Жанр: Русская Классика » Алексей Недосекин » Чаепитие у Прекрасной Дамы (страница 13)


Занавес. Выходит Чиголотти.

ЧИГОЛОТТИ. Тут меня спросили, как это могло быть , чтобы актриса Бурлакова, которая сейчас репетирует в сцене из венецианской жизни, одновременно исполняла роль Прекрасной Дамы в сцене "Застольная беседа". Отвечу прямо: не знаю. Для примера. Исследователь смотрит в микроскоп и видит: шевелится что-то кишечеполостное. Зачем оно там, кто его туда усадил? Неведомо. Но, с другой стороны, если оно уже там, стало быть, это кому-нибудь нужно? Здесь тайна. Нужно верить. Но мы отвлеклись. Для перехода к следующей сцене требуется некоторое пояснение. Война между ОЛПД и колхозом "Путь Капитала" обескровила ОЛПД и ввергла его в упадок. Новый Друг Элм взорвался и был подзахоронен к своему отцу, товарищу Кацу. Седок женился на Иринии, но продолжал украдкой посещать Чаепития. Он также, в обход Регламента, подкарауливал Прекрасную Даму на городском кладбище, когда она навещала могилу своего погибшего возлюбленного. Однажды Иринии стало известно об этих кладбищенских встречах, и она решила положить им конец. Сцена так и называется: " Встречи на кладбище".

Уходит за кулисы.

8.3. ВСТРЕЧИ НА КЛАДБИЩЕ.

Действующие лица: Прекрасная Дама (без текста),

Мафилькин, Седок, Ириния, потом Клаус (без выхода).

Поздняя весна. Городское кладбище. Могила Ста

рого и Нового Элмов. Прекрасная Дама возлагает

гвоздики на плиту, меняет воду в банке, вырывает

сорняки, коварно расплодившиеся с прошлого раза.

Мафилькин и Седок стоят неподалеку и тихо беседуют.

Внезапно грохот за сценой и перемена освещения.

Такое уже было, в самом начале спектакля.

СЕДОК.

Ириния идет . Бежать внезапно

Иль текст читать? - Понять никак нельзя,

Коль Драматург не сделал раз?ясненья.

И что же делать бедным персонажам,

Когда неясен ближний жребий даже,

А сцена, элегичная вначале,

В конце тупой исполнена печали?

МАФИЛЬКИН

Рассей пустую думу, страх ребячий,

Как некий драматург сказал когда-то.

К чему сюда Иринии являться,

Когда она с поллитрою в постели,

Ласкает ухо шумом радиолы,

Или с каким любовником банальным

Трясет кровать, чтоб похоть утолить?

CЕДОК

Меня тебе не изменить во мненьи,

Что здесь имеет место отомщенье.

Ириния отмыть готова кровью,

Те дни пустые, что мы с ней бывая,

Бездарно-безнадежно убивали,

Хотя б и называя их Любовью.

Пойдем же, друг, оставим эту сцену,

Переместимся к левому порталу,

Чтобы отмщенью , названному выше,

Ничто нигде ничем не помешало.

Мы попусту не потревожим Даму,

Пусть стороною наблюдает драму.

Седок и Мафилькин и Прекрасная Дама пря

чутся в заветрие. Гроза началась. Ведрами

льет на сцену дождь. Седок не ошибся: Ири

ния возвращается за ним. Она напоминает:

искушенному зрителю - Леди Макбет, Брунгильду

и Оттилию в одном флаконе, неискушенному

зрителю - жену перед уходом на работу.

ИРИНИЯ

Услышь меня, бессовестный предатель,

Колодцев непрерывный отравитель,

Несчастный врун и блудодей притом!

Терпела я, когда ты с этой сучкой,

Ты с этой блядью, с этой прошмандовкой,

Встречался явно, на глазах у всех,

В дозволенных приличьях оставаясь.

Но чтоб терпеть подпольные стихи,

А также неотправленные письма,

Иль поджидать ночные телефоны,

Едва ли сил достанет у меня!

МАФИЛЬКИН.

Как она хороша, в этом старомодном шушуне. Ириния Седок,

в девичестве Парамонова-Мафилькин. Ируля, не вылезай на аван

сцену! там льет из ведра. Держись луча.

ИРИНИЯ

(возобновляет чтение , восстановив свои

позиции, с большим самообладанием)

Регламент есть, его не отменяли.

Там сказано: не чаще раза в год,

Любитель Дамы может появляться

В ЗУПД, чтобы рядом вместе с ней

(Опять-таки в приличьях оставаясь)

Предаться поминаниям былого.

Всего лишь день на эту процедуру

Регламентом отпущен благостойным.

В иные дни, оставшие в году,

Любитель Дамы быть примерным мужем,

Отцом и дедом должен оставаться,

Работником умелым и усердным,

Чтоб денег в дом поболе приносить.

Ты ж запустил хорошую работу.

Тебе давали место. Ты его

С негодованьем попросту отвергнул.

За комнату неплочено вобще.

Ребенок ходит в стоптанных ботинках.

А акции, что акции твои?

Иль дивиденды? - Это ж просто слезы!

Бывало, погляжу в сертификаты,

И не пойму, то ль ими подтереться,

То ль печку превосходно растопить.

СЕДОК

( в негодовании )

Так подотрись! Но уж потом втуне

Не помышляй о курсовой цене!

МАФИЛЬКИН

(Седоку, зловещим шепотом)

Держи себя в руках, не спорь напрасно,

Здесь гнуть свое становится опасно.

Получишь в глаз, что и не раз бывало.

Гордыню бы смирить тебе пристало.

Что до меня, с племянницею Ирой

Намерен разрешить я дело миром,

В семью вернуть зарвавшегося мужа.

Ты возразишь, что будет только хуже.

На что отвечу: ежели посмеешь

Семью покинуть завсегда успеешь.

Ребенка оставляя сиротою,

За бедности последнею чертою.

(Иринии)

Зову тебя, как Гавриил с трубою,

Заткнуть фонтан, отверзнутый тобою.

В благопристойном нашем антураже

Изрядную ты заварила кашу.

Уймись, толстунья! Стыдно выступать

На клубной авансцене в этом весе.

Конечно же, ты можешь заявлять,

Что дело не в тебе, а вовсе в пьесе,

И Драматург дал толстою тебя,

Твой персонаж изрядно не взлюбя.

Но возражу на обвиненье это,

Что есть на все народные приметы.

Ведь висельник, понятно, не утонет,

А толстого, известно, не схудит.

И ветер дряхлый дуб к

реке не склонит,

И в животе зазря не забурлит.

Поэтому своею толстотою

Обязана ты общему настрою.

Нелепо под кладбищенскою сенью

Форсировать плохие настроенья.

Такая вопиющая беспечность

Ввергает нас в дурную бесконечность.

(В примирияющем ключе)

Вам надлежит немедля помириться,

Тесней друг с другом за руки сплотиться,

Чтоб жизненные вечные проблемы

Решать вдвоем и не впадать в дилеммы,

Реальность с Идеальным не мешая

И Жизнью Клуба не перегружая.

Всему есть место и всему есть время.

Есть время убегать и возвращаться,

Есть время открываться, есть - скрываться.

Есть время думать, время говорить,

Есть время умножать, а есть - делить.

Вам эту мысль не внове вовсе слышать:

Ведь мы - как прочитали, так и пишем.

Как малые народы: мы поем,

Что видим в окружении своем.

( Голосом усталого человека )

Мне все это порядком надоело.

Мирить чужих людей - пустое дело.

Доныне я стихами из?яснялся,

Но Драматург, как пить, перестарался.

Поэтому, взыскуя примиренья,

Закончим в прозе наше рассмотренье.

Дождь из ведра кончился. Кладбище погружается

в отсыревшие мглистые сумерки. Тихо.

ИРИНИЯ. Много прозвучало здесь стихов, причем не самой высокой

пробы. (Мафилькину). Я приветствую твои миротворческие потуги. Но они здесь неуместны. Ему было сто раз говорено-переговорено, а он все делает по-своему. Ну что ж , пусть нам будет хуже.(Седоку). У тебя есть ровно пять минут, прощайся со всеми и пошли.

СЕДОК. Чуть позже.

ИРИНИЯ. Нет уж хватит. Пьеса пьесой, а жизнь идет своим чередом, и нечего отлынивать. У тебя еще полно работы по дому.

СЕДОК. Ладно, подожди меня в автомобиле на платной стоянке.

ИРИНИЯ ( в понятном раздражении ) Нет уж, дружочек, закру

гляйся, а то ты мастер мимо Регламента, а нам еще в супермаркет

ужинать.

СЕДОК. Только пять минут. Попрощаться с детством.

ИРИНИЯ (поразмыслив) Можно сделать и наделать очень много в

пять минут. Я иду в машину только в форме компромисса. Секундомер

пошел. Готовься.

СЕДОК ( воодушевленный ) Вот за это тебе огромнющее спасибо

от имени всех работников клубной сцены!

ИРИНИЯ. И как тебе не надоело строить из себя полного клоуна на посмешище всему стадиону.

Уходит за кулисы. Пауза.

МАФИЛЬКИН. Пяти минут действительно за глаза. Отыграем финал, и пойдешь себе в машину.

СЕДОК. Предлагаю сыграть финал двумя сценами позже, а за это время пусть монтировщики сделают перестановку.

МАФИЛЬКИН. Насколько все это сценично, вот вопрос. (Поразмыслив). Хотя ... Как ты планируешь производить перемену декораций?

СЕДОК. При помощи поворотного круга.

МАФИЛЬКИН. Тогда принимается. Поворотный круг - это рейнхардтовские штучки, это карусельная атмосфера, и вполне отвечает нашим задачам. Дефицит содержания мы скомпенсируем избытком сценических приспособлений. Ты сам попросишь, чтобы нас отогнали на задний план, или мне сходить.

СЕДОК. Да просто крикни в кулисы, чтобы они там подсуетились.

МАФИЛЬКИН (кричит). Алло, Клаус, ты где?

КЛАУС (за кулисами). Я весь здесь.

МАФИЛЬКИН. Слушай, скажи монтировщикам, чтобы включили поворотный круг. Мы тут уже все.

КЛАУС (за кулисами). А финал что, играть не будете?

МАФИЛЬКИН. Да пока погодим. Попозжее.

КЛАУС (за кулисами). Ну, как хотите. Мы , правда, на той стороне уже подмонтировали сцену из венецианской жизни. Может, не надо ее пока открывать, а то весь эффект пропадет.

МАФИЛЬКИН. Умно'. Тогда пусть включают круг, мы от?едем, а ты тем временем пустишь занавесочку.

КЛАУС (за кулисами). Как захотим, так и сделаем.

Включаются электромоторы под сценой. Прекрасная Дама,

Мафилькин и Седок уезжают на поворотном круге на

задний план. Одновременно на передний план выезжает

декорация венецианского дома, но этого нельзя

увидеть, потому что занавес. Выходит Чиголотти.

ЧИГОЛОТТИ. Наш спектакль завершает блок сцен под единым названием "Прощание с прошлой жизнью". Они скажут сами за себя, и я не берусь их комментировать. Назову лишь порядок сцен: "Прощание в Венеции", "Прощание в Заповеднике", а завершает все собственно финал пьесы "Чаепитие У Прекрасной Дамы", который персонажи пьесы должны были сыграть только что, но не стали. И на этом конец. По завершении спектакля мы ждем аплодисментов или гнилых помидоров, но мы будем не готовы к равнодушному молчанию. Оно нас попросту прикончит. Я не прощаюсь. Скорее всего, я еще появлюсь по ходу пьесы. А если будете уходить - не оставляйте свои личные вещи.

Уходит за кулисы.

8.4. ПРОЩАНИЕ В ВЕНЕЦИИ.

x x x

Любители фьяб, сатурналий, басен

стекаются узенькими проулками

на пьяцца Сан-Марко. В праздных прогулках

вид на Лагуну предельно ясен.

Колокольню спиной подперев, полезно

спрятаться в тень. Мимо льва-грамотея

Амур под конвоем влачит Психею,

а той с похмелья по сердцем тесно.

Тюряга Пьомби не скрасит вида,

не обернутся равниной холмы, и

в самый разгар болтовни безобидной

доносы дожам строчат кумовые,

чтоб следом увялая коломбина,

собравши в узел припасы снеди,

просила свиданки: ее так любимый

уж год на казенной сидит диете.

И вот он ей пишет: явились крысы,



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать