Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Старица (страница 3)


Ага, вот уже началось.

Все сильнее звон комариной атаки.

Звук струн все выше, и выше, и выше.

Отбиваться приходиться налево и направо.

А вот эту - на икре, под коленом, я не заметила.

У-у-у, как насосалась. А улетая, лениво лягнула меня.

*

ЖИВОЕ ДОЛЖНО ЖИТЬ

Не зная, победа это или поражение, стояла девочка - смущенная, с брошенными вдоль тела руками и низко опущенной головой. А ведь всю весну и начало лета она мысленно готовилась к предстоящему бою. И только теперь стал проясняться истинный смысл родительских слов, туманно долетавших сквозь нежные интонации и поглаживание непокорной головенки: живое должно жить.

Что ж, тем лучше. Ведь ей и самой нравилось "пчелкой" летать в недлинных девичьих снах. Может быть для "кого-то", таинственного и огромного, она сама - такой же назойливый и неразумный с виду комар...

Была уже середина навалившегося на море и пологие, полувыцветшие холмы всей своею солнечной громадиной лета. Когда лишь изредка окрестность взбрызгивается животворным дождем, словно упруго-упрямое полотно в руках прилежной хозяйки-гладильщицы, принимая на себя увесистую тяжесть очередного солнечного удара. Спрятаться от которой можно только в гостеприимной морской стихии, фыркая и шипя раскаленной кожей.

В это лето девочку с трех сторон как бы обступили: радужные цветы щедрого крымского разнотравья, гомонящие птичьи голоса и букеты, нет накатывающиеся волны запахов. Среди которых самым томительным был густой и пьянящий аромат сирени, накрывающий с головой - словно неумолимый морской вал.

Море своими теплыми, улыбчивыми губами, будто щенок, бережно и ласково прихватывало ее за щиколотки, за спину, за пальцы. Возвращаться домой ей отчаянно не хотелось.

И вырастать, почему-то, тоже ...

*

ДЕВЯТЬ КИЛОМЕТРОВ НАД ЗЕМЛЕЙ

И снова - в путь. Наш ИЛ-86 - двухэтажный и полупустой.

Земля незаметно для глаза провалилась сразу километров на девять. Но очень и очень скоро мы вновь обрели ее твердь. Сервис на борту международного рейса - международного уровня, ничего не скажешь. Симферополь встретил нас радостным солнцем.

Приехали - сразу же на море.

Вода пенистая и ласковая, как парное молоко. Дочь прыгает в волны спинкой назад и ныряет за камешками. Но самые лучшие камни - у полосы прибоя.

А над дорогой как солнышки или теннисные мячи - плоды крымских субтропиков.

*

КРЫМСКИЕ ЗАМЕТКИ

Угроза несчастья почувствовалась всеми сразу.

Магически, непостижимо, одновременно.

И сразу рванули на пока еще гостеприимное море, чтобы обернуться до обеда, не угодив прямиком в шторм.

Но облака не без помощи вдумчивого ветерка рассосались, понемногу распогодилось, и мы основательно пообгорели. Поздно нас "вынули из духовки".

Мама, через сколько минут мы пойдем купаться? Вопрос этот задается подряд двадцать раз в течение двадцати минут. В результате от палящего солнца спасаемся в пушистых струях Нептуна. У Жени от ветра дважды улетал зонт. На третий раз ветер сдул с пляжа его самого. А на обратной дороге из крымского разнотравья удалось собрать роскошные сиренево-фиолетовые букеты.

Утомленные, проснулись только поздно вечером.

Папа, где мы: во вчера, в сегодня или уже в завтра?

*

НАВОДНЕНИЕ В ГРОЗУ

Вдруг как-то особенно жалобно кукарекнул петух.

Наверное, он поет свою прощальную песню, - предположило наше юное дарование. Да-да, это - баллада о курином бульоне, - уточнил кто-то из более опытных крымчан. И действительно, в обед на первое был куриный супчик, на второе - его же бедрышко, и даже компот из петушиного крика.

И вдруг разразилась гроза. Кто не успел принять душ - мгновенно промок насквозь. Я чуток зазевался - отвлекся на шутку, что сегодня у нас отключают воду. А сверху в это же самое время обрушилась стена воды - целый водопад.

Ура, у нас наводнение! - кричала под раскаты грома доченька что есть силы. И тут же озабоченно: А громоотвод здесь есть? А шаровая молния к нам в окно не влетит? А часто эти самые молнии бывают?

Раз в двадцать лет.

А когда была последняя?

Год назад.

Ну тогда ладно.

И сразу же успокоилась, потеснее прижавшись к руке.

Зато после дождя босиком по лужам мы шлепали от души.

*

МОРСКИЕ ДРАГОЦЕННОСТИ

Распогодилось.

Решено по-быстрому сгонять в севастопольскую Северную бухту. Дочку решили не брать. А зря. Без нее на пароме - пустовато и скучно. Крейсер "Москва" после ремонта в Николаеве переживает "косметический ремонт" здесь, в Крыму. Увидели его мельком. После остановки "Арт-бухта" углубились в городское чрево - продовольственный рынок. Но самое главное впечатление на сегодня от залитого щедрым летним солнцем Севастополя - это, конечно, его площади, бульвары и скверы. На Приморском выставили живописные шедевры современные Айвазяны. Пара-тройка маринистов прикорнули в тени платанов со своими весьма недурными работами.

Расставались с городом, сказочно красивою бухтой, памятниками и маяком с сожалением. Наш бросок через Вишневку прямо к покатым соленым морским валам длился час-полтора.

Песок был еще мокрым после вчерашнего ливня. "Ветер с моря дул...". Черноморские волны с крупными барашками являли довольно грозное и неуютное зрелище. Но нас было много, поэтому ничего не боялись. Потоптались у кромки прибоя - и вот мы уже под крутыми волнами. Дочка бесстрашно бросается навстречу каждой волне. Мордашка счастливая. Отплевывается и неустанно смеется невесть чему.

Морские духи сегодня выбрасывают нам свои лучшие камни и камушки. Многие из них удивительно похожи на моховый агат: та же промытая чистота и такие же фантастические, живые прожилочки мха. Это - своеобразные морские драгоценности и волнующая память о грозном, но гостеприимном и согревающем душу море.

*

МУЖ МУХИ - МУХ

Мам, у этого Муха его волосатые ножки очень похожи на ноги нашего папы. А скоро мы пойдем на речку? Без долгих разговоров собрались и пошли. Взглядам предстала райская долина. Субтропики. По отмели перебрались на другой берег реки. Мощные лианы двух видов обвили столетний тополь и опрокинули его навзничь. Река обогнула эту преграду и подмыла крутой берег. Образовался омут. А когда-то здесь было наше любимое место. Тишь, речная гладь и сказочной красоты червонные закаты в духе Сальвадора Дали.

Огромное солнце уходит на покой, а с другой стороны диск луны не спеша скатывается со склона горушки "Точка - женская грудь". Невольно отвлеклись на воспоминания, потом снова взглянули, а луна уже успела подпрыгнуть и обосноваться среди жгуче-ярких, "огроменных крымских звездулин". У тихого, нежаркого костерка жались ребята, подрабатывавшие на выпасе коровьего стада. А вот и сами коровы, которые лихо преодолевают каньон Качи, бесстрашно спускаясь и крутющего берега и с разгона взбираясь на другой, заросший кустарником. А награда за дальнюю прогулку - целый куст колючек, прячущий среди упругих веток сладчайшую ежевику, по-местному, ажину.

*

А К В А Р И У М

В Севастополе есть доступный кусочек таинственного подводного мира великолепный городской аквариум. В нем представлена богатейшая, уникальная коллекция речных и морских рыб. Есть коралловые рыбки и рыбы Амазонии. Есть живая игуана, огромный варан, другие рептилии и пресмыкающиеся. Но больше всего запомнился огромный бассейн с двухметровой белугой и большими и маленькими скатами - морскими котами. И даже не столько обилие рыбы в бассейне, сколько действия рыбин в тот момент, когда служитель прямо в двух шагах от нас начал этих монстров кормить. У него была своя стратегия этого дела, а у рыбищ - своя. Скаты, например, выпрыгивали из воды на полную свою длину, щедро обдавая очарованных зрителей каскадом брызг.

Дети в результате были все мокрющие, но счастливые. Зрелище действительно было не для слабонервных, но и незабываемым - тоже.

*

ЧЕТВЕРТЫЙ БАСТИОН

Инженерный гений графа Тотлебена особенно ярко проявился и заблистал в Русско-турецкую кампанию середины XIX века при обустройстве Язонова редута и Четвертого бастиона.

В первую оборону Севастополя от союзных армий насмерть стояли: батарея No 100 Брулея,

батарея No 120 Манте,

батарея No 53 Тавро и

батарея No 58 Костомарова.

... Сегодня в запустении и разрухе находятся все подземные минные галереи. Но славный Четвертый бастион по-прежнему прекрасен и грозен.

*

Д О К Т О Р И Ш К О

Ну чего ты все: кукареку да кукареку! Вот тебе лечебная шоколадка. И еще градусник - температуру померить. Самая большая на нем вот тут показана - сорок три градуса, но ты не бойся. У нас в доме такой высокой никогда не бывает. Однажды, правда, у меня была температура, которая оканчивалась на запятую и тройку. Я тогда сама немного приболела. А главный профессор лечебных дел у нас, как ты сам знаешь, - мама. Даже бабушка ее слушается.

Лежи, лежи. Ведь у тебя теперь постельный режим. А вот и морс появился. Обильное, теплое, витаминизированное питье совсем не повредит, как говорил доктор из моей детской поликлиники.

В общем, со мной ты очень скоро поправишься. И мы опять пойдем все вместе на море. Прыгать и сигать в волны и нырять через спину.

*

ЮЖНАЯ ЗЕЛЕНЬ

Внезапно, в неприметном с неказистом с виду магазинчике открывается взору фантастический Остров сокровищ с загадочными, невиданными семенами. Этой спящей зеленой взрывчаткой.

Кажется невероятным, но там живет неуловимое прежде "гинк-го" священное дерево Японии и Китая. А живет оно на свете уже полторы тысячи лет. И претерпело выдерживать морозы под тридцать.

Тут как тут окопался и "Лаврентий благородный", в народе же просто лаврушка. Совсем рядом - японская камелия, цветущая без отдыха и покоя с февраля по ноябрь.

А лианы китайского лимонника, умиллионивающего силы принявшего всей душою его спиртовой настой, могут по собственной прихоти раскинуться на десятки метров и будут, пожалуй, покруче колхидского плюща - хищного, цепкого, вездесущего.

В общем, очень скоро некоторым московским квартирам предстоит пережить нашествие наших южных зеленоголовых друзей...

*

ЧЕРНОМОРСКИЕ БЕЛКИ

На самом берегу моря росли высоченные гималайские кедры. Шишки у них огромные. Орешки - в половину детского мизинца, бархатистые, почти черные. Жирные-жирные и сладковатые. Расколоть их непросто, а распробовав, оторваться просто невозможно.

Но не мы одни возлюбили чудо-орешки. Они - лакомство для местных, почти облезлых в это время года белок. Тех еще попрошаек. Сама беличья публика разбить и угрызть кедровую шишку не может. Так вот что они делают.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать