Жанр: Русская Классика » Алексей Недосекин » Чаепитие у Прекрасной Дамы (страница 2)


На свет выходит приснопамятный

Мафилькин и занимает свое место в собрании.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ты, сокол, все незнамо где летаешь, а нет чтобы вовремя прийти на мероприятие и быть вместе с народом. МАФИЛЬКИН. Я очень извиняюсь. Я был при делах. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А мы, значит, не при делах? У меня такое чувство, будто ты из Лондона в Париж шел пешком и нигде по дороге не встретил телефона-автомата. Это у тебя явно нездоровая. Ладно, уже включайся в процесс. Нам тут Драматург новую свою пьесу подогнал на обсуждение. Он сказал, что ты в курсах, только тебе финал не нравится. Что ты пред?являешь этому финалу? МАФИЛЬКИН. В целом, пьеска неплоха. Как говаривал один драматург, в ряде случаев она будет даже посильнее, чем "Фауст" Гете. Но любовь должна побеждать смерть. Это - требование исторического оптимизма. И это должна быть любовь как со-творчество, а не любовь как суб?ективное и не вполне здоровое переживание. Любовь как болезнь что здесь нового относительно достигнутых ранее результатов наших и зарубежных литераторов? Мы этот момент пережили и в диалектическом отрицании сняли. Синтезировав противоположности, мы как бы встали над ними и ухватили момент в целом, в его творческом саморазвитии. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну. Ты думаешь точно как и я, только мне образования не хватает сказать умными словами. И еще должна быть народная поэзия. МАФИЛЬКИН. Нет, безусловно, народная поэзия - это один из неоьт?емлемых атрибутов народной правды. Но вопрос, который я задал бы герою пьесы, звучит примерно так: чем ты можешь ответить по обязательствам, возложенным на тебя жизнью? Если ты находишь возможным в своем чувстве об?ективировать лучшие проявления человеческого духа, если ты взыскуешь позитивных традиций реализма и выражаешь собою положительный тип социального героя, - это один разговор. Если же ты погряз в своих иллюзиях, если ты оторвался от почвы, умираешь в финале и не отвечаешь на главные вопросы бытия, - тут, браток, извини-подвинься. Любовь как функция нездоровой психики - ха-ха! Сказка про белого бычка. А вот ты пойди пронеси свое чувство через все соблазны мира, через самоотрицание и самоотречение, и тогда-то мы посмотрим, что у тебя за любовь и что от нее осталось к концу твоего жизненного пути. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Совершенно верно. Надо, чтобы герой был мужик, чтобы он мог отвечать за свой базар. Такое открытие сделал, а ведет себя как придавленный. (Драматургу). Ну ты уловил, да? Учти все наши замечания и начинай работать. И планируй , чтобы на Новый Год уже был спектакль. Я позвоню в Клуб, чтобы нам подогнали зал для репетиций. Мафилькин будет режиссер. Что у нас с главным героем? МАФИЛЬКИН. Я привел одного парня для обсуждения. Он за дверью стоит. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Кто такой? МАФИЛЬКИН. Он у нас в Клубе электриком работает. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Давай его сюда.

Мафилькин уходит и возвращается вместе

с Седоком.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Как тебя зовут, братан? СЕДОК. Иванов. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Я тебя в упор не помню. Ты давно в Клубе? СЕДОК. С осени. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Жена дети? СЕДОК. Женат с тридцать пятого года. Супругу зовут Иринией. МАФИЛЬКИН. Моя племянница. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вы, значит, своячки. Теперь будете кумовство здесь разводить. Иванов, ты партиец? СЕДОК. Никак нет. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А чего. СЕДОК. Все как-то не собраться. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Это на блядки собираются, а в партию вступают с горячим сердцем и холодной головой. СЕДОК. Понятно. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Не знаю, что тебе понятно. Клуб-то любишь? СЕДОК. Я с детства при Клубе. Еще батя лампочки вворачивал, а я рядом стоял. Многие роли наизусть помню. Например, роль товарища Забелина, после того как он починил кремлевские куранты. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну-ка прочти. СЕДОК (декламирует). " Подумать только! Ну надо же! Я, скромный инженер, нежелательный для новой власти элемент, в недавнем прошлом - торговец спичками, починил-таки главные часы страны! Покончено со всем отжившим, давящим, никчемным! Баста! Скоро полночь. Они мне поверили. Зинаида, представь себе! Кругом разруха, жрать нечего, а большевики вспомнили о такой ерунде, о каких-то часах, чтобы ..." ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А что дальше? СЕДОК. В этот момент куранты отбивают полночь, инженер Забелин теряет равновесие и падает со Спасской башни вниз головой. Полночный бой курантов возвещает о замене всего отжившего новым. Занавес. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Неплохо.(Мафилькину). Ладно, пусть репетирует. Но под моим чутким руководством. Дело ответственное, рисковать нельзя. Если бы ты мне, скажем, Лоуренса Оливье подогнал, не было бы никаких вопросов. А так ... Что с Прекрасной Дамой? МАФИЛЬКИН. Ищем. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А не хочешь свою племянницу Иринию застроить в этот проект? Тогда бы у вас наметился семейный подряд. МАФИЛЬКИН. Ириния не подходит. Она толстая. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Жаль! Ну ищите. Но чтоб через неделю было. Если не найдете, Сто Сорок Восьмая будет играть. А то я его сколько раз просил задний мост подогнать, а он ни в какую. (Обращаясь к Сто Сорок Восьмой). Как, братан, смогешь сыграть Прекрасную Даму? (Хватает его за попу, Сто Сорок Восьмая резво отпрыгивает). Да ну чего ты, один раз - не пидорас... Вот чудной: хоть бы на полшишечки дал засадить в шоколадное пятнышко... (Переживает). МАФИЛЬКИН. Мы в баню-то идем? ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (отвлекшись от своих переживаний). Да. Все, партсобрание считаю закрытым. Что у нас на сегодня черти приготовили? МАФИЛЬКИН. Песенку про наш край. Сегодня целый день учили. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Сейчас посмотрим, как они учили. Зондеркоманда, строиться! Тридцать секунд на построение.

Черти спросонья вскакивают и бегут на построение,

кто в чем. Смеяться или плакать, глядя на них,

каждый выбирает по себе.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Эх, от-ставить. Нет резвости блять! Мук все время опаздывает. Команда "Отставить" выполняется в два раза быстрее!

Мук у меня точно сегодня получит много всяких мук. Одни косяки порет.

Черти возращаются на исходные позиции,

а вослед, по команде Председателя, молью

слетаются в строй. На сей раз Председатель

удовлетворен

резвостью подчиненных.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну давайте пойте что выучили. (Предупреждая поспешный запев чертей). Только сначала назовите авторов. Кто запевала? Мук? Ну давай называй авторов. МУК. Слова Пришельца. Музыка я не помню. Наш Край. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ты, братан, сегодня какой-то глумной. Целый день прохрапел, и сейчас спишь на посту. (К собранию). Нет, вот я смотрю на вас и думаю: кино и немцы! (С воодушевлением). Если бы все так докладывали, как Мук, нам бы враги давно уже сожгли родную хату! (Муку). Еще раз так доложишь, получишь в жбан. Я тебя предупредил. Партиец Мук! МУК. Я!! ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Кто авторы песенки?! МУК. Слова Пришельца!! Музыка народная!! ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вот так. И не заставляйте на вас кричать. Сразу делайте все правильно. А то сами же косяки порете, а потом обижаетесь. Давайте пойте уже.

И запели черти! Тут тебе и про березку,

и про бегут вперед дороги. Мук старается

петь изо всех сил, даже нот не соблюдая.

Председатель доволен.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Давно бы так! Иванов или как там тебя! К следующему разу напиши гимн Прекрасной Даме и раздай чертям, пусть учат. Чтоб было как в Венеции. И я тоже буду петь. Раз Сто Сорок Восьмая мост не подгоняет за так, значит, будем ухаживать. СЕДОК (он же Иванов). Постараюсь. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Не постараюсь, а чтоб через неделю было! МАФИЛЬКИН. Сделаем, не сомневайся. Драматург подключится. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Давайте уже чай пить. Потом в баньку.( Седоку). Присаживайся, братан, попей чайку со старшими товарищами. Заодно расскажешь, как ты в Клуб попал.

Секретарь собрания поспешает с закипелым

чайником. Черти ложатся спать. Не смолкают

в ночи барабаны. И вонь от бани все пронзи

тельней. Факела отбрасывают нервные тени.

Занавес.

2. ПРОЛОГ В КЛУБЕ.

x x x

Она прощается со мною.

Ее черты неуловимы.

Осколки сна неумолимы,

а дни пропитаны бедою.

Чему осталось долюбить,

то дострадает, от-томится.

Все остальное - умалится,

и лиц не будет различить.

Назавтра танцы в Клубе пьяном,

от бормотухи до упада.

А Шива жарит на баяне

и топчет мир в припадке правды.

x x x

Премьера спектакля "Чаепитие у Прекрасной Дамы",

поставленного по одноименной пьесе Драматурга,

состоится всего через полчаса на сцене Клуба.

За кулисами - праздничное оживление. В одной из

гримерных засели Председатель, Мафилькин и

Драматург.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Мы долго шли к этой славной дате. Строили мы строили, и, наконец, построили. (Лицо у него красное. Мафилькину). Ты Облисполкомовских хорошо усадил? МАФИЛЬКИН. На первых три ряда. Им изрядно приглянулся наш буфет. Я их заверил, что второе действие мы не начнем, покуда они у нас как следует не отобедают. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вот правильно. Людям тоже надо когда-то отдыхать.

Стук в дверь гримерной. Из-за двери

высовывается Клаус.

КЛАУС. Цветы для актеров и пиво. МАФИЛЬКИН. Цветы все сложи в тазик за кулисами, а пиво тащи сюда.

Клаус выставляет в гримерную два ящика

пива и откланивается.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (декламирует). "В праздничном убранстве улицы, площадя, приусадебные участки, школы для умственно отсталых". (Открывает пиво зубами и отхлебывает из горла). Свежее. Просто не нарадоваться какой праздник. И это все благодаря вот кому. (Обнимает Драматурга за плечо). Вот он, герой дня! Такую пьесу подогнал! Прислушался к мнению коллектива, устранил замечания, ввел элементы народной поэзии... Золотой ты мой человек! (Дарит Драматургу пьяный поцелуй). ДРАМАТУРГ. Вы меня вогнали в краску. (Стесняется). МАФИЛЬКИН(Драматургу). Нет, ты правда молодец. Я работал в твоем материале с восторгом. На каждой новой своей пьесе ты растешь как на дрожжах. (Сильным проверенным движением открывает пиво о ящик, отхлебывает из горла). ДРАМАТУРГ (краснеет еще больше). Но, право же... ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (Драматургу). Да ты не куксись, это все по делу. Вот если бы ты начал косяки пороть, мы бы их тебе тут же пред?явили, не сомневайся. А так, раз не порешь косяки, живи, радуйся и ничего не бойся. МАФИЛЬКИН. Самое сильное место у него в пьесе - это центральное обращение Седока к Даме. Когда я этот кусочек репетирую, у меня что-то внутри так, по-доброму, екает. (Декламирует). "Когда Ты проходишь мимо, а ночные фонари провожают Твою тень, когда Ты видишь сны, а я стою, не шелохнувшись, и Твои окна выжигают в моей памяти маленькую дырочку размером с пятикопеечное счастье...". Песнь Песней, да и только. ДРАМАТУРГ. Ну тогда и я позволю себе несколько слов. (Пытается открыть бутылку о ящик, не справляется, Мафилькин приходит ему на помощь. Отхлебывает из горла). Что моя пьеса, кому бы она была нужна, пылящаяся в чулане районной библиотеки, если бы не Мафилькин. Он сотворил чудо. Он заставил моих персонажей говорить, влюбляться, страдать. Он, словно опытный кукловод, взял моих кукол и повел их за руку вдоль авансцены. А потом они начали ходить сами, без его помощи! Они зажили собственной выразительной жизнью! Это потрясающе. МАФИЛЬКИН. Ты, как всегда, немного усиливаешь результат. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (Драматургу). Да, не надо его захваливать, а то он совсем возгордится. Он и так постоянно отрывается от коллектива, опаздывает на партсобрания и вообще ведет беспорядочный образ жизни. А в целом, я вам вот что скажу. Ваш труд - твой и твой (кивает им) был бы не вполне закончен и к этой минуте, если бы не посильная помощь, оказанная вам партией. ДРАМАТУРГ. Да, безусловно. МАФИЛЬКИН. Ну еще бы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать