Жанр: Современная Проза » Джузеппе Д`Агата » Римский медальон (страница 10)


— Алло?

Это был портье.

— Алло, добрый день, профессор. Вам звонят из города. Соединяю.

— Алло! — повторил Эдвард.

Говорил мужчина:

— Алло, профессор Форстер?

— Да, это я.

— То, что вы ищете, профессор, находится на английском кладбище.

Эдвард сначала не понял:

— Алло, алло! С кем я говорю?

Мужской голос невозмутимо повторил:

— То, что вы ищете, находится на английском кладбище.

В трубке раздался щелчок, связь прервалась. Озадаченно качнув головой, Эдвард вернулся в коридор.

— Знаете, Пауэл, — Эдвард посмотрел на стоящего в дверях атташе, — я передумал. Еду с вами. Сейчас переоденусь, и в путь.

* * *

Нехорошо, конечно, что один из римских преторов начала нашей эры страдал манией величия. Однако именно ему Рим обязан своей единственной пирамидой, так и названной в честь покойного претора — пирамида Кая Цестия. Беломраморное это сооружение прекрасно смотрелось сквозь зелень кладбищенских кипарисов, а старая часть кладбища походила скорее на парк. Тут и там возвышались среди травы надгробия. На скамеечках сидели с томиками стихов романтично настроенные посетители. Кто-то прохаживался среди памятников, бормоча наизусть все те же романтические вирши, отвратившие в свое время от благонамеренной обывательской стези столько пылких голов…

Птицы пели, как в раю. И весеннее итальянское небо сияло спелой синевой.

Служитель, к которому Эдвард обратился с осторожным вопросом, покачал головой:

— С сумкой, говорите? Не помню, синьор. Здесь у нас за день столько народу проходит. Одних туристов… — Он искренне сожалел, что не может помочь. — Да вы поищите на другом конце кладбища, ближе к часовне.

Эдвард не спеша зашагал в ту сторону, куда указал служитель. На одной из скамеек он заметил девушку в длинном белом платье, сидевшую, склонив голову над книгой. Если бы ветерок не шевелил подол платья и распущенные волосы, ее можно было бы издалека принять за изваяние.

— Лючия!

Девушка удивленно обернулась на возглас.

Нет, это была не Лючия.

— Прошу прощения, синьорина, — смутившись, пробормотал Эдвард. — Я принял вас за другую.

Досадуя на свою оплошность, он пошел дальше. Остановился у могилы Шелли. Представил себе день, когда лорд Байрон, герой его исследований, хоронил здесь своего друга. Понаблюдал игру света и тени на аллеях некрополя.

Солнце грело все сильнее. Он снял плащ и бродил, разглядывая надгробные плиты и ожидая, когда освободится Пауэл. Возле

одной из могил недалеко от кладбищенской стены он увидел мужскую фигуру в странной темной одежде.

Человек стоял против солнца, очертания его расплывались, зыбились, сливались с очертаниями надгробного памятника.

«Кого же он мне напоминает? — силясь вспомнить, Эдвард ускорил шаг. — Ах да! Человек на лестнице в таверне! Но, может быть, и это галлюцинация?» Эдвард шел к незнакомцу, а тот в свою очередь поспешил к невысокой арке, которая отделяла старую часть кладбища от современной.

Когда Эдварду показалось, что он догоняет человека в темном, тот исчез под сводами арки. Не желая упустить незнакомца, Эдвард добежал до арки, но тут навстречу ему вышел Пауэл. Невозмутимый, бесподобный, сияющий Пауэл.

— Ну как, профессор, нашли что-нибудь?

— Ничего. Если не считать человека, одетого, как одевались в прошлом веке художники. — Эдвард бросил взгляд на безупречный темный пиджак Пауэла. — Он только что прошел под эту арку. Я бежал за ним. Но вы… вы же должны были столкнуться с ним нос к носу!

Эдвард быстро миновал арку и окинул взглядом кладбище. Длинная, обсаженная деревьями аллея была пустынна, если не считать медленно уходящей девушки. Это была та самая девушка, которую он так неосторожно принял за Лючию.

«Странно, — подумал Эдвард, возвращаясь к Пауэлу, — готов поклясться, что видел, как тот человек вошел под арку».

Эдвард перехватил внимательный, сочувствующий взгляд атташе по культуре и воскликнул с отчаянием:

— Пауэл, дорогой мой, уж не думаете ли вы, что я повредился умом?! — И, жестом пригласив Пауэла следовать за собой, он почти бегом направился к надгробию, возле которого только что стоял незнакомец в костюме художника.

Склоненная женская фигура на невысоком постаменте была воплощением скорби.

Надгробный камень сохранил надпись: «МАРКО ТАЛЬЯФЕРРИ, ХУДОЖНИК». И ниже — даты рождения и смерти.

— «Родился 31 марта 1834 года», — прочитал Эдвард. Земля качнулась у него под ногами. — Я появился на свет в этот же день, только сто лет спустя.

Пауэл хохотнул:

— Осторожно, Форстер, смотрите не умрите в тот же день, что и он. Точно так же, сто лет спустя. До тридцать первого марта остается всего неделя. Только чур, сначала прочтите вашу лекцию!

— «Умер 31 марта 1871 года». — Голос Эдварда дрогнул, когда он читал эту строчку.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать