Жанр: Сказки » Дмитрий Емец » Ловушка для Кощея (страница 13)


— Скорее всего, мальчишка, будь он неладен, помолился перед сном — теперь ему всю ночь никакое колдовство не страшно, — огорчилась Баба Яга. — Ну ладно! Вначале расправимся со Снегуркой, а мальчишку отложим на потом. Никуда он от нас не денется.

Она перехватила метлу за середину, резво крутанула ее, и ступа стремглав помчалась вниз, лихо прошла сквозь тучи и спустя несколько секунд опустилась на крышу школьного спортзала. Чутко дремавший олень Васька первым заметил угрозу, но было уже поздно.

Кощей, Баба Яга и Кикимора выскочили из ступы и бросились к Снегурочке и Сугробу. Прежде чем друзья успели проснуться и сообразить, что на них напали, Баба Яга набросила им на шеи бусы из зубов болотных гадюк. Волшебство этих бус было так велико, что Снегурочка и Сугроб сразу провалились в глубокий зачарованный сон.

— Ура! Зацапали! — вопила Кикимора, размахивая селедочным скелетом.

— Попались, птенчики! Вылезай, моя крошка, пора обедать! — сказал Кощей, выпуская из кармана свою железную челюсть.

В этот момент олень Васька, про которого нечистая сила забыла, рогами сшиб его с ног и стремительно помчался прочь, унося сани со своими спящими друзьями. Вурдалаки вскочили на свой мотоцикл и бросились следом, но где им было догнать летящие сани! Никто лучше Васьки не умел лавировать между туч, не опасаясь ни вихрей, ни метелей. Вскоре вурдалаки потеряли сани из виду и вернулись ни с чем. На их тупых злобных рожах была написана глубокая досада.

— Упустили? А ну вон, и чтоб я вас больше не видел! — напустился на них Кощей, и неудачники поспешили скрыться подобру-поздорову.

— Не беда, милок! Мое колдовство им не снять. Свалятся где-нибудь с саней и шеи себе переломают. Их песенка спета, — сказала Баба Яга.

— Гы! Как мы ловко сокола подменили. Только вспомню, сразу гоготать начинаю. Наш-то небось уже к Деду Морозу прилетел! Скоро дедок приедет на заброшенную станцию метро, и прямо к нам в руки! — взвизгнула от восторга Кикимора.

— А ну цыц! Держи язык за зубами! — прикрикнула Баба Яга.

— Зачем? Нас же никто не слышит! — удивилась Кикимора. — И вообще, что-то я проголодалась. Может, нам залететь на помойку?

— Что? Еще раз заикнешься об этом — кувырком полетишь! — рявкнул Кощей, срывая на Кикиморе свою досаду.

Нечистая сила вскочила в ступу и умчалась. На прощание Баба Яга ухарски свистнула, и от ее свиста на втором этаже вылетели все стекла. Кикиморе это так понравилось, что она тоже разбила пару стекол, но уже не свистом — свистеть она не умела — а метко брошенными снежками.

Улетая, никто из злодеев не оглянулся, иначе увидели бы, как из ближайшего окна, отогнув край занавески, на них с испугом смотрит мальчик.

Глава восьмая. ОДИН ЗА ВСЕХ

Разбуженный визгами Кикиморы, Ваня подбежал к окну и увидел, как рванул с крыши олень Васька, как вернулась ни с чем посланная за ним погоня и как улетела на ступе торжествующая нечисть.

Из подслушанного разговора мальчик уяснил, что Кощей и Баба Яга обхитрили их, поймали сокола, подменили Снегурочкино письмо и хотят заманить Деда Мороза на заброшенную станцию метро. Осенью Ваня гулял с родителями на Воробьевых горах и вспомнил, что такая станция есть у метромоста, слева от горнолыжных трамплинов.

Теперь, когда Сугроб и Снегурочка были заколдованы, судьба всего третьего тысячелетия зависела лишь от него, от Вани, — мальчика, которому лишь недавно исполнилось восемь лет.

Внезапно Ваня осознал груз всей свалившейся на него ответственности, и ему стало жутко. Больше всего в этот момент ему захотелось оказаться где-нибудь подальше отсюда и ни о чем не знать. Но это было невозможно, и мальчик взял себя в руки. «Что же мне делать?» — в тревоге подумал он.

Ничего стоящего в голову ему не приходило, и тогда Ваня вспомнил, что когда-то папа научил его: «Если зашел в тупик и не можешь ничего придумать — представь, будто ты — не ты, а кто-то совсем другой, а ты смотришь про него фильм по телевизору».

Ваня вообразил телевизор, представил, как он его включает и видит на экране Кощея, Бабу Ягу и незнакомого восьмилетнего мальчика, сидящего ночью в пустом классе и не знающего, как ему поступить.

«Что бы ему такого посоветовать? Ага! Во-первых, я бы сказал ему: помоги Снегурочке и Сугробу, а во-вторых, срочно предупреди Дедушку Мороза!» — сразу же появилась у него свежая мысль.

«Ха-ха-ха! — противоречила другая половинка его сознания. — Как ты спасешь Снегурочку и Сугроба, когда даже не знаешь, где они? Ну что, братец, то-то же! Попал в тупик?»

Неожиданно раздался вой сирены, и к школе подъехали сразу две милицейские машины. Им навстречу выбежал сторож и, показывая на разбитые окна второго этажа, крикнул:

— Посмотрите, товарищи начальники, что эти гады наделали! Все стекла перебили! Я не видел, чтобы они вниз спускались, значит, в школу через окна забрались.

Двое милиционеров бросились к крыше пристройки, чтобы перехватить предполагаемых хулиганов, если они решат спуститься, а один вместе со сторожем побежал в школу.

Минутой позже Ваня услышал, как захлопали двери, — это милиционер и сторож заглядывали в классы, прочесывая этаж. Ване даже представлять не хотелось, что случится, если его обнаружат. Первым делом его схватят, решив, что это он разбил стекла. Потом кто-нибудь из милиционеров вспомнит про найденную на крыше машину и про то, что разыскивается мальчик с веснушками. Его, конечно, покажут той толстой тетке, что видела его у лифта, та его узнает, а дальше начнутся такие неприятности, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Даже если в конце концов его отпустят, третье тысячелетие к тому времени уже наступит и Кощей завладеет его первым мгновением.

Когда распахнулась дверь его класса, Ваня пригнулся и спрятался под партой третьего ряда. Вспыхнул свет, и в класс заглянули милиционер со сторожем. Милиционер держал в руке пистолет. Внутри у Вани все замерло. Внезапно он сообразил, что старое пальто, на котором он спал, так и осталось лежать между вторым и третьим рядами.

Но, к счастью, никто не стал проходить в класс. Бросив взгляд на первый, пустой ряд, милиционер и сторож повернулись и вышли, оставив свет включенным. Ваня понял, что ему нужно срочно выбираться из школы. Ведь к милиционерам может прибыть подкрепление, и тогда классы будут осмотрены более тщательно.

Мальчик вылез из-под парты и выскользнул в коридор. Дверь соседнего класса была приоткрыта: ведущие поиск мужчины были там. На цыпочках Ваня добежал до лестницы и спустился на первый этаж.

Со стороны центрального входа доносились голоса и слышался вой сирены, — значит, этот путь был отрезан. Ваня заметался по коридору. В темноте он нашарил дверную ручку и понял, что это учительская. Теперь главное было, чтобы дверь оказалась незапертой. С замиранием сердца мальчик повернул ручку — и она поддалась. Забравшись на подоконник, он

отодрал бумагу, которой были заклеены окна, открыл рамы и спрыгнул вниз. Высота была небольшая, но все равно Ваня провалился в снег почти по колено. Выбравшись из сугроба, он перелез через забор и оказался в примыкавшем с школе пустынном переулке.

Сгоряча Ваня пробежал две или три улицы и, только когда школа осталась далеко позади, остановился, чтобы перевести дыхание. Он не узнавал места, в котором оказался: вокруг были лишь темные дома и кирпичные гаражи.

От гаражей отделилась и направилась к нему длинная качающаяся тень. В первую секунду Ваня вообразил, что это один из посланных Кощеем в погоню вурдалаков, но потом разглядел, что это обычный пьяный. Еще каких-нибудь три дня назад Ваня испугался бы, но после всего, что он пережил, ему стало смешно. Он даже убегать не стал, когда пьяный приблизился и спросил заплетающимся языком:

— Эй, парень, че-то я не пойму: ты тут один или вас двое?

— Нас двадцать человек. Идем на экскурсию в музей! — засмеялся Ваня, сообразив, что у пьяного двоится в глазах.

— Хы, врешь! Вас не больше двух, а может, даже и один, — с сомнением сказал пьяный. — А деньги, парни, у вас есть?

— Нету, — сказал Ваня.

— Врешь! — Пьяный погрозил ему пальцем. — Чтобы у двоих-то и не нашлось? А ну, елки зеленые, живо гоните пять рублей, или хуже будет!

— Обойдешься! — сказал Ваня.

— Ах вы свинята! Вот я вас! — Пьяный попытался схватить Ваню, но мальчик легко увернулся и спрятался за дерево.

— Ишь ты, просто лес какой-то! — проворчал пьяный, соображая, как пройти между двумя деревьями. Он ударился о ствол лбом и разразился грубой бранью. Потом, неожиданно бросившись вперед, он схватил мальчика и хотел уже обшарить его карманы, но тут Ваня громко крикнул:

— Буран! Буран!

В тот же миг пьяного подхватил вихрь, завертел его и забросил на вершину огромного тополя, где тот повис, зацепившись ремнем за сломанный сук. На этом суку, издавая истошные вопли, пьяный провисел двенадцать часов и был снят с него лишь утром подъехавшей пожарной командой.

А перед Ваней, словно сотканный из вихрящейся метели, возник белый конь. Его хвост и грива состояли из миллиардов крошечных снежинок. Никогда в жизни Ваня не испытывал такой огромной радости, как теперь, когда Буран прискакал на его зов.

— Ты отозвался, отозвался! Сколько раз ты меня спасал! — Мальчик забрался коню на спину и обнял его за шею. Конь в ответ повернул голову и дружелюбно прихватил ногу мальчика зубами.

Не дожидаясь команды, Буран рванулся с места. В ушах у Вани засвистел ветер, но мальчик уже не боялся ни метели, ни высоты — он был не один: под ним гарцевал могучий волшебный конь.

— Буран, ты слышишь? Снегурочка и Сугроб попали в беду! — крикнул Ваня, наклонившись к уху коня.

Буран заржал и понесся еще быстрее, хотя, казалось, быстрее было уже невозможно. Огни мелькающего внизу города смазывались, словно акварель, на которую плеснули водой. Да, уважаемые читатели, жаль, что в эту ночь вы сопели в две дырочки на мягкой подушке и не видели, что это была за скачка! Поверьте, что сидеть верхом на самом горячем и быстром в мире жеребце — это совсем не то, что на смирной кобыле в парке!

Несколько раз конь менял направление своей стремительной скачки, и Ваня догадался, что он точно не знает, где находятся Снегурочка со снеговиком. Поиски затягивались, мальчик уже едва держался на его спине, когда Буран стал снижаться. Когда его копыта коснулись земли, Ваня увидел, что конь привез его в небольшой заснеженный парк, посредине которого было замерзшее озерцо, а вокруг росли старые корявые дубы.

При ярком лунном свете парк казался сказочным уголком. Мальчик услышал фырканье, оглянулся и увидел добродушную оленью морду.

— Васька! Это ты?

Ваня подбежал к саням и стал трясти своих неподвижных друзей. Глаза у Снегурочки были закрыты, а на ее длинные темные ресницы изредка падали и не таяли крупные снежинки. Все три кома, составлявшие тело Сугроба, покосились и осели так, что и не верилось, что этот снеговик чем-то отличается от сотен других. Его глаза стали простыми пуговицами, а зеленый волшебный шарф на шее обвис, припорошенный снегом.

«Почему они не просыпаются? Как Баба Яга их заколдовала?» — ломал голову мальчик. Буран с тревожным ржанием ткнулся мордой Снегурочке в щеку и лизнул ее влажным языком. Но девочка не шевелилась, и конь обиженно отошел, не понимая, почему она не ответила на его ласку.

Внезапно на шее у Снегурочки Ваня заметил странные желтые бусы, бусины которых имели заостренную неправильную форму. «Змеиные зубы!» — догадался мальчик, осторожно протянул руку и снял бусы сначала со Снегурочки, а потом и со снеговика.

Он снова стал трясти друзей, но и без заколдованных ожерелий Снегурочка и Сугроб оставались неподвижными. Ваня догадался, что колдовство Бабы Яги было куда серьезнее, и его охватило отчаяние. Буран и олень Васька нетерпеливо постукивали копытами, поглядывали друг на друга и на мальчика и недоумевали, почему молчит и не шевелится их хозяйка. Обиделась на них, что ли? Но за что?

Ваня ничего не понимал в волшебстве и не знал, как снять со Снегурочки и Сугроба злые чары. Внимательно рассмотрев одежду Снегурочки, он заметил, что из ее кармана торчит птичье перо. Перо было разноцветное, переливчатое, оно даже светилось в темноте. Он потянул перо и, когда оно очутилось у него в руке, взмахнул им. В тот же миг что-то ослепительно сверкнуло, словно в землю ударила молния, и мальчик увидел большую яркокрылую птицу с женской головой. Она сидела на снегу, ее рыжие волосы отливали золотом, и казалось, на голове у нее пылало пламя.

— Я Сирин, вещая птица! Зачем ты вызвал меня? — спросила она.

— Я не знал, что вызываю тебя. Я только взял перо, — робко сказал Ваня.

Сирин взглянула на перо, которое Ваня держал в руке, и расхохоталась:

— Да, это мое. Странно, что оно оказалось у тебя. Я обронила его когда-то очень давно. Лет, может, тысячу назад.

— Оно было у Снегурочки, внучки Дедушки Мороза. Ее заколдовала Баба Яга.

Сирин равнодушно взглянула на спящих в санях Снегурочку и снеговика:

— А, ты об этой парочке неудачников? Что-то меня не тянет им помогать. Мне одинаково нет дела и до твоей Снегурочки, и до Кощея с Бабой Ягой. У меня с добром и злом нейтралитет. Они не вмешиваются в мою жизнь, а я не лезу в их извечную борьбу. Кстати, ты знаешь, что я делаю с теми, кто меня вызывает?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать