Жанр: Сказки » Дмитрий Емец » Ловушка для Кощея (страница 17)


Приободренная нечисть усилила натиск. Она кусала, царапала, била, толкала стену — и от этого черта на полу становилась все тоньше. Пришлось Ване чертить еще один круг: по сравнению с двумя первыми внутри этого было уже совсем тесно, и, рисуя его, мальчик с трудом поворачивался на пятках.

Надеясь расширить круг, Ваня попытался просунуть конец ветки наружу, но какой-то желтозубый вурдалак вцепился в нее своими крепкими челюстями и — крак! — перекусил ее пополам.

— Готово! Он почти у нас в руках! — восторжествовал Кощей, когда рухнула вторая невидимая стена.

Уверенный, что ничего больше не спасет мальчишку, повелитель зла уселся на трон и, стащив с правой руки перчатку, положил ее на колено.

«Пора!» — подумал Ваня. Он завязал шарф еще на один узел и в ту же секунду ощутил, как что-то необычное произошло с его телом. Оно уменьшилось, обросло шерстью, а сзади вырос хвост. Мальчику сложно стало стоять на двух ногах, и он опустился на четвереньки. Он хотел крикнуть, но вместо крика из груди у него вырвался лай. «Получилось!» — понял мальчик.

Мгновенье спустя из круга выскочил лохматый длинноногий щенок. Нечистая сила растерялась, не понимая, откуда взялась собака. Воспользовавшись всеобщим замешательством, щенок подскочил к Кощею, схватил зубами перчатку и кинулся к выходу, ловко петляя между ведьмами и вурдалаками.

— Хватайте его! Хватайте! — закричал Кощей.

Упырь, преграждавший выход из метро, поймал щенка за заднюю лапу, а тот, пытаясь огрызнуться, оскалил зубы, в которых у него была зажата перчатка. Пластинки с магическими знаками совместились, и волшебный меч Кощея, вырвавшись из ножен, устремился к щенку на выручку. Рассекая воздух, он летел, точно выпущенная из арбалета стрела. Перепуганный упырь, увидев, что волшебный меч несется прямо на него, отпустил лапу щенка и с воплем бросился бежать.

— Меч! Верните мне меч! Все отдам — только верните! — хриплым от страха голосом кричал Кощей.

Не теряя времени, Ваня выскочил из метро и, на ходу привыкая к новым для него собачьим лапам, бросился петлять между деревьями. Мальчик не помнил, как долго он бежал. Лишь когда сил уже совсем не осталось, он упал на снег, часто дыша.

Глава десятая. ХРУСТАЛЬНОЕ ЯЙЦО

Пес лежал на снегу. Оба его уха — стоящее и вислое — жадно вбирали звуки. Погони как будто не было.

«Интересно, какая я собака? Породистая?» — подумал мальчик.

Разумеется, зеркала поблизости не было, и, чтобы как-то выйти из положения, Ваня стал быстро вертеться, стараясь рассмотреть себя сбоку. Он увидел белый в черных пятнах бок, длинный, как палка, хвост и свалявшуюся шерсть на загривке. Сомнений не было. Он стал самым натуральным двортерьером.

Огорчение, что он дворняжка, было таким сильным, что Ваня завыл на луну. Выть на луну оказалось так интересно, что он не скоро смог остановиться. На его вой откликнулось даже несколько псов, живших по соседству на лыжной базе.

«Зачем я вою? Я же не настоящая собака? Или теперь настоящая?» — задумался мальчик. Он поднял зубами Кощееву перчатку и легонько встряхнул ее. Тотчас что-то промелькнуло в воздухе, и в снег рядом с ним вонзился волшебный меч.

«Теперь осталось отвинтить череп на рукояти, но как это сделать?»

Ваня постарался развязать шарф зубами, но зубы не доставали до узла. Попытка стянуть шарф, зажав голову между передними лапами, тоже ни к чему не привела.

Решив подняться на вершину Воробьевых гор, Ваня вскочил и помчался по снегу. Он бежал, а волшебный меч, не отставая, летел следом. Оказавшись на смотровой площадке, где днем обычно стояли туристические автобусы и продавались сувениры, он посмотрел на часы на университетской высотке. Обе стрелки были на цифре одиннадцать. Мальчик вдруг с необычайной ясностью осознал, что старое тысячелетие истечет всего через час, и ему стало страшно.

В этот момент над смотровой площадкой на бреющем полете пролетели три ступы с ведьмами, и беглец едва успел укрыться в тени ограждения. Ступы с ведьмами пронеслись мимо, и мальчик с облегчением перевел дыхание: «Уф! Пронесло!» Но, оказалось, радоваться было рано. Справа и слева послышалось рычание, и выскочили сразу четыре большие дворняги — сторожевые псы с лыжной базы, решившие расправиться с чужаком.

Ваня хотел убежать, но уперся спиной в ограждение. Он был загнан в угол. Рыча, псы медленно приближались. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, что они не шутят. «Такие вначале разорвут, а уже потом им, может быть, станет стыдно, хотя навряд ли», — подумал Ваня.

Он начал было трясти перчатку, надеясь, что волшебный меч вступится за него, но тот преспокойно висел в воздухе. Пластины с магическими знаками располагались не в той последовательности, и меч не понимал, что он него хотят.

В этот момент самый сильный из псов прыгнул, пытаясь вцепиться дворняжке в горло, но, промахнувшись, лишь захватил зубами конец волшебного шарфа. Ваня изо всех сил рванулся — и шарф соскочил у него с шеи, оставшись в зубах у пса.

Увидев, что дворняжка, с которой они хотели расправиться, исчезла, а вместо нее неизвестно откуда появился мальчик, сторожевые псы озадаченно заскулили и поспешили убраться.

Ваня с облегчением перевел дыхание. Уже в который раз за сегодняшний день ему везло. Конечно, собаки собирались его разорвать, но если бы не они, он никогда не смог бы развязать шарф и навсегда остался бы щенком.

Мальчик надел на правую руку Кощееву перчатку и пошевелил пальцами. Волшебный меч пришел в движение. Он провернулся вокруг своей оси, затем нанес в пространство несколько уколов, а когда Ваня, пробуя, что получится, широко раскрыл ладонь, меч прыгнул ему в руку. Несмотря на свою величину, он оказался удивительно легким — не тяжелее той пластмассовой сабли, что была у Вани дома.

Испытывая меч, мальчик ударил им по гранитному ограждению смотровой площадки и разрубил его с легкостью, будто ограда была из сливочного масла. Пораженный волшебной силой лезвия, Ваня попытался отвинтить серебряный череп на рукояти меча, но он сидел как влитой. Тогда мальчик стал ощупывать глазницы, и тут ему повезло. Когда он нажал на две глазницы одновременно, раздался щелчок. Серебряный набалдашник отскочил, и в ладонь к Ване прыгнуло хрустальное яйцо. Сквозь хрусталь видна была большая иголка с широким ушком.

Ваня с трепетом рассматривал яйцо. Он был первым в истории человеком, державшим в руках Кощееву смерть. «Если я сейчас разобью его и сломаю иголку, то Кощей умрет», — подумал мальчик. Он уже занес над головой руку, чтобы разбить яйцо об асфальт, но

у него не хватило решимости вот так просто взять и распорядиться чужой жизнью, пусть даже это жизнь Кощея. Ваня опустил руку и сунул хрустальное яйцо в карман.

«Надо вернуть Сугробу его шарф. Все, теперь с волшебным мечом и Кощеевой смертью нам бояться нечего. Я смогу и его защитить, и сам защититься», — подумал мальчик. Он повернулся и побежал к лыжной базе, возле которой оставил Друга.

Снеговик стоял на том же месте. И вид у него был все такой же унылый. Правда, на снегу возле него появились глубокие следы, но Ваня не придал этому значения. Он снял шарф и повязал его снеговику на шею.

— Сугроб, просыпайся! Смотри, у меня Кощеева смерть и его меч! — зашептал он, взволнованно тряся снеговика.

Сугроб очнулся и с испугом уставился на волшебный меч, а когда Ваня показал ему хрустальное яйцо, он отшатнулся в таком ужасе, что едва не развалился на комья.

— Ты, пацан, осторожнее с этой штуковиной, не урони ее случайно, и мечом не размахивай! У, елки зеленые, кому говорю, не размахивай! — завизжал он, когда Ваня демонстрировал ему меч.

— Чего ты ругаешься? Я думал, ты скажешь: «льдышки-мартышки», — удивился мальчик.

Сугроб недоуменно уставился на него, и Ване почудилось, что снеговика его слова озадачили.

— Какие еще мартышки? Терпеть не могу обезьян. Передразнивать не умеют, а берутся, — ворчливо сказал Сугроб. Он схватил Ваню за рукав и потянул его к станции метро.

— Ты куда? Там же Кощей! — встревожился Ваня. Он видел, как на фоне освещенного входа мелькают черные тени.

— Чего ты боишься? У нас же волшебный меч и яйцо! Возьмем с Кощея клятву, что он оставит в покое Деда Мороза. Пошли скорее! — кричал на бегу Сугроб, волоча за собой Ваню.

Мальчик не очень верил в честное слово Кощея, но послушно шел за снеговиком. «Сугроб же знает, что говорит. Наверное, волшебную клятву нельзя нарушить», — размышлял он.

Они зашли в метро, и тут Ване, хотя он и держал волшебный меч, стало не по себе. Перед ним молчаливым коридором выстроилась нечистая сила. Коридор этот вел прямо к трону Кощея. Глаза всех были обращены на мальчика.

Ваня растерялся было, но снеговик потянул его за руку прямо к трону.

— Он достал яйцо! — выпалил снеговик, кивая на Ваню.

— Прошу: будь с ним осторожен. Не сжимай пальцы, оно хрупкое, — стал умолять Кощей, не сводя глаз с яйца, зажатого у Вани в ладони. Голос у Кощея дрожал, а лицо было бледным, с капельками пота. — Верни мне яйцо и меч. Я дам тебе за них все, что ты пожелаешь. Хочешь мои сокровища или мою власть?! Я могу подарить тебе удачу или сделать тебя бессмертным. Почему ты молчишь, чего же ты хочешь? — почти крикнул Кощей.

— Он хочет, чтобы ты пообещал оставить в покое Деда Мороза. Не правда ли? — перебил снеговик, обнимая Ваню за плечо. — Чего же ты ждешь, пацан? Отдавай ему скорее меч и яйцо.

Но Ваня мешкал. Хотя все шло как будто нормально, что-то в этой ситуации ему упорно не нравилось.

— Вы правда даете слово? — спросил он у Кощея.

Повелитель встал с трона и поднял вверх правую ладонь:

— Не только даю слово, я клянусь самой страшной клятвой, что больше не буду замышлять никакого зла! Я оставлю в покое Деда Мороза, перестану думать о власти над миром, отпущу пленников, раздам награбленные сокровища, буду делать по три добрых дела в день! Если я не сдержу своего слова, то пусть мое сердце высохнет, пусть я сам обращусь в камень! Даю самую волшебную, самую ненарушимую клятву, клятву Кощея! Ты победил! Теперь ты мне веришь, мальчик?

Ваня глубоко вздохнул. Ему все еще непросто было решиться.

— Давай же! Чего ты молчишь? — подтолкнул его снеговик.

— Ладно, я отдам вам яйцо, — неохотно согласился Ваня.

— А меч? — быстро спросил Кощей.

— А меч я отдам Дедушке Морозу. Зачем он вам, если вы обещали никому не вредить? Ловите! — Мальчик бросил Кощею хрустальное яйцо, и тот, вскочив с трона, поймал его дрожащими руками.

— Не треснуло, слава злу, оно не треснуло, — прошептал он.

Снеговик обнял Ваню и похлопал его по плечу.

— Это ты здорово придумал не отдавать меч! — сказал он. — Пусть он лучше будет у Дедушки Мороза. Кстати, давай его пока мне, я сам передам его дедульнику… то есть дедушке.

— Ладно, держи! — Ване неудобно было отказать. Он снял перчатку и протянул ее Сугробу.

Снеговик вцепился в перчатку обеими руками, а потом вдруг отскочил в сторону и заорал:

— Она у меня, клянусь мамой! Я его обманул!

— Сугроб, что с тобой? Кого обманул? — не понял Ваня.

— Тебя, кого же еще! Лопоухий осел, неужели ты думал, что я заодно с тобой? Мне поручили выманить у тебя меч, и я его у тебя выманил. И не называй меня Сугробом, ненавижу холод!

Снеговик вонзил в трещину в полу короткий нож, перекувырнулся через него, и Ваня узнал Оборотня. Заискивающе приседая, Оборотень подбежал к Кощею и протянул ему перчатку.

— Так вот почему ты меня уговаривал… А я-то думал… Вот я тупица! — Ваня стукнул себя ладонью по лбу. Он вспомнил подозрительные следы рядом со снеговиком и выругал себя за доверчивость. Никогда в жизни его так жестоко не обманывали.

— Мы нашли твоего приятеля и подменили его на Оборотня. Сейчас я тебе кое-что покажу. — Кощей хлопнул в ладоши, и три ведьмы выкатили из-за трона три снежных кома, в которых Ваня узнал Сугроба.

— Значит, все было подстроено с самого начала! Но как же клятва! Вы же поклялись! — воскликнул Ваня.

Кощей расхохотался, а вместе с ним расхохоталась и вся нечисть.

— Ты поверил клятве? Клятва — это тьфу! Честное слово для того и существует, чтобы его не держать. Я могу дать тебе десяток клятв и тотчас их все нарушить. Но у меня нет на это времени. Схватить его!

Нечисть кинулась было к Ване, но тут Кикимора, вышедшая, чтобы порыться в мусорном баке, вбежала в метро с воплем:

— Сани Деда Мороза летят! Он вот-вот будет» здесь!

— Ой, батюшки! Ты сама видела? — всплеснула руками Баба Яга.

— Чтоб мне треснуть! Своими глазами! — закричала Кикимора.

— Все по местам! — зашипел Кощей. — Тушите костер! Оборотень, где Оборотень? Живо превращайся в Снегурочку и смотри у меня!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать