Жанр: Фэнтези » Игорь Волознев » Крокки из Рода Барса или Мир Оборотней (страница 19)


Противники изменили тактику и норовили теперь столкнуть один другого в эту пропасть. Змеиный хвост уже свешивался с карниза и бессильно трепыхался в воздухе. Крокки, наконец, удалось впиться клыками в хребет змеи, пасть Швазгаа судорожно разинулась, брызгая ядом. Змея силилась извернуться, обрести опору на самом краю пропасти и обвить барса, но вскоре вынуждена была оставить эти попытки: почти треть ее тела сползло с крыши и зависло над бездной, а оставшиеся две трети застыли без движения, потому что от каждого малейшего шевеления тело еще больше сползало вниз и приближалось к пропасти.

В окнах соседних зданий и башен заметались факелы. Змеи устремились на помощь своей королеве. Но пока они не выбежали на крышу, Крокки грыз и раздирал хребет ненавистной колдуньи. Под его зубами хрустнула кость, из горла змеи исторгся предсмертный шип, и отгрызанная голова осталась в когтях у барса, тело же королевы, содрогаясь в конвульсиях, рухнуло с крыши и исчезло в темноте. Снизу донесся глухой звук удара. Туловище чудовищной рептилии разбилось и брызнуло во все стороны кровавыми ошметьями.

Крокки сжал лапами змеиную голову, черты лица которой постепенно приобретали человеческие.

Глава XV. Огненный фонтан

Стоя на самом карнизе, он вернулся в человеческий облик. Так ему удобнее было передвигаться по крыше. Запотевшие ступни не скользили по покатому склону, и он легко взбежал на гребень, держа за волосы мертвую голову.

Балансируя, как канатоходец, на узком гребне, он направился к башне, из окна которой вывалился вместе с Швазгаа. Там находился чудесный браслет, он должен вернуть его во что бы то ни стало!

И вдруг он остановился, едва не потеряв равновесие: в окнах башни взметнулись факелы и оттуда высунулись отвратительные плосконосые лица змеиных воинов! Крокки облился холодным потом. Грудь его сдавило отчаяние. Неужели все было бесполезно? А может, воины, вбежавшие в опочивальню королевы, не догадались заглянуть под кровать и браслет еще лежит там? Но один шанс из тысячи был за то, что они не подобрали его, ведь лучистый браслет не заметишь невозможно!..

Застонав от бессилия, Крокки повернулся и побежал к противоположному краю крыши, надеясь спрыгнуть оттуда на соседнее здание и скрыться от преследователей. Но что это? Снизу послышались звуки торопливых шагов. Множество людей бежало по металлическому настилу крыши. Крокки вытянул голову, всматриваясь в темноту. Из-за угла близлежащей пристройки, увенчанной островерхим шпилем, выбежало с десяток змеиных воинов с факелами и мечами.

Крокки бросился налево. Но и там из дальнего чердачного окна выбирались зеленолицые и, освещая сеое дорогу факелами, вытягивались цепью. Змеи окружили его со всех сторон. Он загнан, пойман в ловушку, а спасительный браслет остался в спальне Швазгаа!

Отступать он мог только направо, вверх по склону крыши центрального здания, над которым на длинном штоке развевался штандарт королевы Змей. Крокки добрался до него и в ярости сорвал с древка. Вместо него он насадил на шток голову змеиной королевы.

— Вот вам, гады? — крикнул он, потрясая кулаками. — Получайте свою повелительницу! Так же будет и со всеми вами, знайте!..

Зеленолицые, прячась за башенками и выступами крыши, постепенно приближались. То здесь, то там высовывались их уродливые головы и тут же прятались. На лицах воинов застыл испуг. Видно было, что они боятся граэррца — победителя страшного Сеапсуна и убийцу их королевы, и лишь еще больший страх погибнуть в пытках за невыполнение приказа гнал их вперед.

— Смерть тебе! — кричали Змеи. — Смерть!

— Жалкие склизняки! — отвечал Крокки. — Я умру, но перед смертью перегрызу не одну змеиную шею, в этом вы сейчас убедитесь!

Отсюда, с высоты самой высокой крыши Бронзового Замка, он бросил прощальный взгляд на залитые звездами дома граэррской столицы, ее прямые улицы, сходившиеся к стенам Замка. Видны были поля и леса, лежащие за городом, а еще дальше, в мглистой дымке, угадывались очертания деревень, замков и усадеб…

— Прощай, Граэрра! — крикнул Крокки. — Свидетелями небеса, что я любил тебя больше всего на свете! И за тебя я отдаю жизнь!

— Стой, Крокки! — послышался откуда-то из-под его ног тонкий-пронзительный голос.

Тут только Крокки заметил маленьких серых человечков, выбиравшихся из щели в настиле крыши. Их было не больше дюжины, и на всех красовались златотканые хламиды дворян Рода Червей.

— Шеялла! — воскликнул Крокки, узнав седобородого старичка, важно шествующего во главе своих подданных.

— Кажется, мы успели вовремя, — отвечал владыка, осторожно передвигаясь по скользкому настилу.

Он приблизился к граэррцу и с достоинством поклонился ему.

— Я был свидетелем твоей битвы с Сеапсуном и восхитился твоей сообразительности, когда ты заставил чудовищного змея проглотить собственный хвост, — отдышавшись, продолжал царственный Червь. — Но когда твоим разумом завладели чары змеиной колдуньи, я чуть не разрыдался от горя. Мы тотчас разгадали ее черный замысел, потому что заклинание Высшей Страсти могло вернуть ей браслет и погубить тебя и твою страну. Просто чудо, что ты так быстро опомнился и выбил браслет из ее рук, пока она не успела использовать его силу против тебя. Ты был храбр и прекрасен в своей ярости, молодой Барс! В вашем смертельном поединке королева была обречена, я с восхищением следил за твоими действиями. Ты будешь достойным королем Граэрры и прославишься в потомстве, подобно твоему славному предку — королю Герригу.

— Ты шутишь, владыка, — горько усмехнулся Крокки. — Моя смерть близка. Взгляни — Змеи уже не прячутся, они лезут сюда со всех сторон…

— Я и не думаю шутить, — спокойно возразил владыка Червей, — ведь ты обладатель чудесного браслета короля Геррига?

— Был им, — Крокки сокрушенно махнул рукой. — Браслет остался в спальне Швазгаа.

— Мои подданные славятся тем, что умеют проникнуть в любую щель, но никогда не оскверняют себя воровством, — сказал старый Червь. — И этот браслет, который мы

подобрали в спальне Швазгаа, был, по сути, ничейным…

— Вы подобрали браслет? — чуть не подпрыгнув, закричал Крокки. — Где он?

Вместо ответу владыка повернулся к двум своим подданным, которые несли какой-то предмет, накрытый темной тканью. Старец сорвал ткань и в глаза Крокки ударил лучистый свет колдовского браслета.

— Передаю его тебе по доброй воле и с чистым сердцем, — произнес владыка фразу, полагающуюся при передаче волшебной вещи.

— Благодарю тебя, Шеллеа, — почти не дыша, отозвался Крокки.

Он наклонился и осторожно взял браслет. Сияние волшебных бриллиантов, казалось, разгорелось еще ярче, тонкие спицы лучей сновали во все стороны, переплетаясь, чертя стремительные зигзаги и как бы ощупывая тело Крокки. При этом раны, которые нанесла ему Швазгаа, заживали мгновенно.

Крокки выпрямился, оглянулся на воинов в стальных шлемах, подползавших к нему отовсюду. Змеи взвыли, словно почуяв недоброе, желтым огнем засверкали под шлемами их глаза, рты оскалились, обнажив зубы, между которыми сочилась ядовитая слюна. Несмотря на страх, овладевший ими, они упрямо ползли вперед.

— Проклятье! — вскричал Крокки. — Эти чертовы гадюки, того и гляди, доберутся до меня. Шеллеа, тебе известно, как пользоваться этой штуковиной?

— Ороси браслет змеиной кровью, — ответил старый Червь.

— Где же ее взять, — Крокки в досаде огляделся. — Пустить, что ли, кровь одной из этих подползающих гадин?..

— Я думаю, тебе поможет Швазгаа, — с усмешкой сказал владыка и добавил, кланяясь. — Прощай, Крокки. Не надо благодарить меня, я лишь вернул долг.

И с этими словами он обернулся в червяка, который прытко выполз из опавшей мантии и со своими приближенными, также обернувшимися в червей, покатился по крыше и юркнул в одну из щелей.

Несколько мгновений Крокки размышлял над его словами, и вдруг его осенило. Рядом с ним на штоке торчала оторванная голова змеиной королевы, выпученными бессмысленными глазами уставясь на своих приближающихся подданных! Рот ее оскалился, вывалился почерневший язык. От былой красоты обольстительной ведьмы не осталось и следа, даже черные волосы, которые взлетали при порывах ветра, казались клочьями растрепанной мочалы. На мертвом лице застыла неутолимая, слепая злоба. С шеи сочились темно-красные, густые капли крови.

Змеи вскинули мечи и издали победный клич. Вопя, они бросились на безоружного, голого граэррца, в угрожающем жесте поднявшего руку со сверкающим браслетом короля Геррига. Мечи взметнулись, готовые обрушиться на Барса, но еще раньше на вскинутую руку с браслетом упала капля крови из шеи змеиной королевы.

Крокки охватило буйное веселье. Он расхохотался прямо в лица окруживших его воинов, и те замерли в невольном ужасе. Однако двое или трое из них, превозмогая оторопь, все же замахнулись, и в этот миг иголки лучей, подобно вспыхнувшему бенгальскому огню, превратились в яркие, крупные, яростные искры. Разлетаясь, они вонзились в грудь обступивших Крокки воинов и те рухнули с громкими воплями и после нескольких минут жестокой агонии затихли. Их мертвые тела начали стремительно обугливаться и рассыпаться в прах. В считанные секунды крыша, на гребне которой стоял Крокки, очистилась от Змей. Все они погибли, пораженные быстрыми, неумолимыми, смертельными для них огоньками.

А между тем браслет продолжал исторгать тысячи, сотни тысяч летающих искр. Это было похоже на праздничный фейверк. Целый фонтан искр ослепительным столбом поднялся до небес, ярко озарив окрестности. Этот салют был виден за сотни километров от Бронзового Замка. Его видели граэррцы, скрывающиеся в лесах, и Змеи, ползущие лавины которых заполнили все южные дороги Граэрры. Его видели сражающиеся на берегу полноводной реки Лаис, где отчаянные воины барона Урро едва сдерживали натиск обступивших их со всех сторон Змеиных полчищ. Победа Змей была близка, еще напор — и отряд Барсов будет сброшен в бурлящие воды Лаиса. Но из-за дальних туч, как беззвучная молния, осветив половину небосвода, поднялся столб огня, и Змеиное воинство смешалось. Зарево над горизонтом наполнило их сердца ужасом, в то время как воины Урро воспрянули духом и, сплотившись вокруг своего предводителя, пошли в решительную атаку.

Фонтан искр, поднявшись до небес, разлетелся по всей Граэрре. Каждая искра несла смерть одной Змее. Искры, как маленькие живые жадные пчелы, чертя на лету огненные полосы, выискивали своих жертв повсюду. От них невозможно было скрыться ни в норах, ни в подвалах, от них не спасали панцыри и кольчуги, вода рек и озер не служила для них препятствием.

Огненный столб стоял всего несколько минут, затем опал и рассыпался, и искры ринулись уничтожать гадов. Еще не успел забрезжить рассвет, как со Змеиным нашествием было покончено. Ни одного пришельца из Страны Змей не осталось на земле Граэрры. Воины Урро изумленно озирались, видя, как их противники, поражаемые огненными пчелами, прилетевшими со стороны Бронзового Замка, падают замертво и превращаются в пепел. Люди выходили из лесов, выбирались из подвалов и полуразрушенных домов, славя великое чудо.

Браслет давно погас и бриллианты его едва лучились, а Крокки все еще стоял на высокой крыше Бронзового Замка. Со всех сторон сбегались толпы удивленных и обрадованных граэррцев. Люди кричали, приветствуя своего короля. Улицы столицы огласились грохотом бубнов и победными звуками труб. А когда крыши старинного Замка озарило солнце, все увидели высоко над его башнями насаженную на кол мертвую голову змеиной колдуньи и над ней — развевающийся штандарт с гербрм королевского дома Граэрры: три алых сердца и черный барс на золотом поле.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать