Жанр: История » А Немировский » Мифы древности - Ближний Восток (страница 52)


2. Представление об исполинах как первопоколении живущих на земле, присуще многим мифологиям: мы находим его в мифах угаритских и греческих.

3. Библейское имя Ной (евр. noah, от nwh - "успокаивать", "утешать") фактический перевод аккадского Нухху ("Успокоенный").

4. Дерево гофэр - кипарис (от шумерского "гипару" - "слово"), имеется также в вавилонском и ассирийском языках. Отсюда же греческое "кипариссос".

5. Ковчег - старое русское слово со значением "ящик", "ларец". В шумерском и аккадо-вавилонских мифах вместо ковчега фигурирует ладья, обладающая волшебными свойствами. Ковчег, детально описанный в книге "Бытие", - собственно говоря, не корабль, а дом на плаву, объем которого по подсчетам современных исследователей составлял 64896 куб. м. Но по типологии - это священный корабль, предшественником которого было судно шумерского героя потопа Утнапишти. Подобные ему суда засвидетельствованы в Египте. У греков это - "Арго", за постройкой которого следила сама Афина.

6. Представление о "чистых" и "нечистых" животных - свидетельство существования религиозных запретов на поедание некоторых животных и на принесение их в жертву богам. Такими табуированными животными у евреев и других семитских народов были свинья, верблюд, заяц, тушканчик, ворона и пр.

7. Арарат - название гористой местности, известной уже аккадянам как Урарту (название гор и страны). В вавилонском тексте местом высадки любимца бога Эа названа гора Ницир (в переводе, видимо, Гора спасения). Ее отождествляют с горой Пир Омар Гудрун, имеющей высоту 300 м. Вавилонский жрец III в. до н. э. Берос сообщает, что корабль Зиусудры остановился в курдских горах.

8. Также в вавилонском мифе Утнапишти (а в аккадской версии Атрахасис) открывает окно своего огромного корабля перед тем, как принести жертву богу Солнца, чей свет падает на его лицо. Окно - непременный элемент храма страны Ханаан, как это ясно из спора Баала с Котар-ва-Хасисом.

9. Использование птиц для проверки состояния земли представлено также в месопотамских версиях мифа о потопе. В вавилонской версии из корабля выпускаются голубь, ласточка и ворон. В ветхозаветном тексте черный ворон и белый голубь противостоят как "чистая" и "нечистая" птицы: "нечистая" не могла быть выпущена последней, поскольку предвиделась добрая весть.

10. Сравн. с тем же мотивом в поэме о Гильгамеше: "Боги почуяли запах жертвы, боги слетелись на жертву, как мухи".

11. Главное место в мифе о потопе - установление союза, завета (берит) между Богом и Ноем. Этот союз, впоследствии возобновлявшийся, дал само понятие "Ветхий завет" - союз между Богом и избранным народом.

12. Странное обращение к радуге, возможно, ассоциативно связано с красочным эпизодом шумеро-вавилонского мифа о потопе. Богиня-мать клятвенным жестом поднимает над головой украшавшую её шею дугу ожерелья из лазурита, дар бога Неба, и произносит:

О боги! На шее у меня лазуритовый камень.

Как его я воистину не забуду,

Так эти дни я воистину помню,

Во веки веков я их не забуду! (Дьяконов, 1961, 77).

Сыновья Ноя

Были у Ноя сыновья - Сим (Шейм), Хам и Иафет [1]. От этих трех населилась земля. Начал Ной возделывать землю и насадил виноградник [2]. Прекрасен был первый урожай земли, напоенной разлившимися водами. Отжав янтарные грозди, приготовил Ной благоуханное вино. И выпил он вина, радуясь жизни, опьянев же, уснул в своем шатре [3], обнаженный.

Зайдя в шатер, увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего и, выбежав наружу, стал при братьях насмехаться над родителем. Сурово взглянули Сим и Иафет на Хама и, взяв отцовские одежды, накинули себе на плечи, и, пятясь, вступили в шатер. Там они сбросили одежды на отца и, не узрев его наготы, удалились.

Проснулся Ной и, протрезвев, увидел себя покрытым. Так он узнал о проступке среднего, нечестивого сына и пропел:

Да будет проклят за Хама сын его Ханаан,

И да будет он рабом у братьев своих.

Да даст Йахве простор Иафету,

И да обитает он в шатрах Сима [4].

И прожил Ной после потопа ещё 350 лет. Всего же его жизни было 950 лет.

1. Давая Ною троих сыновей: Сима, Хама и Иафета (Иапета) и представляя их родоначальниками всех других народов и языков, библейский автор исходил из критериев, которые во многом нам не понятны. Среди них было и представление об языковой близости, но оно не было единственной основой для градации. Языкознание XIX - начала XX вв., пользовавшееся именами Сим, Хам, Иапет для общего обозначения языков, библейские критерии не принимало во внимание. Например, Н.Я. Марр, формулируя так называемое "новое учение о языке", под яфетическими языками понимал третий этнический элемент в создании средиземноморской культуры и относил к яфетическим языкам некоторые кавказские, этрусский и баскский языки, между тем как Ветхий завет считает сыновьями Иафета просто отдаленные народы. Так, его сыновьями названы Хомер и Магог, которые, скорее всего, мыслились родоначальниками киммерийцев и скифов, вторгшихся в Малую Азию в эпоху формирования Библии. Сыном Иафета назван и Мадай, родоначальник мидян. Мидийский язык на самом деле был близок скифскому и, возможно, киммерийскому. Можно было подумать об отнесении к Иафету иранских народов, если бы среди его сыновей не было Иавана, родоначальника ионийцев и вообще эллинов, а также Тубала, Мешеха и Тираса. Они родоначальники тибаренов, их соседей месхов (ныне известных как турки-месхетинцы) и, скорее всего, гетов, поскольку в их

владениях была река Тирас (Днестр). Во всяком случае за выделением этих народов в общность ощущается логика, - геты, киммерийцы и скифы были соседями, и по своему этническому облику они мало отличались от эллинов, лидийцев, тибаренов и месхов.

Применительно к двум другим братьям - Симу и Хаму - критерии библейского автора не столь однозначны. Присутствует и языковая близость, поскольку сыном Сима назван Арам, родоначальник арамеев, ближайших родственников евреев по языку. Изучение арамейского языка началось с комментариев к Ветхому завету. Но почему среди сынов Сима присутствует Элам, эпоним народа, создавшего древнее государство? Эламский язык имеет мало общего с языком евреев, арамеев, халдеев и относится современными исследователями к числу дравидийских языков. Тот же вопрос вызывает имя потомка Сима Луд, в котором правомерно видеть родоначальника обитателей эгейского побережья Малой Азии лидийцев. Лидийские надписи VII - V вв. до н. э. не дают основания говорить о близости лидийского и еврейского языков. Почему же тогда Луд ближе к Симу, чем Тубал и Мешех, обитатели той же Анатолии, связанные с Иафетом?

Наибольшую вражду у повествователя вызывает Хам, и он особо подчеркивает, что сын его Ханаан будет рабом потомков Сима. Мотивы такого отношения к Ханаану не требуют разъяснений, но к сыновьям Ханаана отнесен Сидон, родоначальник финикийцев, говоривших на родственном евреям языке, да и вообще все народы, заселявшие Ханаан (хетты, иевусеи, амореи, гергесеи, евеи, аркеи, синеи). Вряд ли со всеми ними евреи не могли найти общий язык. Очевидно, применительно к Хаму и его потомкам используется неязыковый критерий. Это подтверждается наличием среди сыновей Хама Хуша, отца Нимруда, с именем которого связано семитское Двуречье.

Другие сыновья Хама - Мицраим (Египет) и Фут (родоначальник ливийцев). С египетским языком древние евреи были лучше знакомы, чем с лидийским, и поэтому они, возможно, улавливали близость египетского языка с языками некоторых племен, родоначальники которых были названы сыновьями Мицраима (лудеи, анамеи, невтухеи и др.). Но среди них присутствуют филистимляне и кафтореи, то есть пеласги и критяне, язык которых не имел с египетским ничего общего, но они могли быть поселены египтянами на соседней территории после неудачного нападения на долину Нила.

Интересно и происхождение самих имен Сим, Хам и Иафет. Ведь за ними не стоят, как за их сыновьями и внуками, особые этносы. Применительно к Иафету нельзя исключить то, что за ним стоит эллинский мифический персонаж Иапет, отец Атланта и Прометея. Передатчиками легенды об Иапете могли быть филистимляне либо эллины.

2. Возделывание винограда - одно из древнейших занятий населения Переднего Востока. Вино удостоверено археологической находкой сосуда середины III тыс. до н. э. В Палестине вино наряду с хлебом и оливковым маслом было основным средством питания.

3. Шатер - жилище кочевников, упоминаемое в Ветхом Завете 340 раз, встречается также в угаритских текстах. До позднего времени сохранялось сакральное значение шатра. Согласно Диодору (ХХ, 63, 1) карфагеняне во время сражения ставили священный шатер.

4. Четвертый по порядку стихотворный отрывок в книге "Бытие", предваряющий описание потомства Иафета, Хама и Сима. Очевидно, он восходит к недошедшему до нас эпическому произведению, которое излагал составитель "таблицы народов". Примечательно, что хананеи рассматриваются как рабы и Сима и Иафета, являвшихся соседями. Видимо, имеется в виду раздельное господство над одной частью хананеев - филистимлянами (или хеттами), и над второй - израильтянами. Эта ситуация может быть датирована XII в. до н. э., к которому следует отнести эпическое произведение.

Вавилонское столпотворение [1]

В то время вся земля была устами одними и одним наречьем. Когда же люди переместились на Восток, они отыскали долину в земле Сеннаар и там поселились. И решили они: "Давайте налепим кирпичей и обожжем их огнем". И стали у них кирпичи вместо камней, земляная смола заменила известь. И сказали они друг другу: "Давайте построим город и башню с главою до небес. Этим мы создадим себе имя и не рассеемся по поверхности земли".

Взглянул Йахве на город и башню, которую строили сыны человеческие, и сказал:

- Вот как! Они один народ, и все изъясняются на одном языке. Если они начнут что-либо делать или что-либо задумают, не будет для них препятствий ни в чем. Сойдем же и смешаем там их язык, чтобы один не понимал речи другого.

И рассеял их Йахве оттуда по всей земле, и прекратили они строить город. Поэтому и дано было ему имя Вавилон (Бабел), ибо Бог смешал (евр. "балал") там язык всей земли.

1. Краткий рассказ о том, как люди сообща строили город и уходящую в небо башню и что из этого проистекло, может показаться в развернувшемся повествовании книги Бытие чужеродным телом, тем более из предшествующей главы вытекает, что дети человеческие уже расселились по лицу земли, разделенные не столько пустынями и морями, сколько проступком одного из братьев, запятнавшего себя и своих потомков именем "Хам".



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать