Жанр: Фэнтези » Игорь Волознев » Крокки из Рода Барса или Мир Оборотней (страница 2)


Крокки пытался отогнать от себя леденящие кровь мысли, но они наплывали снова и снова, воображение рисовало ему озаренный светом десятков факелов тронный зал Бронзового Замка, в котором толпятся рыцари, из Рода Змеи. Их зеленоватые скуластые лица скалятся в усмешке, желтые глаза горят торжеством. На бриллиантовом троне граэррских королей, исстари принадлежавшем Роду Барса, восседает змеиная королева Швазгаа. Крокки ее никогда не видел, но молва утверждает, что в человеческом облике она дьявольски красива. Крокки, законный король Граэрры, последний отпрыск царственного рода, предназначен ей на съедение. Чтобы он не вздумал бежать или сопротивляться, его руки и ноги предварительно опаляют огнем. Проще было бы нанести ему смертельные раны, но по представлениям Змей главное достоинство в Крокки — его королевская кровь — ни капли не должно пропасть зря. Он представил, как его, голого, изуродованного страшными ожогами, корчащегося от боли, бросают к подножию, трона, Толпа вакруг замирает. Все с напряженным вниманием взирают на торжественный, освященный веками в Змеином Роду акт, знаменующий преемственность власти. Прекрасная женщина внезапно превращается в змею. На троне, свившись кольцами, шипит и поднимает свою чудовищную голову многометровый удав. Змеиное тело извивается, движется, спускается с трона. Грациозными, извилистыми движениями Швазгаа приближается к кричащему от нестерпимой боли Крокки. Он беспомощно замирает перед ней. На бесстрастной змеиной морде не выражается никаких эмоций. Она подымается над Крокки, медленно раскрывается ее пасть и обхватывает его голову. Тело Крокки непроизвольно вздрагивает, когда громадная змея рывками затягивает его голову все глубже в свое чрево. Затянулась голова, пасть раскрывается еще шире, и змеиная королева принимается буквально натягивать себя на тело лишившегося сознания гразррца. В зале — мертвая тишина. Наконец змея окончательно втискивает тело жертвы в свое брюхо и неторопливо возвращается на трон. Она вновь принимает облик высокой темноволосой женщины, по-прежнему прекрасной, только живот ее уродливо выпячивается. На голову Швазгаа торжественно возлагают рубиновую корону Граэрры. Рыцари и военачальники из Рода Змеи разражаются восторженными криками, приветствуя свою властительницу.

Крокки, содрогаясь, вновь и вновь возвращался воображением к тому страшному мигу, когда Швазгаа заглатывает его голову. Вскоре ему стало казаться, что его виски уже явственно ощущают леденящий холод змеиных зубов, он стонал, кривился от боли, а когда перед его затуманенным взором зажглись два желтых, горящих в темноте глаза, вскрикнул от невыразимого ужаса и потерял сознание.

Глава II. Черви и Гиены

Вновь проснулся Крокки от какого-то неясного шелеста, перешептывания и шевеления за стенками гроба. Голова болела уже не так сильно, он чувствовал себя отдохнувшим, но все еще достаточно слабым после долгого лежания в гробу без пищи и воды. Первой его мыслью было: Змеи! Наконец-то пришли! Но шевеление было каким-то тихим, существа, появившиеся в усыпальнице, явно не торопились снимать крышку с его гроба.

Крокки, стараясь не производить шума, изогнулся в своем узком ящике, пытаясь приблизить ухо к щели, откуда тянуло холодком.

— Вот они, эти два гроба, — уловил его чуткий слух шелестящие, тихие слова. — Наши люди проследили за церемонией королевских похорон и донесли нам. По случаю военных действий похороны состоялись без положенных для таких случаев торжеств и заключались лишь в том, что тела обоих королей положили в гробы и отнесли в склеп.

— Ты думаешь, они уже пришли в состояние, пригодное для наших желудков? — спросил другой голос.

— Похороны состоялись одиннадцать дней назад, о владыка, — ответил первый. — Трупы дозрели!

Одиннадцать дней! — мелькнуло в голове Крокки. Он лежит здесь одиннадцать дней, а Змей еще нет! Значит, защитники Замка держатся! Одновременно ему стало ясно, что существа, подбирающиеся к его гробу, — это люди из Рода Червя. Они не подвластны законам Граэрры, живут обособленно от других Родов и предпочитают вести подземный образ жизни. Крокки слышал, что у них даже существует своя иерархия: ими правит король, есть дворянство и простолюдины, а вообще-то это народец убогий, Жалкий и не способный ни на что. Рост человека из Рода Червя редко превышает полметра, в основном это двадцатисантиметровые, чахлые, бледнотелые человечки с тонкими ручками и ножками; одежду у них носит только знать, да и та составлена из лоскутьев, содраниых с покойников.

— Прослышав о похоронах королей Граэрры, я не замедлил послать за тобой, о сиятельнейший, — подобострастно продолжал первый голос. — Гниющие королевские внутренности — это блюдо, достойное лишь высочайшего и прославленнейшего в нашем Роду!

— Ты правильно поступил, Штека, — отозвался владыка Червей, — и получишь за это награду. Несмотря на твое низкое происхождение, мы позволим тебе отведать царственной мертвечины. Но лишь после того, как сами насытимся…

— 0, владыка, ты так добр! Можешь и впредь рассчитывать на меня, твоего недостойного раба.

Человечки приблизились к гробу, в котором лежал Крокки.

— Странно… — принюхавшись, озадаченно произнес главный Червь. — Аппетитной гнилью почему-то не пахнет… Наоборот — похоже, что в гробу лежит живой человек…

— Это никак невозможно, — торопливо заговорил Штека. — Гроб стоит одиннадцатый день, клянусь! Взгляни, как крепко он заколочен! Сразу после того, как его поставили сюда и носильщики удалились, я лично залез внутрь и обследовал его содержимое. Там лежит Крокки, последний король из Рода Барса, отравленный змеиными лазутчиками.

— Мне нет надобности забираться в гроб, чтобы определить, живой там человек лежит или гниющий покойник, — недовольно буркнул владыка. — Из щелей соседнего гроба, где покоится король Эрго, действительно, тянет трупным запахом… А здесь? Принюхайся сам!

В разговоре снова возникла пауза, в продолжение которой человечки сновали возле гроба. Крокки вскоре стало ясно, что, кроме Штеки и владыки Червей, в склепе находится целая толпа представителей этого мелкого и низменного Рода. Шелест их крадущихся ног и перешептывающиеся голоса слышались геперь со всех сторон. Земляные люди ходили вокруг гроба и даже взбирались на его крышку; иные из них, по-видимому, пытались проникнуть внутрь, но, чуя, что Крокки жив, в последний момент отступали.

Внезапно из дальнего конца склепа, где, насколько мог ориентироваться Крокки, находился вход в усыпальницу, послышались гулкие наги и свирепое сопение.

«Это Змеи явились за мной!» — подумал Крокки и содрогнулся от ужаса. Но уже через минуту он понял, что не угадал.

— Гиены! — завопили Черви.

У гроба возникла невообразимая суматоха. Маленькие человечки метались, вопили и стонали, и этот шум перекрывало яростное рычание пришельцев. Люди из Рода Гиены были гораздо выше, крупнее Червей, в человеческом облике они почти ничем не отличались от подданных Крокки, и Черви старались их избегать. Черви вообще избегали всех и вся, а Гиен в особенности, потому что те тоже питались мертвечиной и были, таким образом, для Червей конкурентами. Около двухсот земляных

человечков, застигнутых врасплох в королевской усыпальнице, не могло рассчитывать на снисхождение трупоедов. Гиены, ворвавшись в толпу Червей, мяли, давили и топтали их слабые тела. Человечки даже не помышляли о сопротивлении, они лишь пытались скрыться. Но бежать им было некуда. Отполированные камни древней усыпальницы были пригнаны друг к другу настолько плотно, что в щель между ними не протиснулось бы и лезвие бритвы. Единственный выход, которым могли воспользоваться Маленькие Существа — это дверь, откуда появились Гиены. Но те поставили возле нее двух своих людей и, не давая Червям прорваться через нее, начали их методичное истребление.

Гиены почти не переговаривались между собой. До Крокки долетали только их яростные выкрики и свист мечей, которыми они легко рассекали податливые слизистые тела человечков. Неожиданно Крокки почувствовал, как что-то коснулось его правого бедра. Там как раз находилась щель между створками. Нетрудно было догадаться, что это один из Червей, спасаясь от избиения, ищет убежища в его гробу.

Крокки не обрадовался такому соседству: как и все уважающие себя граэррцы, Червей он не жаловал. И тем не менее это существо, забравшееся к нему в гроб, находилось в таком же отчаянном положении, как и он сам, и нуждалось в защите. В Крокки оно даже вызвало что-то похожее на сочувствие. Он отодвинул ногу, давая место человечку.

— Стража обязана была предупредить об их появлении… — дрожа от страха, лепетал Червь. — Этот каменный склеп стал для нас западней… Погиб цвет моего дворянства, мои герольды, советники и пажи,. Сейчас они вскроют гроб и увидят меня… О, с каким наслаждением они растерзают мое слабое тело…

— Не стоит отчаиваться, владыка, — шепотом отозвался Крокки. Он уже по голосу понял, кто оказался его гостем. — Да, я жив, — продолжал он, — ты не зря удивлялся, почему от моего гроба не воняет мертвечиной. Меня не убили. Мне подсунули какого-то сатанинского питья, из-за которого я свалился без дыхания и стал неотличим от мертвеца. Меня похоронили одновременно с моим братом, королем Эрго, убитым за несколько часов до этого. Его гроб, кажется, должен стоять рядом…

— Мне донесли о ваших похоронах и я поспешил сюда, чтобы отведать от царственных тел… — пробормотал Червь. — Я понимаю, что тебя коробит от моих слов, но такова уж наша природа… Испокон веку мы живем в земле и питаемся тем, что в нее уходит. И тут я ничего не могу поделать. Кроме того, у нас существует обычай — первым вкусившим от умершего короля должен быть король, то есть я…

— Вы явились как раз к моему пробуждению, — заметил Крокки, — и все же очень не вовремя, коли вас тут накрыли Гиены.

— Да, нам следовало появиться хотя бы на день раньше, и этим проклятым хищникам достались бы только кости вашего несчастного брата…

— Стало быть, в облике Гиен вас настигло возмездие.

— С твоей точки зрения, может быть так око и есть, — слабым голосом возразил властительный Червь, — но только я думаю иначе. Да и для покойного короля Эрго в этом тоже нет ничего хорошего, уверяю тебя. Мы, Черви, поедаем только сгнившее мясо, а что касается Гиен… Впрочем, я думаю, ты догадываешься сам, что они сделают с трупом покойного короля, когда вскроют его гроб.

— Да уж догадываюсь… — кулаки Крокки непроизвольно сжались. — Мне бы встретиться с ними на поле битвы, да если бы со мной был мой верный меч…

— Ты забываешь, что это Род Гиены, — невесело усмехнулся владыка. — Они никогда не идут на открытый поединок…

К этому времени суматоха в склепе улеглась. Из сборища земляньж человечков, пришедших вместе со своим повелителем, не уцелело никого. Тяжело и хрипло дыша, нобедители окружили два гроба, недавно установленные в усыпальнице.

— Это они! — воскликнул один из Гиен, видимо главарь всей шайки. — Дерево совсем свежее! Нам неслыханно повезло: здесь лежат два граэррских короля, а на их трупах полно золота и бриллиантов, которые мы с выгодой продадим на базарах Акрагера. Да и сами трупы наверняка чертовски вкусны!..

— Я слышал, что мясо королей отличается от мяса обычных смертных! — со смехом воскликнул другой налстчик.

— А вот мы сейчас проверим! — рявкнул главарь. — Ломай гробы, ребята, да поживее, пока не появились Змеи!

Гроб, в котором лежал Крокки, затрясся от страшных ударов; трупоеды долбили по нему рукоятками своих тяжелых мечей,

— О горе, я попал из огня да в полымя… — пропищал владыка Червей. — Сейчас они взломают гроб и убьют нас обоих…

— И все же шанс у нас есть, — Крокки напряг мышцы, внимание его обострилось. — Эти твари думают, что я мертв, и когда я выскочу из гроба, то они обомлеют от неожиданности. Их замешательство будет недолгим, но все же этих мгновений мне может хватить, чтобы вырваться из склепа…

— А как же я?

— Боюсь, владыка, что я не смогу держать тебя во время бегства, потому что мне понадобятся и ноги, и руки. Но ты можешь уцепиться за рубиновое ожерелье на моей шее. Держись за него крепче, когда я буду драться с этими гнусными осквернителями гробниц, и если мне удастся уйти от них, то и ты будешь спасен.

В щель между створками гроба просунулись лезвия кинжалов, заскрипело и затрещало ломаемое дерево. Крокки почувствовал, как владыка Червей подобрался к ожерелью. Ждать оставалось недолго. Гроб сотрясался от ударов, летели щепки, люди Гиены визжали в предвкушении добычи.

У Гиен не было своих королей, как у других Родов, у них не было и своей страны, они жили разобщенно, небольшими кочующими группами: часто они сколачивались в шайки, занимаясь придорожным разбоем и пожиранием трупов. В Граэрре, как, впрочем, и в других странах, Род Гиен презирали. Во время войн Гиены охотно вербовались в наемники, хотя вояки они по большей части были никудышные — вороватые и трусливые, и держались они обычно в арьергарде армии. В качестве платы за службу они требовали право поедать тела убитых противников. Граэррские короли их услугами никогда не пользовались. Зато несметные полчища Гиен пришли в Граэрру вслед за Змеями. Они рассыпались мелкими отрядами по всей покоренной, охваченной пожарами и убийствами стране и грабили на всех дорогах, пользуясь абсолютной безнаказанностью. Часто перед тем, как сожрать труп, они насиловали его. Кровавая битва, разгоревшаяся под стенами Бронзового Замка, не могла не привлечь их внимание. Людей из Рода гиены здесь было особенно много. Почти не принимая участия в сражениях, они рыскали по окрестностям, в основном ночью, И уволакивали трупы как Змей, так и граэррцев. В Лабиринты подземных галерей, лежащих под Замком, они проникли вслед за Змеями, предвкушая богатую поживу, когда начнется избиение оставшихся защитников твердыни.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать