Жанр: Фэнтези » Игорь Волознев » Крокки из Рода Барса или Мир Оборотней (страница 10)


Теряющий сознание Крокки содрогнулся всем телом и в тот же миг в объятиях глома был уже не человек, а барс, который мгновенно выскользнул из его лап. Барс был весь в кровавых ранах, но в облике животного Крокки немного пришел в себя.

В момент превращения в зверя повязка слетела с его головы, но какое-то утробное чутье не позволило ему сразу взглянуть на чудовище. Лишь отскочив на несколько метров, он поднял на него глаза. И оцепенел. Монстр наконец тоже увидел его. Если бы у чудовища оставались силы, он приблизился бы и растерзал наподвижного Крокки в клочья. Но сил у него не было. Слизистый ком кишок, разбухая, все выпирал и выпирал из брюха монстра.

Глом тяжело завалился на бок и истошно, не переставая, ревел. Глаза его налились кровью. Он издыхал. Кишки его, спрессованные в желудке, вырвались на волю: объем выпирающей массы с каждой минутой увеличивался, студенистая кроваво-серая груда обволакивала глома и вскоре вся его мощная туша оказалась затоплена в разбухающем месиве. Оттуда еще некоторое время слышались вопли, но вскоре они затихли.

Прошел еще целый час, прежде чем барс смог пошевелиться. Онемение понемногу отпускало его. Он отполз подальше от страшной груды, прилег и, поскуливая, принялся зализывать раны. Какое-то время он отдыхал, свернувшись в клубок и уткнув голову в лапы.

Крокки поднялся с пола в облике человека. Груда кишок, в которой захлебнулся глом, пузырилась, распространяя невыносимое зловоние, и быстро оседала. Из нее все отчетливее выступала уродливая туша страшного существа, лежащего на боку. Глом в последние мгновения перед смертью пытался закрыть страшную рану на животе, свести лапами ее разодранные концы, но это ему не удалось. Кишки выпирали с такой силой, что глом уже не в состоянии был их удержать. В таком виде его и застигла смерть. .

Крбкки с дрожью ужаса вглядывался в обитателя адской бездны. Страшное лицо молстра было искажено в судорожной гримасе. Рассеченный язык вывалился из раскрытого рта и кровоточил. В расщелине между клыками торчал меч. Крекки, уперевшись ногой в гломову морду, с силой выдернул лезвие из клыков. Нож остался где-то под брюхом монстра и был погребен в зловонной пруде, искать его он не стал.

Сжимая в руке меч и морщась от боли в ранах, которыми были покрыты его спина, плечи и голова, Крокки двинулся вперед — туда, где галерея вдали сужалась в неяркое голубое пятно.

Глава IX. Демон и Танцующие Изваяния

Идя, он оставлял на полированном полу кровавые отпечатки босых ног. В голове бушевало пламя, ныло все тело — на нем, казалось, не было живого места. Временами стены начинали качаться вокруг граэррца, туман заволакивал глаза и он останавливался, чтобы перевести дух. Затем, собравшись с силами, он вновь продолжал движение навстречу голубому свету.

И вот, наконец, он вступил в громадный круглый зал с необъятным купольным потолком. В его зените сверкал небывалой величины голубой бриллиант, который, похоже, постоянно вращался. Он-то и озарял помещение, а движение его граней создавало иллюзию световых волн, которые плавно ходили по стенам и полу.

Оглядевшись, Крокки понял, что это и есть Зал Танцующих Изваяний. Вдоль стен здесь высились чудовищной величины статуи, вытесанные из темно-серого камня. Статуи изображали пляшущих фурий. Лишь ноги и торсы их походили на женские, все же остальные части тела были уродливы, мерзки и страшны, никакими словами невозможно описать многочисленные руки-клешни и чудовищные многоглазые головы. Крокки с затаенным трепетом разглядывал страшилищ. Он мысленно убеждал себя, что бояться их нечего, что это всего лишь каменные истуканы, но инстинкт шептал ему, что это зло, такое же гибельное для него, как гломы, и он чувствовал, как кровь леденеет в его жилах. С немалым трудом он заставил себя оторвать завороженный взгляд от сатанинских созданий и оглядеть пустынную внутренность Зала.

В центре его возвышалась небольшая прямоугольная гробница из черного мрамора, верхняя створка которой была немного сдвинута. Крокки приблизился к ней, недоумевая, почему неведомые могильщики так небрежно обошлись с королевским саркофагом, не поставив на место крышку. Он уперся в нее обеими руками и она начала понемногу сдвигаться. Вскоре она сместилась настолько, что показалось лежавшее в глубине гробницы мумифицировавшееся тело. Желтый череп царственного покойника растрескался и высох, черные провалы глаз были устремлены, казалось, прямо на Крокки.

Дрожь ужаса пробежала по телу молодого короля. Ему вспомнились слова Шауша о демоне, стерегущем браслет. Чтобы умилостивить загробного стража, надо оросить собственной кровью череп покойника. Две глубокие раны еще кровоточили, И Крокки не составило особого труда набрать в ладонь-немного красной жидкости. Но когда он наклонился над усопшим, рука мертвеца вдруг вскинулась и иссохшиеся пальцы впились ему в горло. В безумном страхе Крокки схватился за страшную конечность, силясь оторвать ее от своей шеи. При этом брызги крови с ладони попали на руку скелета, и в тот же миг ее хватка ослабла, а потом чудовищная рука и вовсе отдернулась. Череп, как почудилось Крокки, слабо качнулся — похоже, кивнул. Крокки ладонью провел по ране на бедре, вновь собирая кровь, затем поднес ладонь к черепу и вылил кровь на лоб, пустые глазницы и щербатый рот.

Спустя минуту из глубины черепа прозвучал голос, похожий на отдаленные раскаты грома:

— Крокки…

— Это я, — прошептал пораженный Барс. — Я пришел за чудесным браслетом, который может избавить Граэрру от нашествия Змей. Браслет должен лежать в этом гробу… Король Герриг ты или демон, — отдай его мне и научи им пользоваться! Глубокий вздох исторгся из оскалевного рта.

— Герриг далеко отсюда, он постигает высшую мудрость в Запредельных Сферах…

— Значит, со мной говорит демон — Хранитель Браслета?

— Да, и я узнал тебя, Крокки. В твоих жилах течет кровь того, кто меня поставил здесь…

— Но где браслет? — Юноша обшаривал глазами внутренность гробницы, но не находил в ней ничего, кроме мумии. — Шауш сказал, что он должен быть здесь…

— Он и был здесь, — как стон, прогудело из черепа. — Несколько лет назад сюда проникла королева Змей… Ей удалось обмануть бдительность глома, проникнуть в Зал и вскрыть гробницу. — Я не смог воспрепятствовать ей… Она произнесла заклинание, которое сковало меня и продержало в неподвижности, пока она снимала с руки мумии колдовской талисман… Швазгаа происходит из старинной жреческой фамилии Рода Змей, ей известны многие тайны, и власть над своими сородичами она захватила с помощью магического

искусства. Она замыслила покорить весь мир, и единственное, что ее сдерживало — это существование браслета короля Геррига. Но теперь, когда он у нее в руках, она может не бояться возмездия…

— Значит, браслет пропал? — пораженный, воскликнул Крокки. Глаза его затуманились слезами. — В таком случае, исход борьбы за корону Граэрры решится в открытой битве. Барсы покажут, на что ни способны! Змеи будут разбиты и выброшены из страны!..

— Вам с ними никогда не справиться, — ответил хранитель браслета. — Мечи бессильны против колдовства…

— Но и Швазгаа с помощью одной магии никогда бы не захватила Граэрру! — возразил Крокки. — Я вижу, что мой приход сюда был напрасен. Прощай, демон.

— Послушай! — прозвучало из черепа. — Мне не удалось сохранить браслет, но я знаю, где он находится. Я незримо сопровождаю его повсюду, и моя невидимая плоть постоянно витает возле него. Лишь в эти минуты, когда ты потревожил гробницу, — я вернулся сюда, чтобы узнать, кто осмелился на такое светотатство…

— Что? Ты знаешь, где браслет? — насторожился Крокки. Он обеими руками схватился за край гробницы и вперил взгляд в череп. — Памятью моего прославленного предка заклинаю: говори!

— Браслет хранится в голове Сеапсуна — демонического полуразумного существа, которому Род Змеи приносит человеческие жертвы. Достать талисман можно, если выбить Сеапсуну правый глаз и просунуть в глазное отверстие руку.

— Сеапсун… — в ужасе пробормотал Крокки. — Но это же страшный огнедышащий змей, драться с ним бесполезно… У него каменное тело, которое не возьмет ни меч, ни топор…

— Разумеется, Швазгаа знала, куда спрятать свое сокровище, — согласился демон. — В настоящее время Сеапсун в сопровождении многочисленного отряда воинов и жрецов из Рода Змеи направляется к столице Граэрры, чтобы пожрать предназначенных ему в жертву пленников. О том, что смерть Змеиного Рода хранится в его черепе, из живущих знают только Швазгаа и теперь ты, Крокки…

Голова короля удрученно поникла.

— Одолеть Сеапсуна невозможно, — простонал он. — С ним ничего не сделает даже целая армия…

— Сеапсун не бессмертен, — возразил демон, — хотя справиться с ним, действительно, не сможет никто из людей. Он погибнет, только если убьет сам себя.

— Убьет сам себя? — Крокки встрепенулся. — Но как такое может случиться?

— Не знаю… — после молчания отозвался голос из черепа. — Взгляни на потолок, вокруг светящегося карбункула выбит в граните змей, удивительно похожий на чудовищного Сеапсуна…

Крокки запрокинул голову. Барельефный змей, свившись вокруг голубого камня в кольцо, пастью заглатывал собственный хвост. Крокки это показалось необычным.

Возможно ли, чтобы змей, такой громадный, живучий и грозный, как Сеапсун, начал пожирать часть собственного тела?

Он вновь обернулся к мумии, и демон, предвидя его вопрос, заговорил:

— Сеапсун живет сотни лет, питаясь человечиной. Он жаден до людского мяса и может пожирать пленников тысячами, не в состоянии насытиться… Своих жертв он преследует неторопясь, но с завидным упорством, и в конце концов неминуемо настигает их, заглатывая чудовищной пастью…

— Может быть, против него есть какое-нибудь Магическое средство? — нетерпеливо перебил его Крокки.

— Сеапсуи подчиняется только королеве Швазгаа, а она по доброй воле никому не выдаст тайну власти над ним.

Услышав этот ответ, Крокки тяжело вздохнул. Как бы там ни было, но теперь ему предстоял нелегкий выбор: либо он отправится к армии барона Урро, чтобы в дальнейшей борьбе положиться на доблесть своих сородичей, либо вернется в столицу и попытается тайком проникнуть в Бронзовый Замок. О борьбе с Сеапсуном нечего и думать. И с потерей колдовского браслета придется смириться. Идея же проникнуть в покои Швазгаа показалась ему хотя и рискованной, но вполне осуществимой при его отличном знании секретных коридоров и комнат Замка. Если он прикончит колдунью, то змеиная армия будет деморализована и успех в войне склонится на сторону Барсов.

— Я благодарен тебе за сведения, которые ты мне сообщил, — сказал он, — хотя не знаю, насколько они окажутся мне полезны. Я возвращаюсь ни с чем, и чувствую, что испытания, которые мне предстоят, во много раз тяжелее, чем бой с гломом.

— Насчет испытаний ты прав. Первое из них ожидает тебя уже здесь, в этом Зале, — голос демона становился все тише. — Изваяния — это стражи входа в преисподнюю и я не властен над ними…

Крокки, оглядевшись, заметил, что волны голубого света, скользящие по стенам, как-то странно действуют на каменных истуканов. Конечности исполинских фурий явственно шевелились, подчиняясь какому-то неслышному ритму. Танцующие взмахи ног с каждой минутой делались отчетливее, клешнеобразные руки дергались и изгибались, покачивались тела и тряслись чудовищные головы.

Зрелище было до того жутким и завораживающим, что Крокки некоторое время сидел у гробницы, глядя, как зачарованный, на оживших великанов.

Потом у него, видимо, помутилось в глазах. Он решил, что теряет рассудок: статуи сошли со своих мест и хороводом двинулись вдоль стен! Пошатываясь, он поднялся, взял меч и двинулся к сводчатой арке, ведущей в знакомую галерею. Но великаны, танцуя, двигались по всему периметру Зала и вход в арку оказался почти совершенно перегорожен их гигантским ногами.

До слуха Крокки начал доходить дробный топот тяжелых ступней. Топот нарастал и гулким эхом отдавался под сводами. Крокки, вытирая со лба ледяной пот, вглядывался в сумеречную глубь галереи, которая то открывалась перед ним, то вновь заслонялась опускающимися ногами. Отчаяние охватило его. Он понял, что оказался в ловушке. Великаны будут танцевать, загораживая вход в арку до тех пор, пока он не погибнет от жажды и голода! Не владея собой, с исступленным криком он бросился вперед, стремясь прорваться в спасительную тьму галереи. Лучше мгновенная гибель под каменной ступней, чем муки медленной смерти! Гранитная нога с грохотом опустилась прямо перед ним, затем тотчас поднялась и королю, чтобы не угодить под вторую ногу, пришлось в последний момент схватиться за исполинский палец.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать