлении развивался несостоявшийся роман наших героев? Вот сюжет пьесы. Любил ли Седок свое открытие? Вне сомнения. Страдал ли он от того, что его открытие стало уделом многих вожделений и притязаний? Разумеется. В архивах сохранились сведения о том, что Седок принял общую участь и вступил рядовым членом в Общество Любителей Прекрасной Дамы. Как ни странно, он постоянно выигрывал в ежегодную лотерею, а посему навещал Даму раз в год, пил с Нею чай и не разу не оставался с Ней наедине ( за этим смотрел персонал Заповедника , неизменно присутствовавший на Чаепитиях). В остальное время года Седок писал Даме безответные письма (Она не успевала или не желала отвечать). Эти письма неизменно на общих основаниях вскрывались и прочитывались. Таковы факты. И вся моя пьеса, собственно, построена на переживаниях нашего главного героя. Я планирую раскрыть его внутренний мир через взаимоотношения Седока с Прекрасной Дамой, взятые в конкретных ситуациях их встреч, чаепитий, его диалогов с другими героями пьесы. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Так все драматурги делают. А вот чем ты планируешь закруглиться? ДРАМАТУРГ. Однажды, после очередного посещения Дамы, герой понимает, что любит он не саму Даму, а свою любовь к ней и весь комплекс сопутствующих переживаний, в свое время пережитых им в надлежащем антураже. Бывало, в мечтах герой уносил свою возлюбленную в другой город,

на другую планету. И эти его иллюзии с годами представились ему как действительные события, оставшиеся в прошлом. И когда герой понимает, что Дама - это только повод, только ключ к разгадке его самого, он умирает. В гостинице за тысячу верст отсюда, одинокий и всеми забытый. Его финальный монолог - это просто вопль в никуда. Зрители будут визжать и плакать. Я уже предвкушаю. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нет, так не пойдет. Мы не можем согласиться с тем, что в наших пьесах лучшие люди мрут как мухи. Получается, лучшие гибнут, а жить остается всякое говно. Да на этой твоей пьесе, если мы ее вовремя не подправим, может вырасти целое поколение нытиков и внутренних эмигрантов. Ты должен понять , ведь ты же работник культуры, а не какой-нибудь кулацкий подпевала. Кстати, Мафилькину ты показывал? Что он говорит? ДРАМАТУРГ. Его, в принципе, все устраивает, только он тоже не согласен с финалом. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Нас, партийцев, чутье на перегибы никогда не подводило.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать