Жанр: История » А Немировский » Мифы древности - Ближний Восток (страница 3)


5. Энлиль, дословно: "господин воздушного пространства, атмосферы, имя, в котором, как считают исследователи, заложен в соответствием со значением слова lil ("воздух", "пространство", "буря") двойной смысл дыхание, дух, с одной стороны, ветер, циклон, с другой, и первоначально он прежде всего был связан с бурными проявлениями природы (ураганом, дождем). Энлиль - владыка всего находящегося между небом и мировым океаном, по которому плавает земля, со времени третьей династии Ура сменивший Ану на небесном престоле и считавшийся отцом богов, как и Ану. Вместе с Ану он решает судьбы Шумера. Он - господин жизни, могучий разумом мудрец, всеведущий в законах. В его руках устанавливаемые им судьбы людей. Но вместе с тем в своей ипостаси ветра, циклона он разрушитель, "дикий бык", "страшный в своем гневе, приводящий в трепет небо и землю".

6. Ануннаки (от шумерского nunnak - "порождение божественного владыки") - общее название богов, действовавших, как правило, на земле и в подземном мире. Судя по изложенному ниже мифу о сотворении людей, это боги, первоначально не только не находившиеся ни в чьем услужении, но, напротив, пользовавшиеся трудом другой группы богов, игигов, впоследствии рассматриваемых как боги высшие, небесные. Надо думать, что свитой богини подземного мира они стали мыслиться именно потому, что оказались оттесненными в земные глубины следующим поколением богов. Они стали на земле чем-то вроде римских гениев, ведавших людскими судьбами, в подземном же мире - судьями.

Количество ануннаков в разных мифах Шумера и Аккада исчислялось по-разному: например, в аккадской космогонической поэме "Когда вверху" их 300 отнесенных к земному миру и 300 - к подземному; в других мифах названы другие цифры, значительно друг от друга отличающиеся. К тому же, термин ануннаки мог употребляться для богов вообще (Falkenstein, 1965, 127 и сл.), которых к концу ХХ в. до н. э. насчитывалось около 3300, правда, вместе с их эпитетами (Cagni, 1970, 95).

7. Ниппур считался резиденцией Энлиля. В основе названия его главного храма Э-кур ("Великая гора") лежит один из эпитетов Энлиля - Кургал ("Великая гора"). Для обеспечения достойных жертвоприношений великому богу в Ниппуре существовал специальный питомник для разведения жертвенных животных.

8. Нунбаршегуну - одно из имен Нидабы.

9. Рассказ о соблазнении Нинлиль восходит к более ранней мифологической традиции, чем вступающий с ним в противоречие миф о женитьбе Энлиля на Нинлиль.

10. Нанна - бог Луны, в доаккадский период, судя по текстам, существенной роли не игравший (Castellino, 1970, 12). И, возможно, именно поэтому его рождение оказалось связанным с подземным миром, а не со сферой небесных богов. Показательно, что мотив рождения Нанны в Нижнем мире имеется лишь в приведенном мифе и больше нигде не присутствует.

Значение Нанны возрастает в новошумерский период. Именно тогда он входит в астральную триаду Нанна-Уту-Инанна и начинает рассматриваться как сын Ану и порой как отец Уту. В стеле Эаннатума он назван "могучим факелом Энлиля", царь Уммы Лугальзаггиси именует себя его визирем, цари III династии Ура называют его своим царем; на стеле Ур-Наммы он изображен с атрибутом царского достоинства - скипетром (Castellino, 1970, 12). Главный центр его почитания - Ур, где он имел храм с большим зиккуратом.

Сотворение людей (Миф шумеров) [1]

Во дни былые, когда небеса от земли отделились, в былые ночи, когда земля от небес отошла, умножилось небожителей племя и от нехватки пищи страдало.

И ануннаки, старшие боги заставили младших, игигов [2] трудиться. И рыли игиги канавы, и носили на плечах тяжелые корзины с землею, и орошенные поля засевали. И не было конца их труду. И возроптали они, и побросали в огонь свои мотыги, и двинулись к Энки [3] искать справедливости.

Заволновались ануннаки: без работников не стало в мире пищи. Собрались они все вместе и запричитали, сетуя, что спит Энки в глубине Энгури, куда никто проникнуть не смеет. И услышав стоны и жалобы богов, отправилась к Энки праматерь Намму.

- Проснись, сын мой! Покинь свое мягкое ложе в глубине тихоструйной Энгуры. Сон прогони! Избавь богов от терзаний!

- Я сделал все, что было в силах моих, - ответил Энки, не поднимая головы. - Я от трудов утомился. У братьев моих и сестер на уме лишь пиры да веселье.

- Нет! Не все ты сделал, - возразила мудрая Намму. - Помощников ты не сделал, которые взяли бы на свои плечи наши заботы [4].

- Каких ещё помощников! - удивился Энки.

- Людей! - ответила Намму. - Пусть они будут по виду на братьев твоих похожи, но бессмертья не знают.

- Из чего же я их сделаю? - спросил Энки, спуская ноги с ложа.

- Из плоти Апсу [5], - ответила Намму. - Из самой его сердцевины. Эту плоть называют глиной. На воде ты её замешаешь. А лепить тебе Нинмах [6] поможет. И ещё семь богинь прекрасных вокруг вас в этот миг да встанут.

Разговор этот слышали боги, и собрались они отовсюду и сказали владычице Намму:

- Наконец, мы, бессмертные боги, будем жить, забот не зная, как лежебоки. Пригласи же, Намму, на пир нас. Не скупись на ячменное пиво, какое имеешь в запасе.

Так все боги на пир собрались. В сосудах из плоти Апсу светлое пенилось пиво. Боги, честь ему отдавая, хвалу возглашали хозяйке и тем, кто своею работой небожителям даст пропитанье. Энки и Нинмах рядышком сидели, словно жених и невеста, вместе пили и вместе хмелели.

- Я сделаю то, что ты просишь, - обратилась Нинмах к Энки. - Но как бы узнать, хорошо или плохо творенье,

и судьбу ему как назначить?

- Ты лепи, что душе угодно. Лишь бы люди были на нас, бессмертных, похожи. А судьба их - моя забота.

Нинмах руки в воде смочила, глины кусок отщипнула. И задвигались быстрые пальцы, создавая богов подобья. Голова же богини кружилась, и земля под нею шаталась, словно хмельная. И фигурки, что появлялись на её ладони, совершенством не обладали. Вот возникает первый. Руки его слабы, ни согнуться, ни взять ничего не могут; а вот и второй, подслеповатый, и третий, с ногою слабою и кривою, на червя похожей.

Видит Нинмах, что вышли уродцы, и хотела их расплющить, но Энки уже дал сотворенным вкусить хлеба.

- Пусть остаются! - сказал он веско. - Да будет первый стражем дворцовым, второй же певцом пусть станет в гареме, мастером дел серебряных третий.

Затем вылепила Нинмах ещё одну пару людей, а вслед за ней и третью. И вновь получились уроды. Дал и им Энки вкусить хлеба и определил им судьбы. А потом он молвил:

- Давай поменяемся местами. Я буду лепить, а ты подыщешь применение.

И принялся Энки за работу. Со второй попытки ему удалось слепить существо с двумя руками и двумя ногами. Но были его ноги тонки, как тростинки, живот вздут, спина сгорблена. Был это старец, о которых говорят: "Его день позади".

Обрадовавшись удаче, Энки обратился к Нинмах:

- Назначь этому человеку судьбу, чтобы он мог пропитаться.

Нинмах рассмеялась:

- Какая может быть судьба у такого калеки! Видишь, у него дрожат руки и он трясет головой.

С этими словами она подошла к созданию Энки и хлеб ему предложила. Он же не мог его взять. Нинмах головой покачала:

- Не живой это человек. Нет ему на земле примененья.

- Но я же нашел примененье для твоих ублюдков, - вскипел Энки. - Отыщи и ты примененье для моего созданья.

Так между Нинмах и Энки разгорелась ссора. Много они наговорили друг другу обидных слов. Но женщина, даже если она богиня, всегда старается высказаться последней, и Нинмах произнесла заключительное слово:

- Отныне не будет тебе, Энки, места на небе. Не будет тебе места и на земле. Уйдешь ты в земные глубины и не увидишь света [7].

1. Каждый из мифов, относящихся к циклу о сотворении мира, дает ответ на тот или иной вопрос о происхождении божественного порядка или отдельных его элементов. Однако этот шумерский миф отвечает не только на вопрос, как произошло человечество. С этим вопросом связан и другой, побочный: почему человечество несовершенно, почему наряду с полноценными особями, способными трудиться, содержать себя и богов, существуют люди немощные и больные, обуза общества? Виновниками этого несовершенства рода человеческого выставлены сами боги, неумеренные в питье пива. Вековой человеческий порок - пьянство - перенесен на богов.

В тексте дошедшего до нас мифа имеются лакуны, не позволяющие понять, каких ещё уродов, кроме трех названных, создали боги. Не ясна причина гнева Нинмах на Энки, из-за которого последний был изгнан в земные глубины, где ему были переданы подземные воды. Видимо, отношения между Нинмах и Энки выходили за рамки порученного им дела сотворения человечества, и они были мужем и женой, отцами человечества. Если это так, то удаление Энки в его собственный мир, связано с необходимостью соединения супругов в нижнем мире.

2. Игиги - в большинстве шумерских и аккадских мифов боги небесные. Из подземных к ним относится только Нергал, супруг богини Нижнего мира Эрешкигаль, возможно, потому, что по собственному желанию оставил Верхний мир, к которому принадлежал по праву рождения. Однако здесь они выступают в качестве прислужников более раннего поколения - рожденных от Ану ануннаков, что указывает на древнейший мифологический пласт.

3. Энки (дословно: "Дом земли") - владыка первозданной бездны и таким образом всех первозданных вод, рек и источников, происшедших из изначального Апсу, а значит и мудрости, знания, магии, в представлениях древних тесно связанных с водной стихией. Лугальзаггиси, Эаннатум, Энтемена в своих надписях с гордостью заявляют, что получили от него ум и мудрость. За советом обращается к нему и Гудеа, получает от него план храма, который царю предстоит возвести. С конца новошумерского периода с появлением космической триады Энки входит в неё наряду с Ану и Энлилем.

Энки - создатель Эриду и всех городов Шумера, в которых пребывают боги, творец государства, великий изобретатель, дающий каждой вещи её "судьбу".

4. Мотив создания человечества для обслуживания богов характерен для большинства древних мифологий.

5. Апсу - первозданное божество, олицетворение бездны, подземных пресных вод, на которых покоится земля. Соответствует греч. Хаосу. Создание людей из его плоти может быть понято при сопоставлении с аккадской космогонией, содержащей миф о борьбе молодых богов с первым их поколением и о низвержении Апсу. Хотя в аккадской переработке материалом для сотворения людей становится кровь Кингу, побежденного в том же противостоянии, в каком был убит Апсу, идея использования плоти (крови) поверженных богов первого поколения для создания человека остается той же.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать