Жанр: Русская Классика » Алексей Недосекин » Чаепитие у Прекрасной Дамы (страница 8)


Но если это произойдет, говорю ему я, то как же тогда понимать ваш призыв остерегаться ненужных связей? Ведь, вступив с вами в связь, я тем самым неизбежно потеряю что-то из того, о чем Седок написал в районную газету. Я не отказываюсь от своих слов, говорит он. Вы действительно потеряете. Ну что хорошего заниматься любовью со старикашкой, к тому же еще и евреем? Правда, мы, евреи, ребята сексуальные. Возможно, мне даже удалось бы вам показать кое-что новенькое, и возраст тут на пользу. Но не в этом дело. Вы неизбежно будете терять. Вас будут использовать даже и помимо вашего желания. Вами будут грезить, вас будут применять как об?ект для мастурбации, вас даже будут просто фотографировать. И каждым этим актом с вас будут сдирать одну за другой все ваши защитные оболочки. И самый страшный ваш враг это дедушка Время. Он будет пить из вас соки, пока не опустошит вас до дна. Вы - цветок, и вы эфемерны. Так используйте же свое обояние с толком, пока оно вам отпущено. У меня нет ничего, кроме квартиры и участка. Возьмите их. Потом вам удастся превратить их в деньги. Вы сможете себе позволить правильное питание, хорошую косметику, цветы. Это вам необходимо. А мне необходимы вы, как солдату перед расстрелом необходима папироса. Не отвечайте мне сейчас. Вот ваш пропуск. Позвоните и скажите "да". Ваше "нет" - это ваше молчание, его я услышу и так.

Потом я долго размышляла над этой встречей. Он прав, без сомнения. Ну вот возьмем цветы. Они красивы, они стараются бескорыстно

украсить мир, сделать его цветным. Чем виноваты цветы, Седок? Тем не менее всякий норовит срезать их и поставить в вазу. Иногда, если цветам не повезло, и они родились в чистом поле, по ним два раза в год ползает железный трактор.

А обнюхивающиеся собаки, что вослед делают всякие глупости,

виноваты ли они в своих чувствах? Правда, порою они застревают друг в друге, полдня пытаются растащиться в разные стороны и не могут, а дети смотрят на них и смеются. Но это уже вопрос техники.

Ты посчитал, что если у девочки с Комбината есть шанс стать Прекрасной Дамой, то об этом необходимо немедленно сообщить в районную газету. У тебя не возникало мысли, что нами распоряжаются помимо нас, и просто нужно понять, чего они от нас хотят. Может быть, им нужно, чтобы мы вылезли вон из кожи, но добились предельного соответствия их идеальному о нас представлению? Как будто мы уже где-то существуем от века, но всякий раз воплощаемся заново.

Твой совет уехать из города я не принимаю. Бегать от неизбежного означает попусту терять время.

[...]

5.4. Клаус - в Управление.

13-е. Днем у Мафилькина. Мафилькин беседовал со мной о том,

помещать ли в 3-й том Справочника его 10-е письмо к Клумберту,

или надлежит перенести его в 4-й том 2-го прижизненого издания.

- Вот видите, - сказал Мафилькин, - сколь все же часто мы

меняем привычное, милое нашему сердцу суждение. Еще вчера я видел

это письмо в строгом музыкальном журнале , а сегодня, ничтоже

сумняшеся, готов перенести его в справочник. Сколь же часто рази

тельное отличие застает нас врасплох, что мы порою не знаем, как и

поступить. Но, слава аллаху, я давно уже не в том возрасте, чтобы

расстраиваться по пустякам. Да и вам, молодежи, должно быть виднее, что такое хорошо и что такое плохо.

Затем мы говорили об особенностях байроновского гения и

о затруднениях в его читательском восприятии. Вечером мы отправились

на малую сцену Клуба, где известная пианистка Пшечневская исполняла авангардную сонатину Клумберта, бегая от одного рояля к другому.

- Превосходно, - заметил мне Мафилькин при выходе из кон

церта. - Жаль, что иногда просто не поспевал за ее музыкой. Носится

как угорелая. Секрет ее успеха - в неукоснительном следовании зако

нам Хаоса, который, как известно, никогда не остается на одном месте,

а оказывается повсюду, даже там, где его порою и не ожидаешь.

5.5. Мафилькин - Калерии.

Ваше тревожное письмо заставило отложить меня все дела и вплотную заняться исключительно Вашей проблемой. Поначалу мне показалось, что тут имеет место чья-то остроумная шутка. Но я навел справки и теперь понимаю, что дело серьезное. Феномен, обнаруженный Седоком в Вашем лице, находится под угрозой деформации.

Вы пишете о письмах, ночных телефонных звонках, посылках. Сочувствую Вашему положению. Нравы в этом городе не менялись со времен царя Гороха. Во всех наших поступках и начинаниях присутствует какое-то первобытное нетерпение вперемешку с первобытным же хамством. Не надо далеко ходить. Вот опять Горисполкомовские разодрались с Облисполкомовскими. Дело было так. Облисполкомовские создали малое предприятие по распределению квартир и все имеющиеся квартиры распределили себе. Председатель Горисполкома, когда ему доложили о случившемся, вскричал: "Опять эти Облисполкомовские!" и всем своим видом выразил высокий гнев ответственного работника, коего всякие козявки отвлекают от совершения важных народохозяйственных задач. Горисполкомовские, вконец обидевшись и обозлившись, недолго думая, создали малое предприятие по распределению инженерных коммуникаций, а все коммуникации, подходящие к Горисполкомовским квартирам, демонтировали и переподчинили себе. Вселяются Облисполкомовские в свои квартиры, а там все удобства, включая электричество, оказываются во дворе. Председатель Облисполкома, вселившись в такую вот квартиру, вскричал: "Ах, эти

Горисполкомовские!", чем обнаружил ярость и отчаянье обманутого руководителя, коему всякие предатели переходят дорогу. Немедленно на обеих сторонах были созданы чрезвычайные комиссии по расследованию инцидента. Работали сии комиссии преизрядно, разжились всевозможным компроматом (кто с кем спал, у кого сколько наворовано), и принялись снабжать добытым компроматом Управление. При посредстве районной газеты обе партии льют друг на друга помои. А я как бы и тем и другим обязан, поэтому вынужден приплясывать и вашим, и нашим.

Ваш вопрос философский и требует адекватного подхода. Разберем подробней. Всякое человеческое сообщество есть вынужденная мера. Во-первых, надо организовать обмены результатами труда и информацией. Во-вторых, надо защищать одних членов общества и продуцируемые ими ценности от других членов общества. Пирога всегда на всех не хватает. Поэтому надо организовать справедливый дележ. Это сопряжено с издержками. Обществу требуется государство. Приходится отрезать от скудного пирога здоровенный кусок и бросать в государственную пасть. Но другого пути нет.

Итак, к чему я это все говорю. Ваша ситуация нуждается в упорядочении, в приведении в систему. Представленный Вами феномен Прекрасной Дамы обладает несомненной эстетической и потребительской ценностью. Этот феномен не может бытовать внеконтекстно; пустить вопрос на самотек было бы как преступно, так и недальновидно. Если Вы найдете аргументы, которые я привожу далее, убедительными, приступать к созданию Общества Любителей Прекрасной Дамы можно уже с завтрашнего дня. В первую очередь необходимо выработать Правило и вытекающую из него строгую процедуру - Регламент. Все остальное лишь дело техники.

[...]

5.6. Клаус - в Управление.

Ночью того же дня. Я давно уже как спал, и тут раздался

телефонный звонок. Это был Мафилькин.

- Я не разбудил вас? - спросил он . Голос его показался

мне нетвердым.

- Да нет, никоим образом, - ответил я ему.

- Я хотел бы видеть вас у себя, мой друг, - сказал Мафилькин

в телефонную трубку. - Вдвоем легче коротать бессонницу.

- Совершенно с вами согласен, - сказал я.

Уже через полчаса я зашел в Мафилькинов уютный кабинет.

Там я увидел: не вполне трезвого Мафилькина, подзорную трубу, устрем

ленную в звездное небо, наполовину початую бутылку портвейна, пепель

ницу, исполненную окурков, разбросанные по углам фолианты.

- Это все из-за Клумберта, - сказал Мафилькин. - Организм

находится в расстройстве, сон нейдет. Вы будете портвейн?

- Разумеется, - сказал я. - Но у меня кончились талоны.

- Не берите в голову, - участливо сказал Мафилькин.

Мне Горисполкомовские время от времени подкидывают. По нормам НКО.

Портвейн оказался превосходным, и наша беседа с некоторого

момента приняла вполне неформальный оборот.

- Мы сегодня не можем даже предполагать, - говорил мне

Мафилькин, - насколько сильно сказался на всей нашей сегодняшней

повседневности пожар, некогда произошедший в Александрийской биб

лиотеке. В этот момент мы можем констатировать наступление некой

духовной путаницы. Сгорели ведь не только источники, но и

каталоги, так сказать, пути к данным. Поэтому чудом уцелевшие

от пожара библиотекари были всерьез обеспокоены тем, что кулинар

ные рецепты пятого века до нашей эры с подозрительной легкостью

рядом своих полуобгорелых страниц вписываются в ткань историчес

ких хроник седьмого века нашей эры.

- Форменный винегрет получается, - заметил я.

- Вот именно, - подтвердил Мафилькин. - И теперь мы вынуждены проводить сомнительные культуроведческие исследования, пытаясь отделить зерно от мышей, рецепты от хроник, заклинания от Облисполкомовских Распоряжений. Отсюда происходят и Клумберт, и Пшечневская, и моя головная боль.

- Вам не нравится Клумберт? - спросил я.

- Ах, да не в Клумберте дело, - ответил Мафилькин в раздра

жении. - Дело в культурной ситуации, которую я условно называю "клумбертовской". Дефицит полнокачественного художественного наследия вызвал к жизни феномен духовного нигилизма. Откуда, к примеру, взяться сочетанию квартольного рояля и балалайки, как не из больной головы? Нездоровье заявляет себя основой современной музыки. Взять хотя бы эту повальную моду на атональность. Кто в лес, кто по дрова. Или повсеместно растиражированная техника двух роялей. А с каким остервенением они все педалируют! И в авангарде этой глупой моды как раз

и пребывает приснопамятная Пшечневская.

- Она какая-то наглая, - заметил я.

- Точнее сказать - ангажированная, - заметил Мафилькин.

Клумбертизмом, Комбинатом, дурными Горисполкомовскими пристрастиями.

Приходила тут на днях - просила дать ей озвучку "Чаепития". А я

ей сказал: после вашего исполнения "Апоссионаты" из "Сердца Матери"

вам самое место в красном уголке на Комбинате. Обиделась на правду,

написала в районную газету. Хорошо вам, мой друг, вы молоды, вы



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать