Жанр: История » А Немировский » Мифы древности - Ближний Восток (страница 8)


Первый день, воспроизводящий эпизод пленения Мардука, был посвящен искуплению царя - как бы утрате им царственного достоинства и возвращения ему власти. Сценарий предусматривал унижение царя, что должно было напомнить об опасности возвращения мира к докосмическому хаосу, которое чуть не произошло из-за пленения бога. Великий жрец лишает царя его атрибутов - скипетра, кольца, короны и наносит удары по лицу. Опустившись на колени, царь произносит формулу невиновности: "Я не грешил, о господин страны, не пренебрегал я твоей божественностью". И хотя Мардук мыслится в этот момент ещё плененным, он отвечает устами жреца: "Не бойся. Мардук внял твоей молитве. Он возвеличит твою власть".

Следующий день посвящен освобождению Мардука. Он заточен в горах, что воспринимается как его смерть, Но так же, как в мифе об Инанне-Иштар или египетских представлениях об Осирисе, смерть эта не окончательная. Мардук должен спуститься в "долины солнца и света". Его находят, освобождают и после этого собирают вместе статуи всех богов, имитируя тот эпизод мифологического прошлого, когда боги собрались, для провозглашения Мардука своим владыкой.

Затем царь ведет процессию к Дому Празднования Нового года (Бит-Акиту), находящемуся за пределами города. Процессия символизирует движущихся на Тиамат богов, возглавляемых Мардуком, и воинство это вступает в ритуальную битву, воспроизводящую схватку с воинством Тиамат. При этом царь, естественно, персонифицирует Мардука (в ассирийское время вытеснившего Мардука Ассура).

После завершения сражения и возвращения с пира, наступает время священного брака царя и храмовой рабыни, персонифицирующей саму богиню. И, наконец, происходит определение судеб и жребиев каждого месяца года, среди которых плодородие, богатство нового мира, которому предстоит родиться.

2. Мумму - советчик Апсу, обладающий лучами его сияния.

3. Тиамат (аккад. "море") - олицетворение первозданной стихии, чудовище, мыслившееся одновременно и как двуполое существо и как существо женского пола.

4. Лахму и Лахаму - мужской и женский демоны водной стихии шумерской мифологии, преобразованные в аккадской теогонии в детей Апсу и Тиамат.

5. Аншар и Кишар ("Круг неба" и "Круг земли") - божества, более нигде не встречающиеся.

6. Эа (шумерский Энки) - великий бог захваченного аккадянами шумерского Эриду, сокрушивший олицетворявшее первозданные воды подземного океана чудовище Апсу и унаследовавший от него владычество над подземными водами. В аккадской мифологии - "владыка низа.

7. По мнению М. Элиаде слова "установилась тишина" могут быть расшифрованы как ностальгия материи (того способа существования, которому соответствуют инертность, бессознательность субстанции) по изначальной неподвижности, сопротивляющейся любому движению, предварительному условию космогонии (Eliade, 1987, 83).

8. М. Элиаде обращает внимание на то, что Эа не просто занимает место Апсу, но постройкой жилища создает первую организацию хаотической водной массы (Eliade, 1987, 84).

9. Дамкина - супруга бога Эа. В шумерской мифологии ей соответствует Дамгальнуна. В вавилонских текстах она - мать Мардука, отождествляемая с Нинсикилой.

10. Мардук - главное божество вавилонского пантеона.

11. Кингу - чудовище, в других мифах не встречающееся.

12. Упшукинак - место собраний богов, в отличие от греческого Олимпа не обитавших в одном месте, но имевших постоянное место собраний.

13. Таблица V дошла в фрагментарном состоянии. Исследователи полагают, что там рассказывалось о наполнении универсума тем, что названо в тексте "хорошими вещами", существующими в земном и небесном мирах. Единственно полный из фрагментов повествует в астрономических терминах об образовании звезд, которые мыслятся как жилища богов, а также об установлении дней, ночей и месяцев, разделивших ранее слитное движение времени.

14. Анализируя космогоническую сторону мифа, М. Элиаде подчеркивает, что хотя Небо - половина Тиамат, но звезды - творение Мардука. Точно так же и земля, созданная из тела чудовища, дополнена городами и храмами. Таким образам, в конечном счете мир оказывается соединением двух начал - хаосного и демонического, идущего от первозданности, с одной стороны, и творческой силы, воплощающей божественную мудрость, с другой (Eliade, 1987, 85).

15. Измерение времени луной типично для всех народов Двуречья. Не случайно Нанна часто встречается в клинописных табличках не под именем, а под номером 30 - по количеству дней в месяце.

16. Шамаш - аккадский бог Солнца, соответствующий шумерскому Уту. Функция стража правосудия и наказания злодеяний - одна из главных для Шамаша, постоянно подчеркиваемая в гимнах к нему.

17. Человек создан для служения богам - в этом аккадский миф продолжает шумерскую традицию. Но здесь, человек создается из демонического материала, и в этом, как подчеркивает М. Элиаде, значительное отличие от шумерской версии, где Апсу, чье тело использовалось богами, не воспринимался как сила, им враждебная (Eliade, 1987, 85).

18. Месопотамия воспринималась как центр мира, Вавилон с находящимся в нем храмом Мардука - как центр Месопотамии. Постановка своей страны и города в центр мироздания характерна для мифологических представлений многих народов не только Востока, но и Запада (вспомним греческое представление о Дельфах как пупе земли).

В табличке дается детальнейшее описание храма с высящейся рядом башней, в точности воспроизводящими облик храма Мардука в Вавилоне, носившего то же самое название -

Эсагила (досл. "Дом с высокой головой"). Первоначально святилище Эсагила не было связано ни с Мардуком, ни с Вавилоном, а было посвящено Эа и находилось в Эриду. Перенесенное в Вавилон в XVIII в. до н. э. Хаммурапи, оно было превращено в храм Мардука и позднее было дополнено зиккуратом Энтеменанки ("Дом основания неба и земли"), строительство которого начал Навуходоносор I, а завершил лишь в VI в. до н. э. Навуходоносор II (Noel, 1998, 131).

19. Воспроизведение в земном жилище Мардука этого акта, разворачивавшегося в одноименной небесной резиденции, должно было гарантировать благоприятное распределение "судеб" предстоящего года.

20. В конце VI и начале VII таблицы перечисляются все пятьдесят имен (распределение имен по двум таблицам объясняется тем, что само деление таблиц связано не с содержанием, а с чисто техническими возможностями размещения текста).

Хотя Мардук - главное божество Вавилона, в шумерском пантеоне отсутствующее, почти все имена шумерские, однако каждому дается объяснение на вавилонском языке, и в этих объяснениях раскрываются многочисленные функции бога: он очищает святилища, обеспечивает богам чистое небо и определяет их пути, он проявляет сострадание к поверженным богам; людям он обеспечивает выздоровление, спасает умирающего своими заклинаниями, благодаря ему существует на земле богатство и изобилие, он выкорчевывает зло и о многом другом проявляет заботу на небе и на земле (Rinaldi, 1968, 40).

С Великих небес к Великим недрам

(Миф шумеров) [1]

С Великого верха к Великому низу мысли свои обратила Инанна, покинула Небо, покинула Землю ради нутра земного. В семи городах покинула храмы [2], семь своих сил, семь тайн в кулаке зажимая. На голове - венец драгоценный, Шугур ему имя, лоб её белою лентой повязан - ей имя "Чела украшенье" В руках её жезл и веревка - знаки власти и правосудья. На шее - бусы из лазурита. Браслеты - как змейки вокруг запястий, холмики грудей прикрыты сеткой, ей имя "Ко мне, мужчина". В веки её притирания втерты "Явись живее". Лоно скрыто повязкой, как у всех небесных владычиц.

Инанна в подземное царство шагает. Ниншубура, глашатай её милосердия, рядом. Слова её и наказы ухом он ловит:

- Слушай меня, Ниншубура, внимательно слушай. Как только я из виду скроюсь, из глаз исчезну, жалобным плачем залейся на холмах погребальных и ударь в барабаны в Доме собраний. Щеки и тело в кровь исцарапай, уста изорви ногтями. В клочья порви одежду и обойди, как нищий, богов великих жилища. К Энлилю сперва зайди и молви, упав на колена: "О, владыка, не дай погибнуть Инанне, дщери твоей, в страшном мире подземном. Не разреши серебру твоему, что взор ослепляет, пылью покрыться Великого низа. Гранильщик подземный пусть лазурит твой не повредит, пусть плотник твой самшит не сокрушит, не дай владычице-деве погибнуть". Если ж владыка ветров ухо тебе не откроет, времени не теряй, поспешай к мудрому Нанне, знаний владыке. Не поленись ему повторить, что молвил Энлилю. Если и он промолчит, то отправляйся к Энки, Великого низа владыке, и повтори ему ту же мольбу, слово в слово. Энки знакомы и воды рожденья, и бессмертия травы. Теперь же простимся: путь мой налево, твой же - направо.

Идет Инанна, к горе подходит из лазурита,

Но нет пути ей. На семь засовов врата закрыты.

Кричит богиня, вопит богиня: - Открой ворота!

И вопрошает привратник Нети: - Крикунья, кто ты?

- Открой скорее. Ведь пред тобою Звезда Восхода.

- Звезда Восхода, зачем явилась в страну Заката,

В страну, где вопли, в страну, где стоны?

- Свою сестрицу, привратник Нети, мне видеть надо.

- Тогда, Инанна, снимай скорее, снимай корону.

- Зачем корону?

- В подземном мире - свои законы.

Сняла корону, и стало меньше одним засовом.

Суров привратник. Ждет от богини он жертвы новой:

- Теперь сорви, Звезда Восхода, со лба повязку!

Сняла повязку. Привратник снова засовом лязгнул.

Сняла Инанна все облаченья и все наряды.

- Теперь иди! - сказал привратник, окинув взглядом

Нагое тело той, что недавно ещё сияло

Красою женской, что возбуждало и призывало

Мужей к любви и к продолжению рода,

Той, в ком живет и умирает сама природа.

Вступила Инанна в пещеру, склонилась пред троном

Своей сестры Эрешкигаль [3], владычицы непреклонной.

Рядом с нею на креслах судейских семь ануннаков,

Семеро судей, покорных слову её и знаку.

Дух Инанны ушел от сестры ледяного взгляда.

Труп её брошен на крюк с трупами смертных рядом.

А на небе Ниншубура, глашатай желаний Инанны, плачем залился на могильных курганах, в честь владычицы щеки и тело в кровь исцарапал, бил в барабан, бил перед всем народом, одежду в клочья порвав, обходил храмы. Только владыка Энки на мольбу его отозвался. Из-под ногтей грязь он выскреб, из этой грязи он сделал кургара. Из-под других ногтей, покрытых красною краской, грязь он выскреб. Из этой грязи сотворил галатура. Водрузил этих уродцев он на ладони, дал наставленья, как вести себя в мире нижнем, и отпустил он их со словами:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать