Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Старица (страница 7)


Левой-правой-левой-правой-левой.

Кистью-кистью-сильнее-сильнее-еще сильней.

Зато подача была потом: от стены до стены.

В зал заглянул бадминтонист-самородок.

Дал нам форы двенадцать воланов, но все-таки объегорил подчистую. Только в конце гейма по-настоящему ощутили удар, резкость, азарт.

Нежданно сбылась годовая, "сочинская" мечта о бассейне.

Эта, более плотная стихия ласкала, нежила и баюкала наши невесомые тела. Она поглощала целиком, без остатка, без звука и всплеска. Впрочем, иногда брызги тоже летели.

Особенно буянили затейники-остряки, пытаясь хватать женщин за ноги. Видно, этих бугаечков опьянила сытная еда и открытые купальники - рядом. Но нас они оплывали подальше: утопил бы любого из этих "водоплавающих" алкашей без предупреждения.

*

С Н Е Г А

Наш парк навестила внезапная оттепель. Снега - ни крошки. Ни капли. Дорожки - сухие. Инкрустированные листьями "блюдечки" льда пропали, словно их и не было.

На фоне голубого неба - отчетливая графика. Тончайшая, изумляющая, причудливая сеть веток и веточек, словно гигантская, глобальная, прилежно сохраняемая паутинка.

Где же хозяин всей этой красоты? Сбежал в очередной раз, прихватив золотую табакерку, украшенную алмазами. Сегодня наш край - словно зябнущее гнездо после птиц, спешно отбывших в ближние и дальние страны. Стыдно. И больно душе.

А страну снова накрыл толстой периною снег, спасая от мороза то, что еще сохранилось от робких всходов мирной, нормальной жизни.

*

ЕЩЕ ОДИН ДЕНЬ В ВОДЕ

До завтрака - циркулярный, игольчатый душ.

Потом до полудня - бассейн, где "случайно" включились брандспойты гидромассажа, вмонтированные в кафельную стенку. Здесь как бы заново учились плавать лягушачьим стилем брасс, стилем брасс, стилем брасс. Играли в догонялки и плавали на дощечках из пенопласта. У этих досок прескверный характер: выпрыгивают из-под людей, словно живые, и норовят обрушиться сверху на голову доверчивого пловца.

Зато потом - нега колючего душа и освобождение от кошмарного запаха хлорки. Кожа при этом стягивает тело - словно тончайшие оковы.

И, наконец, к вечеру происходит долгожданное погружение всего того, что осталось, в хвойно-жемчужную ванну.

Все. Сон и анабиоз.

Возвращаться в пошлый окружающий мир из пелены этих грез просто не хочется. А возвращаться-то надо. Там уже ждут.

*

ГЛУБИННЫЕ КОРНИ

Новая встреча с князьями Барятинскими.

Вначале прошли вместе с фотографом по анфиладе роскошных дворцовых залов. Потом (уже одни) вернулись и постояли в немом благоговении рядом с бюстиками Ивана Ивановича, Александра Ивановича и Марии Федоровны.

Мир их душам.

Стены в этих залах когда-то были обиты тканями с уникальными и гармоничными рисунками. Менялись они каждые полгода - у князей была фабрика, производящая главным образом сукно, которое высоко держало не только честь князей, но и честь России.

Да, были в те достославные времена отечественные товары, которые на мировых рынках крепко бивали зарубежных конкурентов - в том числе и славное "аглицкое сукно". Кстати, то были, главным образом, плоды нашей мощной промышленности, а не только водка, пенька, икра и меха.

Княжеские дети с пятнадцатилетнего возраста получали в самостоятельное управление овечьи кошары и по несколько десятков крестьян. Работали с ними, обучая, узнавая народный характер, формируя "свои команды" единомышленников. Вот бы поучиться нашим, закусившим удила в междоусобной борьбе, современникам.

А мы увозили отсюда барятинские секреты наливки из клюковки и кофе "с лимоном".

*

ТРЕПЕТНЫЕ МЕЛОДИИ

Где-то вдалеке взмахнула рукой с пушистым платком Зима. Сюда, на курскую землю легкой дробной россыпью докатились совсем незлые холода.

Они восстановили роскошную, узорчатую живопись берендеева леса. Развесили на окрестных деревьях люстры, сосульки-капельки как бы озвучили "органчики" размашистых еловых веток.

Теперь даже нечаянное появление легкого, как улыбка ребенка, ветерка провоцирует целые гирлянды звуков, сплетающиеся в прозрачные, трепетные мелодии.

А покачивание веток-люстр волнует слух и глаз внезапными цветовыми радужными ударами. Иногда (как на "висюлечках" из хрусталя) цвет бывает ядреным, насыщенным, сочным.

Всмотритесь, вон рубиновый глаз неведомого раненого зверя. А вот ядовито-зеленый украсил белоснежные плечи зимы.

А теперь - фиолетовый. Синий.

Шаг назад - и по глазам снова бьет кричаще-пурпурный...

Безумная, но дающая радость симфония звуков и красок.

*

ПАЛЫЕ ЛИСТЬЯ

Нежаркое осеннее солнце утром вспыхнуло и надолго запало в погрустневшие облака. Душа вырвалась в парк, но запнулась о высокий порожек охолоневшего воздуха. Вздрогнула и поежилась.

Нас потянуло с открытых пространств в куртины, к могучим деревьям. Здесь, в тишине, даже прозрачные, тончайшие веточки ломают и гасят волны холода. А остатная рябь может вызвать "гусиную кожу" и только. Под ногами тяжко вздыхают палые листья.

С посохом в руках чувствуешь себя ежиком из детского мультфильма, который выходит из волшебного леса с яблоками на спине и "шашлыком" из желто-красных узорчатых листочков.

И только в вечеру, слегка измотанные и "отравленные" пьянящим, пузырчатым кислородом, настоянном на банных ароматах полусонного леса, начинаем все быстрей и быстрей продвигаться домой.

*

СНЕГОВОЕ УБРАНСТВО

Вокруг нас по всей России разбросала покрывало зима. А здесь -

островок поздне-летней природы.

Вижу, как огромное поле пронизали колючие зеленые стебельки юной травы, которой никто не подскажет, что ночью ударит мороз.

Ее спасение - в снеговой пенистой шали. Но горизонт пока не обременен тяжелыми снеговыми тучами. Видно, космос дышит в сторону от этих благодатно-доверчивых средне-русских краев.

Рачительные хозяева сами начали утеплять парящую, словно банька, землю-матушку. Берут под стеклянное крыло княжеские пальмы, нежнейшие розы, цветы. А виноград "в пропилеях", видно, должен выстоять сам в предстоящую немилосердную зиму.

*

О А З И С

Рядом с дворцом скромно притулился маленький аккуратный оазис. Вступаем туда осторожно. Дверь слегка приоткрыта.

Здесь - изумрудное царство.

Глядишь на подсохшую за выходные землю, и возникает ощущение жгучей жажды. Тут радуются любой лишней, случайно оброненной капле. В каждой из них - по грану жизни.

Вот - разноцветный ковер из бегоний.

Благородные каллы.

Слева безудержно-буйно цветут китайские розы.

Справа стыдливо прячутся среди яркой листвы более капризные розы в ногах у которых стелется бесхитростный можжевельник.

Неподалеку скучают независимо-гордые кактусы с самыми разными сортами иголок и с разными характерами.

А под высокой стеклянной крышей - пальмы и кипарисы. Взорвав кадки и кадушки, они вгрызлись в чернозем и сразу же бурно рванулись к нежаркому солнцу.

Что ж, достойные детки могучих барятинских пальм. С упрямством, изворотливостью и хваткой, да с недюжинным русским размахом.

Какой-то нахальный зверь (дыра размером с небольшой арбуз) роет ход под мраморною дорожкой, выбрасывая грунт слева и справа от нее. Он может погубить всех красавиц, подрыв корни. Это будет трагедия в зеленых тонах. Но даст Бог...

А пока княжеская оранжерея живет своей потайной, надежно скрытой от нескромных глаз и алчных рук жизнью.

*

ТАИНСТВЕННЫЕ РИТМЫ

В нашем лесу по-прежнему стоит сногсшибательная тишина. И лишь изредка из-за плеча подкрадываются звуки в обличье, например, треснувшей ветки.

Вздрагиваем и оборачиваемся. Но рядом нет никого. Потом вдруг - новые звуки: будто кто-то на бегу ведет палкой по забору из штакетника. И снова длящаяся пытка тишиной. Словно некто следит за нами издалека и откуда-то сверху.

Затем хаос случайных вздохов, шорохов и вибраций организуется в определенный и доселе неведомый ритм.

Он усиливается.

Еще сильнее.

Причем ощущается даже не слухом, а скорее кожей.

Будто кроме постоянно наполняющего природу множества музыкальных ритмов и шумов с позитивной и негативной окраской над ухом Земли дышит могучий, зовущий в неведомое ритм.

Космический, вечный, непреходящий.

Это - прелюдия какой-то, еще неслыханной симфонии Вселенной. Можно представить последствия ее подлинного звучания (во весь голос), если даже первые, осторожные такты сразу же пробуждают вулканы в давно спящих местах планеты и порождают цунами. Бегут и бегут "мурашки" по океану и по базальтовой коже Земли.

Наверное, и поэтому тоже неоглядные, убаюканные зимой российские просторы как-то невольно ежатся и посильнее подталкивают перед длительным сном под бока уютное снежное одеяло...

* * *

БУКЕТ НЕЗАБУДОК

Роса - это синие слезы России.

ЭКВАТОР ЛЕТА

Приветствую тебя, пышнотелое жаркое лето.

В это время в Подмосковье томительно, звонко, душисто. Цикады сводят с ума своим перезвоном. Но он сладок для благодарного уха городского жителя, который не избалован брызжущими через край красотами природы.

Смакую, наслаждаюсь и вслушиваюсь во все эти бесконечно милые, глубинные и родные звуки, перешептывания и причитания. Вот и сейчас звуки над зеркалом заводи таковы, что слышны чьи-то страстные вздохи и постанывания аж на том берегу.

Если мне на руку или на колени садится передохнуть какая-нибудь местная живность, то не отодвигаюсь, не смахиваю, а осторожно сдуваю ее. Пусть летит себе дальше этой чей-то "обед".

А один комаришко успел вонзить хобот в руку так глубоко, что лег навзничь под набежавшим порывом ветра. Только дочкино прерывистое "дуновенье" смогло усмирить этого зверя и отогнало его, разъяренного от меня. Таинственная рябь на водной глади. Всплеск Водяного за лодочным бортом.

Милое, милое сердцу Подмосковье.

Ширь, тишина и покой.

*

В О Д Я Н О Й

Под окном разбросало свои темные крылья тихое озерцо.

Лишь изредка наморщит оно свой лоб мелкой рябью, да по пояс выпрыгнет рыбина в погоне за жирной мошкарою. Или чайка белым смелым росчерком подпишет и исполнит приговор местному пескарю.

Водомерки, которые кишмя кишат у пологого берега, аккуратно обходят огромные точеные листья озерных лилий. Снизу на этих листьях гроздьями висят "чалмы" задумчивых и неторопливых улиток, которые ближе ко дну сливаются в сплошную колючую массу и исчезают где-то в глубине водоема.

А когда однажды веслом нечаянно поддел и извлек из пучины огромный зеленовато-текучий клок, то доченька решила, что он - из бороды самого Водяного.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать