Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Старица (страница 6)


В 5) "что мы весьма удалены установленные нами четыре первые правила морского нейтралитета почитать достаточными на все возможные случаи, но что, по крайней мере, каковы они есть, много уже пользы принесли".

В 6) ручательство мирных трактатов со стороны обоих Императорских дворов может иметь место только в том случае, если правили нейтралитета будут приняты воюющими державами в трактате.

Однако не было никакой возможности включить начала вооруженного нейтралитета в Версальские мирные трактаты: все воюющие державы жаждали мира и не согласились затруднять этим вопросом их подписание.

Граф Верженн сообщил русским посланникам, что Англия ни за что не согласится на включение в мирные трактаты Екатерининской декларации о нейтральной торговле, благодаря которой "система морского нейтралитета сделается убедительною генерально для всех народов и на все времена".

Русские посланники имели на эту тему беседу с герцогом Манчестером: "Итак, сего дела (морского нейтралитета) в мирные пункты и не думаю я, чтобы можно было включить, а оное совсем почитать должно посторонним. Я же на оное и не уполномочен: мне только поверено подписание мира. По окончании же сего дела я с вами по поводу признания правил вольной торговли и мореплавания нейтральных, когда вам будет угодно, в разговоры вступать буду".

При общем донесении князя Барятинского и Моркова по итогам переговоров в Версале, они препроводили в Санкт-Петербург "оригиналы" Версальских трактатов. Оба посредника удостоились искренней благодарности от представителей всех воюющих держав, участвовавших в заключении Версальских мирных трактатов.

*

ПРЕАМБУЛА ДЕКЛАРАЦИИ

"Мы, уполномоченные министры Ея Императорского Всероссийского Величества, действуя в качестве посредников в деле умиротворения, объявляем, что трактат о мире, подписанный сегодня в Версале, между Е.В.Британским и Е.В.Католическим, с двумя приложенными к нему отдельными статьями, входящими в его состав, равно и со всеми постановлениями, условиями и обязательствами, в оном содержащимися, был заключен при посредничестве Ея Императорского Всероссийского Величества.

В удостоверении сего и т.д.

В Версале, 3-го сентября 1783 года.

(М.П.) Князь Иван Барятинский.

(М.П.) А. Морков."

Идентичная декларация была подписана в то же день представителем Его Императорского и Королевского Апостолического Величества графом Мерси д'Аржанто.

"Во имя пресвятыя и неразделимыя Троицы, Отца, Сына и

Святаго Духа.

Аминь.

Да будет ведомо всем, кому сие надлежит, или может

в каком-либо отношении надлежать..."

Таким образом, документально подтверждается известный в узких кругах, но малоизвестный широкой публике и тщательно замалчиваемый до сего времени факт активнейшего участия России в заключении Версальского мира 1783 года, в трактатах которого была фактически признана политическая независимость Соединенных Штатов Северной Америки...

*

ВСЕ ВЕРНЕТСЯ

Сегодня - праздник в душе.

Сладкое, неторопливое пробуждение.

Утонченные ласки солнечного зайчика сквозь промытое, сияющее стекло.

И на пальце - новое серебряное колечко.

Решили наконец-то добраться до мазеповых палат.

Но нас поджидало жестокое разочарование. Вокруг царит разорение и непролазная грязь. Единственная в округе кладовщица ушла к соседке. Поэтому все магазины погрузились в предобеденный санитарный час, растянувшийся на добрые полдня и плавно переходящий в их закрытие.

Невозможно проходить равнодушно мимо фундамента бывшего храма. Теперь на нем взгромоздились бездарные здания-сараюхи. Добр человек подвел нас к заветному подвалу - входу в родовую княжескую усыпальницу. Только она и сохранилась до сего дня.

И мы в день нашей свадьбы спустились в преисподнюю. Сейчас здесь разместилась котельная. Угольная пыль раздирает рот и ноздри. Закопчены двери, стены и свод. Сбитые ступеньки - словно остатки зубов щербатой пасти-пещеры. Великолепная некогда усыпальница унижена и разграблена. Ниши со склепами забиты антрацитом. Подземные ходы до времени тоже наглухо "запломбированы" угольком. К каким еще тайнам они приведут ?

Вот вступили в прокопченную зальцу котельной - и замерли пораженные. Над головами, словно мистические созвездия на кромешном черном небосклоне, неугасимо сияли проблески итальянской смальты: красной, лазурной и золотой. Чья-то рука в нескольких местах смахнула копоть с потолка. Или она осыпалась, словно "черная позолота". И росписи неистово закричали в своей первозданной, скрытой от злобы и ненависти разрушителей, нежной и доверчивой красоте.

Выйдя на свет божий, молча и крепко обнялись.

Даст Бог, все вернется на круги своя...

*

ТРИ СТУПЕНИ

Еловая аллея вела прямехонько к палатам гетмана Мазепы. Но до палат мы по-прежнему не добрались. Эта елочная аллейка, словно траектория полета молодецкой стрелы, заманила нас, доверчивых, прочь от дворца - в туманное марево незнаемого.

Вступаем в тесноту музея села Ивановского. Три деревни, как три ступени знаменитого имени обозначили своего хозяина: Ивановское - Степановка Мазеповка.

Здесь не пропадает ощущение, что главным делом этой жизни были кони и женщины. Они и только они несли Мазепу вскачь сквозь вязкое Время.

Воистину сила этого человека жаждала, и не было печали в сердце его. Только расчет и неслыханное коварство...

*

ГУСИНЫЕ ЛАПКИ

В полдень над нашими головами разразился самодеятельный концерт. Чета Опенкиных вывела перед

изумленным зрительным залом удивительных певцов и танцоров-самородков.

Восторгают многоцветьем красок разнообразные костюмы. Изумителен занавес. Покоряют дивные, сочные и глубокие голоса. Целостная, гармоничная хореография, рвущийся вовне темперамент, молодецкий задор и азарт танцоров.

Небольшой щипковый оркестр оживили русские трещотки и хитроватая улыбка "балалаечника-контрабасиста" с преогромной балалаищей.

В результате через два часа мы выходили из зала с красными, словно лапки у гусей, ладошками.

*

С Н Е Г И Р И

Вчерашние певуньи в полном составе вдруг высыпали на дорожки парка. Невесть откуда взялся гармонист, и наши души повела сквозь обнажающиеся из-под листвы дерева русская песня.

Были и курская "чебатуха", и ливенская "мотаня", постепенно добрались и до малороссийских "частушек-прихватушек". Девки прихватывали свою "сильную половину" весьма чувствительно, а потом с заливистым смехом отпускали на волю.

Обогнули озеро, дошли до бронзовой птицы - там начались танцы под гармонь. Как теперь говорят: играй, гормон!

Обратно двинулись по следам неутомимого крота. Один бугорок вырос прямо между бетонных плит. Как ему удалось это сотворить - неведомо. Но люди не устояли и растоптали этот маленький земляной мавзолей.

Снова видели снегирей (вспомнилось: так в старой Москве на заре двадцатого века называли нуворишей-миллионеров). Они такие же важные, полные достоинства и в модных цветных галстучках на ярких манишках.

Вечером вызвали одобрительный гул алкоголиков, когда явились на танцы втроем: под белы рученьки меня ввели в зал две прелестницы. Наша троица уединилась, словно молодежная фракция. Зато у нас здесь пахло молодостью, а не перегаром.

Вечернюю разминку закончили чтением вслух моего тезки - Игоря Северянина: о Пастернаке, Цветаевой, Шмелеве и Пушкине.

*

ВОЛЯ К КУЛЬТУРЕ

Пушистой искрой пронзила дорогу лисица.

Спустились к Избице и наткнулись на обглоданный с краев стог сена. А через несколько минут бесшумные тени с тремя рогатыми вожаками возникли и тут же растаяли в не расчищенных лесных буреломах.

Больше нам никто не являлся.

День промелькнул в ожидании пуска всеми желанного бассейна.

А за вечерним дружеским чаем нежданно-негаданно зародилась идея создания самарского фонда "Культурная инициатива" на основе местного художественного музея.

В Самаре, к счастью, осталось немало подвижников, у которых воля к культуре сильнее, чем воля к власти.

Дай же им Бог.

*

НА ДВОРЕ - НОЯБРЬ И НЛО

За окном - неугомонный птичий грай. Что-то, видно, произошло в этом птичьем парламенте, но что именно - глядя через стекло угадать невозможно. Цепочка звуков осторожно вытягивает нас на прогулку.

Светило надежно укутано в облака - обозначено лишь блеклым контуром диска. Зато гораздо ниже таинственно сияет и пульсирует ярчайшее нечто. Оно то вытягивается в ослепительное веретено, то "сгущается" до бубнового туза, то обретает некую сладкую глазу и милую вкусу обтекаемо-каплевидную форму.

Поиграв таким образом с нашим воображением (всеобщим! Но ведь все разом оптически обмануться практически не могли), оно растворилось бесшумно-бесследно.

Произошло это ровно в полдень.

Лес как бы проснулся: приободрился, приосанился. На одной из куртин самой прозрачной - отдаленные ели явственно обозначили зеленый, глубоко декольтированный бархатный наряд.

Ветер, нетерпеливо огибая березовую рощицу, вырвался на белый, пестроцветный луговой простор и, набегавшись, начал подкрадываться на цыпочках к одинокой, пушистой березке.

Сказать бы ей, желтокудрой, что на дворе - ноябрь!

Да некому.

Звенящая тишь.

Пустота и безлюдье окрест.

*

К О Л О К О Л

Мгновенно пожирающий пространство туман цвета сцеженного молока укрыл и укутал окрестность.

Легкий ветерок слегка встревожил газовые косыночки, прикрывшие верхушки деревьев. А отдельные клочья тумана запутались в веселом курчавом кустарнике.

Тишина и лесной покой одновременно хороши и опасны для зверья: грубый хруст веток издалека упредит, но ведь и охотник вскинет свой смертельный стальной жезл на малейший нечаянный шорох. И одним легким "зовущим" движением пальца распорядится: быть или не быть этой конкретной, горячей звериной жизни

Сегодня слышали два отдаленных выстрела.

В этих-то заповедных, исповедальных местах!

В тишине они подобны грозным грозовым раскатам. И гулять в ту сторону сразу же расхотелось.

... Наступил "сороковой день" Поэта.

Где-то в Москве собрались его осиротевшие друзья. "Маяк" представил его первый диск. Господи, срам-то какой: только первый и посмертный. Прозвучали две щемящие душу песни. Как два выстрела.

Было физически больно от того, что обезъязычили уникальный народный колокол.

Стало пусто и одиноко.

Скоро ль родится новый гений на нашей грешной земле?

*

С Т И Х И Я

С самого утра, словно группа захвата, заняли просторный спортзал и до седьмого пота колотили по волейбольному мячу. Он аж звенел от ударов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать