Жанр: История » А Немировский » Мифы древности - Ближний Восток (страница 44)


5. В подлиннике стоит слово snnt с неясным значением. Одни исследователи трактуют его как "ласточки" (Gibson, 1978, 106; Шифман, 1993, 233), другие - как "ваятельницы" (Aistleintner, 1959, 69).

6. Разрыв в тексте с очевидной утратой рассказа о рождении и детстве сына и дочери Даниилу. Можно предположить появление также сведений о Йатпану, будущем убийце Акхита.

7. Воротам принадлежала особая роль в очистительных обрядах и ритуалах основания городов у многих народов древности. Городская площадь мыслилась культовым местом, центром микрокосма. Поэтому при основании города на площади вырывалась круглая яма, через которую проходила воображаемая вертикаль, соединяющая три мира. Этруски и вслед за ними римляне называли отверстие этой оси словом, означающим "мир" (этр. manth, лат. mundus). В мундусе захоранивали первины урожая. В этой связи и обмолот зерна в угаритском тексте, совершающийся на площади, может рассматриваться как сакральный акт.

8. Дерево, под которым сидел царь, - священное дерево. Культ деревьев известен также у древних евреев. В Библии упоминаются дуб плача, вещий дуб, пальма, под которой сидела пророчица Дебора, священное гранатовое дерево у Гибеа.

9. Защита вдов и сирот как слабых и беззащитных считалась священной обязанностью царя. Вавилонский царь Хаммурапи заявляет во введении к своим законам, что его обязанность "уничтожать преступников и злых, чтобы сильный не притеснял слабого". Сходное выражение в еврейской Библии: "судите сироту, решайте дело вдовы" (Исх., 1: 17).

10. Даниитянка, так же как в других случаях "хурритянка" - обозначение этноса, к которому принадлежала жена Даниилу, называемая также "девой". Это возможное указание на знакомство автора поэмы с одним из "народов моря" данунами (или данитами Библии), оказавшимся вместе с филистимлянами и сикулами на побережье страны Ханаан в XIII в. до н. э. Впрочем, даниитянка могла быть рабыней, привезенной из страны Дануна, т. е. Греции.

11. Хикупту - город Египта Мемфис, одна из предполагаемых резиденций бога-ремесленника (Шифман, 1993, 229).

12. Разрыв в тексте с утратой нескольких стихов. Судя по греческим параллелям, Акхит мог забыть выделить Анат её долю и этим вызвал её появление перед ним.

13. В последующих неразборчивых стихах содержится намек на то, что Анат предлагает юноше не только бессмертие, но, подобно Иштар в поэме о Гильгамеше, также и свою любовь.

14. Йариху - угаритский бог Луны, выступающий противником Баала и Анат. От рабыни у Йариху рождаются чудовища с бычьими рогами, в сражении с которыми по одному из мифов того же цикла гибнет Баал. В городе Йариху Абулуму обитает убийца юного Акхита Йатпану.

15. Нападение хищных птиц на человека за трапезой - мифологический мотив, известный нам по эпосу об аргонавтах (нападение гарпий на слепого фракийского царя Финея - Hes., frg., 81 - 83; Apoll. Rhod., Arg., I, 211 и сл.; II, 273 и сл.; Paus., III, 18, 15). Другие мотивы, свидетельствующие о связях между греческой и угаритской и вообще ханаанской мифологией, см.: Gordon, 1965, 212 - 213; Гринцер, 1971, 141 - 149. Анат по своей природе считалась покровительницей хищных птиц.

16. Хула Даниилу, обращенная к Анат, убийце сына, показывает глубокое отличие двух почти современных религий, возникших на одной и той же почве Ханаана. На обрушившиеся на Иова бедствия он отвечает: "Господь дал, господь взял. Благословенно имя Господне" (Иов, 1: 21 - пер. С. Аверинцева).

17. Согласно иудейской традиции, траур по умершему длился семь дней в соответствии со священным характером этого числа. В эпосе семь дней превращаются в семь лет.

18. Окончание повести дошло в поврежденном состоянии. Пагат отправляется мстить убийцам брата. Из дальнейших отрывков следует, что Йатпану собирается отравить Пагат. Видимо, ему это не удается. Последние строки, взятые из поэмы о рапаитах, дошедшей в отрывках, дают понять, что рапаиты помогают Пагат возродить Акхита, и рождается у неё от него сын (Циркин, 2000, 132).

Эпос о Карату [1]

Горем был сокрушен Карату [2], правитель Дитану,

Был в плену у печали Илу любезный служитель.

Дом дотла уничтожен, восемь братьев погибли,

Нет у него и супруги, верной мужу в несчастье,

Родичей пятерых поразил болезнью Рашап,

Шестеро поглощены волнами гневного Йаммы.

Плакал Карату, и вопли его небеса наполняли.

Слезы катились из глаз непрерывным потоком,

Падали слезы на землю, словно блестящие сикли.

Тяжким забылся он сном, слезы мешая со стоном [3],

И явился к нему в сновиденьи пророческом Илу.

- Что ты рыдаешь, о царь? - бог обратился к Карату,

Что тебя в горе твоем может, скажи мне, утешить?

Может быть, власть над людьми, какою лишь я обладаю,

Может богатство, а может быть что-то иное?

Плакать довольно. Возьми серебро и желтое злато [4],

Вместе с ларцом, и рабов заодно с их потомством,

Богу на это ответил, упав на колени Карату:

- Мне ни к чему серебро или желтое злато.

Что мне делать с богатством, когда сыновей не имею?

Родичей нет у меня, кому бы его я оставил.

И на эти слова возразил ему Илу могучий:

- Толку в слезах не найдешь. Скорей отправляйся походом,

Чтобы невесту добыть себе в царстве Удумми [5].

Эту страну разори и потребуй Хурритянку-деву [6],

Прелесть её от Анат, неземная краса от Астарты,

Очи её - словно чаши из алебастра,

И ожерелье на шее из ляпис-лазури.

Только её забери и с нею одной возвращайся.

И возродится твой род от этой девы прекрасной.

И пробудился Карату совсем другим человеком.

Руки омыл от плечей он до самых кончиков

пальцев

И совершил он богам возлияние жертвенной кровью,

В жертву принес он козленка им и ягненка,

Также и птиц быстрокрылых, какие бессмертным любезны,

Вылил вино на огонь из серебряных кубков.

Это все совершив - так, как бог повелел в сновиденьи,

Он на стену поднялся, взывая к богам об успехе.

А затем со стены он спустился, чтоб войско созвать для похода,

Хлебом наполнил телеги - запас на полгода для войска.

Было войско Карату небесному ливню подобно.

Ратников в нем под копьем находилось тысяч под триста,

А рабов без числа, земледельцев же вовсе без счета.

Дом свой закрыл холостяк, несли на носилках больного,

Хроменький ковылял, еле плелся слепец по дороге,

Взятый на деньги вдовы, шагал с рядом наемник,

И новобрачный, дома оставив жену молодую,

Брел вслед за ними, о ложе своем сокрушаясь [7].

Шли они день и другой, и третий также шагали.

Храма достигли они Асират, богини великой,

Что украшает собой страну сидонийцев и тирян [8].

Дал в этом храме обет Карату великой богине:

Он обещал серебра весом ровно в две трети

Веса хурритянки, золота в треть её веса,

Если прибудет она в его подворье женою [9].

И четвертый шли они день, пятый, шестой шагали.

Как саранча, опустились на поле с пшеницей [10],

И подвергли они город царский набегу,

Также селения все, что вокруг него находились.

Жертвами стали и жены, что возвращались с водою,

И жнецы на полях, и люди, несущие хворост.

Стоны, ржанье и лай, и вой, и мычанье

Мощные стены дворца в эту ночь проникали.

Царь Удумми Пабелли, сон и покой потерявший,

Утром к Карату послов отправляет с дарами

С золотом желтым в ларце своем драгоценном

И с серебром, и с рабами, до смерти в неволе живущим [11].

И обратились послы к Карату с низким поклоном:

- Слово тебе от Пабелли царя, принесли мы, владыка!

Землю мою ты покинь, оставь мой город Удумми.

Вот тебе выкуп за это - золото и колесницы,

И серебро, и рабы, и иное богатство.

- Твой не нужен мне выкуп, - послам отвечает Карату.

Деву хочу я Хурритянку, дочь, рожденную первой.

Прелесть её от Анат, неземная краса от Астарты,

Очи её - словно чаши из алебастра,

И ожерелье на шее из ляпис-лазури.

О её красоте мне поведал Илу владыка.

И возвратившись, предстали послы пред Пабелли.

Был сокрушен царь Удумми ответом Карату,

И он снова к Карату послов отправляет.

Слово царя Карату послы передали.

- Как я отдам тебе дочь, какую ты просишь,

Если к голодному руку она простирает,

Жаждущим чашу с водой родниковой подносит?

Ты её заберешь, а они устремятся за нею.

Будет стенать и рыдать осиротевшее царство

Так, как корова во хлеве ревет, потерявши теленка.

Эти слова не смягчили жестокого сердца Карату

Вновь потребовал он для себя Хурритянку-деву.

Отдал в жены её несчастный Пабелли,

И стенала страна его, словно корова ревела

В хлеве своем опустевшем об уведенном теленке.

И привел победитель царевну в чертоги златые,

На подворье доставил он молодую супругу.

И на свадьбу к нему все собираются боги

Прибыл Илу-отец, и могучий Баал, и Йариху,

И к отцу всех богов Баал обратился со словом:

- Дай, отец мой, благословенье и силы Карату.

Поднял Илу, отец всех живущих, кубок десницей,

Слово он молвил, которое трижды желанно:

- Вот, Карату, жену ты в свои доставил чертоги,

Девой юной привел к себе на подворье,

И родит она семерых сыновей тебе славных,

А после них ещё и восьмого добавит.

Грудь свою Анат им сосать предложит,

Асират молоком их своим напоит,

Возвеличен ты будешь среди рапаитов,

Вознесен в собрании знати Дитаму.

А потом восьмерых дочерей ты получишь,

И они среди всех рапаитов тебя возвеличат.

Слово свое завершая, кубок бог допивает.

И не спеша по жилищам своим расходятся боги.

Только они исчезли, только скрылись из виду,

Деву царь призывает на свое высокое ложе.

Что ни год, сыновья у Карату обильно рождались,

Зачинала и вновь рожала Хурритянка-дева.

И вознесен был Карату средь мужей рапаитских.

Между тем Асират свое сердце наполнила гневом,

Вспомнив обет Карату, она возвысила голос:

- Слово нарушил Карату, больше нет ему веры.

Хворь, от какой нет спасенья, она на царя напустила.

Месяц болен Карату, два месяца он в постели,

Третий месяц более, а на четвертый месяц

Страшась приближения Мута, зовет он Хурритянку-деву:

- Слушай, жена! Теленка зарежь пожирнее [12],

Кувшины с вином откупорь [13] и призови на застолье,

Оруженосцев мне верных, сколько б их ни было дюжин.

И появились все разом и жирного ели теленка,

Сладким вином запивали, молили богов о Карату,

Их ублажали дарами, и слезы они проливали,

Сердцем своим сокрушаясь, и в горе пальцы ломали.

Но не были приняты жертвы, мольбы не услышали боги.

И вновь Хурритянка-дева дружину в дом призывает,



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать