Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Неприятности на свою голову (страница 14)


Глава 13

Спать мне пришлось недолго. Телефонный звонок вырывает меня из полной черноты. Голос комиссара доносит слова, которые я не сразу понимаю... Тяжело спать урывками. Сон – он как любовь: надо делать большой сеанс сразу, иначе и начинать не стоит.

– Вы были правы, – говорит полицейский, – ключ подходит к двери квартиры Ван Боренов. Кажется, Рибенс был любовником вдовы. Ее в квартире нет, исчезла в начале вечера...

– Спасибо...

– Могу я вас спросить, как...

– Завтра я вам все расскажу во всех подробностях... Сейчас действительно не самое удачное время для чтения университетской лекции о сексуальном поведении ангорского кролика.

Кладу трубку на рычаг. Башка тяжелая. Я сую ее под холодную воду, и это меня немного успокаивает и будит. Кроме того, это будит соседей за стенкой, которые сразу возобновляют переговоры с того самого места, на котором их остановили.

В ход идет какой-то тяжелый предмет, которым другие жильцы дубасят в стенку, требуя тишины, но чтобы заставить эту парочку остановиться, нужно окатить их водой, и то еще результат не гарантирован!

Отказавшись от мысли поспать еще, я умываюсь и бреюсь. Гул моего «Филипса» теряется в шумах из-за стенки. Где-то церковные колокола отстукивают шесть ударов.

Что-то я сегодня рано поднялся!

Убедившись, что волосяной покров с физиономии удален, я вызываю себя на ультрасекретное совещание. Из этой беседы следует вывод, что первым делом надо заполучить камушки. Сегодня утром почтальон должен принести их к Ван Борену. Надо перехватить посылочку по дороге. У меня есть одна идейка, которой я поделюсь с вами, так что раскрывайте пошире уши.

Я сказал себе, что парень с двухцветными глазами нашел квитанцию, а раз она была так спрятана, он не мог ею не заинтересоваться. Почтовый штемпель указал, что посылка была отправлена этим же утром. Он тоже думает, что ее принесут сегодня, и сделает все возможное и невозможное, чтобы завладеть ею.

Естественно, я могу посвятить в курс дела полицию, но предпочитаю действовать в одиночку. Полиция предпримет крупномасштабную операцию, а это насторожит хитрого лиса...

Понимаете, у меня есть шанс отыскать моего колотильщика, и я не хочу его упускать... Теперь это наше с ним личное дело. Посредников просим не беспокоиться, мы разберемся между собой, с глазу на глаз, или, если вам так больше нравится, с кулака на кулак!

Моя матушка мне всегда говорила, что мир принадлежит тем, кто встает рано.

Одевшись, я отряхиваю с брюк пыль и выхожу, когда киска за стенкой сообщает публике, что сейчас помрет, и зовет типа, убивающего ее: «Иди ко мне!»

Погода сегодня паршивая. Город как будто решил поспать подольше. Должно быть, это вызвано проекцией моего настроения на окружающие вещи. Люди всегда окрашивают мир в цвета своих мыслей. (Как я сегодня разошелся. Прям Мориак в расцвете таланта!)

Я направляюсь на улицу Этюв и спрашиваю дворника, где находится ближайшее почтовое отделение. Он мне его указывает и уверяет, что в такое время оно еще закрыто, чему я охотно верю.

У торговца, моющего порог своего магазина, я интересуюсь, в котором часу разносят посылки. Он мне отвечает, что в девять. Времени у меня много.

Я захожу в только что открывшееся кафе, куда валят местные пролетарии, съесть плотный завтрак. У бельгийцев счастливый вид, что мне больше всего в них нравится. Глядя на них, никогда не скажешь, что по их земле прошла война. Их здоровье выдержало все испытания... (Если я пущу слезу, удержите меня!)

Шум придает мне недостававшей бодрости. Итак, я кладу на весы большой груз... Посмотрим, кто перетянет, неизвестный боксер или ваш друг Сан-Антонио!

Я замечаю, что посетители кафе бросают на меня частые взгляды. Зеркало сообщает мне, что спутать меня с Марлоном Брандо невозможно. Правда, рожа у меня многоцветная. Полученные вчера удары разукрасили ее в синий и красный цвета с некоторой примесью желтого и большим количеством зеленого...

Кажется, мне бы сейчас очень подошли черные очки. Маленький толстяк, завтракающий на углу стола, по-доброму улыбается мне.

– Что с вами случилось? –

спрашивает он.

– Очень смешная вещь... – отвечаю.

– Да?

– Да...

– И какая же?

– Подушка...

– Подушка?

– Да. В гостинице мне досталась очень жесткая подушка.

Я встаю, оставляя его с куском пирога размером с Гибралтарскую скалу в зубах.

Около часа я фланирую вдоль живописных берегов МЕзы. На ней много барж... Мне очень нравится смотреть на воду – успокаивает нервы. Наконец, когда прозвонило восемь часов, возвращаюсь в центр. Я иду по улицам, отведенным проституткам. В Льеже они сидят в витринах. Они сидят в кокетливых комнатках, в красивом белье, очень миленькие. Если вам хочется, вы заходите, дама задергивает шторку, изолируя вас от улицы, и вы получаете четверть часа антракта... Интересная система. Вот бы ее ввели в Париже. Она заняла бы достойное место в рамках компании по борьбе с шумом!

В открывшемся магазине покупаю очки с затемненными стеклами, которые ничего не добавляют к моей природной изысканности, но делают меня не таким разноцветным.

Час "Ч" уже близок. Я подхожу к указанному мне ранее почтовому отделению и останавливаюсь на улочке, где идет активная деятельность. Из двери выходят почтальоны с тяжело нагруженными сумками на плече.

Я замечаю добродушного вида толстяка и прошу у него огоньку. Поскольку он мне его дает, я угощаю его сигареткой. Заикаясь от благодарности, он выкладывает мне все нужные сведения. Нет, улица Этюв не его участок. Ее обслуживает его коллега Колаэр – маленький косой блондин, который скоро выйдет. Я благодарю его.

С таким описанием можно найти человека где угодно, даже в толчее площади Этуаль.

Скоро он появляется, во всем верный если не своей жене, то описанию, данному его почтенным коллегой.

Он идет спокойным шагом, насвистывая песенку, будто и не замечая неустойчивой погоды.

Я следую за ним на некотором расстоянии, окидывая влажным взглядом маленькую фигурку. Хиляк тащит на плече колоссальное состояние, даже не подозревая об этом.

Я сжимаю в кармане свой пистолет, который снял с предохранителя, и клянусь, что, если почтальон подвергнется нападению, я влеплю всю обойму в того, кому вздумается играть в Диллинджера8.

Пусть достойный служащий почтового ведомства Бельгийского Королевства выполняет свою работу со спокойной душой (кстати, он выглядит абсолютно спокойным), Сан-Антонио начеку и не подкачает.

Если не пройти путь почтальона самому, то никогда не поймешь, как он долог.

Я иду, как на похоронах за ежеминутно останавливающейся клячей. Остановки, остановки...

Косой заходит в дома и выходит из них, продолжая насвистывать, по-прежнему довольный собой, администрацией, дающей ему работу, женой и своим потомством...

Я внимательно смотрю по сторонам, проверяя, есть ли за почтальоном хвост, но хвоста нет. Этот достойный человек идет медленно, разнося письма о любви, смерти, бизнесе, принося сюда радость, туда печаль... Спокойная машина судьбы... Разносчик любовных излияний, сообщений о разрывах, сеятель смертей... (Ой, что-то меня заносит.)

Да, он идет... И чем дальше он идет, тем ближе подходит к цели, которую я себе назначил, то есть к дому восемнадцать по улице Этюв.

И чем ближе он к нему подходит, тем отчетливее становится опасность, которой он подвергается...

Я сокращаю расстояние между нами, опасаясь в любую секунду увидеть, как рядом с ним остановится машина, из нее выскочит человек с пушкой в руке и захватит его ношу.

Но ничего такого не происходит. Он уже обошел четырнадцатый и шестнадцатый дома, переходит на другую сторону улицы, чтобы обслужить нечетные. Снова переходит улицу и входит в восемнадцатый. В дом, который... В дом, где...

Я в нерешительности смотрю по сторонам: никого!

Тогда, будучи человеком решительным, захожу тоже.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать