Жанр: Деловая литература » Виталий Найшуль » Другая жизнь (страница 9)


Помощь слабым "Невидимая рука", как мы выяснили, оплачивает каждого в соответствии с его экономической полезностью. Вследствие этого она не дает достаточных доходов пожилым, больным, многодетным и сиротам. Поэтому все современные западные государства расходуют огромные суммы на социальное обеспечение, отбирая их у более работоспособных и обеспеченных граждан.

На общую пользу Во всех без исключения западных странах государство выполняет множество работ, выгодных всем и никому в отдельности: строит дороги, проводит некоторые научные исследования, следит за порядком и т. д.

Как управляется западная фирма? Типичная крупная или средняя фирма принадлежит своим акционерам, то есть тем, кто дал деньги на ее создание и получил за это акции, и тем, кто перекупив их позднее, возместил первопроходцам их расходы и хлопоты. За это акционеры фирмы имеют право распоряжаться фирмой и получать ее прибыль. Как и предприятия в нашей стране, западные фирмы управляются своей администрацией, но она подчиняется не вышестоящему начальству, а правлению, которое ежегодно выбирают акционеры. В странах Западной Европы часть членов правления (в ФРГ - половину) выбирают работники фирмы. Система акций замечательна тем, что, во-первых, позволяет собрать очень большие суммы мелкими порциями и, во-вторых, дает возможность вкладчикам распоряжаться своей долей ( например, продавать ее ), не нарушая нормальной работы предприятия. Мелкие фирмы обычно устроены проще. Несколько человек, часто - одна семья, сложив деньги, ведут дело и являются одновременно и хозяевами, и администрацией фермы, кафе, бензоколонки, архитектурной фирмы, конструкторского бюро или специализированного небольшого завода, производящего высокоточные приборы. Часто они являются и единственными работниками фирмы. Здесь надо добавить, что в нашей стране широко распространено представление о мелких фирмах, как о кустарных предприятиях, которые вот-вот лопнут под натиском монополий. На самом деле во мнгих отраслях хозяйства Запада совсем нет монополий, потому что они оказались неконкурентноспособны. Например, в США более трех четвертей сельскохозяйственной продукции производится на фермах, принадлежащих одной семье [9], лишь в редких случаях нанимающих работников себе в помощь ( их оплата обходится очень дорого ). Производительность труда и механизация на этих фермах настолько высоки, что один работающий производит продукты питания еще на 56 человек. Мелкие фирмы на Западе, как правило, оснащены по последнему слову науки и техники. В отличие от "гигантов", обычно производящих в огромных количествах стандартную продукцию, мелкие и средние фирмы поставляют потребителям уникальные и мелкосерийные товары, и при этом внедряют больше изобретений, чем их крупные коллеги! [10]

Деньги к деньгам! За что получает прибыль человек, давший деньги взаймы или вложивший их в какое-либо предприятие? Давайте разберемся сначала, за что получает процент по вкладу гражданин СССР, положивший деньги в сберегательную кассу? Государство платит населению заработную плату. Если граждане принесут, например, 10% ее в сберегательную кассу, то страна сможет на 10% уменьшить производство товаров для населения, а освободившихся работников и оборудование использовать для изготовления скажем, новых улучшенных станков, которые позволят получать больше продукции завтра. Таким образом, советский гражданин, сберегающий деньги, позволяет нашему обществу быстрее развиваться. За это он и получает свой процент. За то же получает прибыль вкладчик или кредитор на Западе. Отказавшись от удовлетворения своих нужд, он передал свои деньги тому, кто заплатил за них больше и, следовательно, смог лучше их использовать. Такая система экономически очень эффективна, потому что вкладчик делает свои взносы с большой ответственностью. Вряд ли вы увидите хоть в одной западной стране такое количество недостроенных заводов, как в нашей. Конечно, вкладчик может ошибиться, но он вряд ли легкомысленно бросит деньги на ветер. Этически, однако, такая система несправедлива. Ведь бедный не вложит деньги в предприятие и не отнесет их в банк или сберкассу - у него лишних денег просто нет. Да и человек со средними доходами немного получит от своих вкладов. А богатый пустит свои излишки в дело и получит прибыль за то, что он богат. Деньги - к деньгам! Возникнув, крупные состояния, конечно, не живут вечно. Управление ими - дело не такое уж простое, и недостаточно умелые богачи беднеют - иногда сразу, иногда год за годом, а иногда из поколения в поколение ( вспомним "Вишневый сад" А.П. Чехова ). Чтобы усилить этот процесс и открыть "путь на верх" талантливым деловым людям, в западных странах применяют прогрессивные налоги на доходы, дары и наследства. В первой главе автор уже говорил о том, что налог на большие доходы временами достигает в США 91%. Столь же высокими налогами облагаются крупные подарки и наследства. Поэтому, например, автомобильный король Г. Форд не смог оставить в наследство организованные им заводы, а вынужден был передать их благотворительному фонду Форда. Этот фонд управляется советом попечителей, куда входит семья Форда, однако, она не имеет право тратить деньги на свои нужды.{44} В условиях Соединенных Штатов перед доживающим свой век богатым человеком открываются три возможности: 1 ) отдать большую часть состояния в виде налога на наследство; 2 ) создать благотворительный фонд своего имени на тех же условиях, что и фонд Форда; 3 ) подарить деньги больнице, музею, концертному залу, университету, исследовательскому центру и т.п. и

увековечить себя в его названии. Концертный зал "Карнеги-холл", например, или музей Гугенхейма известны сейчас не только в Америке, но и во всем мире. Конкуренция и высокие налоги приводят к тому, что список богатых людей постоянно обновляется: каждые двое из трех нынешних американских миллионеров не получили вообще никакого наследства [11].

Зловещее прошлое. Сейчас люди на Западе неплохо устроились, - скажет мне читатель, - а раньше? Вспомним мрачные картины рабочего быта в прошлом веке, описанные классиками зарубежной литературы. Гуманен ли был принцип "невидимой руки" тогда? И можно ли хвалить принцип, допускающий страдания стольких людей? Мне кажется,что принцип здесь не при чем. В прошлом веке на Западе проводилась грандиозная индустриализация, требующая очень больших затрат труда. Рабочим было тяжело потому, что они трудились не только на настоящее, но и на будущее. В Советском Союзе индустриализация завершалась в нашем веке, когда техника и способы производства были более эффективными, и все же люди, пережившие тридцатые годы, хорошо помнят, чего она стоила {45}. Как это нам ни прискорбно, но высокий уровень жизни во многих экономически развитых странах, включая нашу, построен на голодных и полуголодных жизнях миллионов людей, своим трудом осуществлявших это развитие. В начале ХХ века положение рабочих западных стран улучшилось, потому что были накоплены огромные промышленные богатства, сделавшие труд высокопроизводительным, а, значит, и высокооплачиваемым. С тех пор, если не считать великого кризиса и мировых войн, за счет экономического прогресса происходил практически непрерывный рост заработной платы.

А хорошо ли стремиться к наживе ? И тем более делать корысть одним из основных принципов материальной жизни общества? Я бы ответил на этот вопрос так... Природа, не доверяя разуму и душе человека, заставила его приносить пользу своему роду с помощью грубых инстинктов, надев на их буйство жесткую узду морального и интеллектуального контроля. Например, Природа связала продолжение человеческого рода не только с детолюбием, но и с половым желанием. Любовь и привязанность к детям и женщине ваяют из сексуального инстинкта хорошие семьи, составляющие основу человеческого общежития. Но нет нужды приводить примеры низких поступков и преступлений, порожденных необузданным половым влечением. Точно так же и стремление к материальному преуспеванию, поставленное в определенные рамки общественным мнением, законами, необходимостью соревноваться, создает энергичных работников и организаторов, приносящих большую пользу и себе, и другим людям. Вне этих рамок оно приносит вред, как и любой другой необузданный инстинкт.

Моральные проблемы. Так что же, автор книги хочет изобразить нам западное общество как идеал? Ни в коем случае! Пороки Запада: социальное неравенство, безработица, преступность, наркомания, безудержная погоня за прибылью, - известны всем, и о них них каркают его же западные вороны в печати, радио и телевидении. И пусть наша экономика хромает, с моралью у нас дело обстоит им на зависть! Почти так считал автор этой книги, когда впервые столкнулся с официальными статистическими данными о проблемах родной страны. Выяснилось, однако, что по этим самым данным социальное неравенство в нашей стране... выше чем в США! [12] {46}. С убийствами в нашей стране дело обстоит лучше, чем в США, где граждане свободно носят оружие, но хуже, чем в других западных странах. В тюрьмах СССР, которые должны быть полупустыми в стране с низкой преступностью, содержится в несколько раз больше заключенных, чем в американских. А смертная казнь, которая отменена во всех западноевропейских странах ( в США за 10 лет {47} казнено 4 человека - все за убийства ), не только широко практикуется в нашем гуманном обществе, но и пользуется безусловной поддержкой населения {48}. Что же касается наркомании, то наша армия алкоголиков легко перекрывает всех американских наркоманов и алкашей, вместе взятых. Не лучше обстоят дела и с другими социальными показателями. По разводам мы уверенно держимся на уровне высших мировых достижений, по абортам уничтожению уже начавшихся человеческих жизней - далеко превосходим все мировые державы. Детская смертность у нас вдвое выше, чем в западных странах, продолжительность жизни ниже [13]. Смертельный травматизм на производстве показатель, отражающий действительное отношение к человеку труда у нас в 2-3 раза выше, чем в западных странах, где здоровьем рабочих принебрегают в погоне за наживой. Экономическое отставание СССР от развитых государств не сказалось на загрязнении окружающей среды - здесь мы в первых рядах [14]. А качество продуктов питания... В одном служебном документе ставится перспективная задача довести его до уровня 1960 г. Нет в нашей стране и неуверенности в завтрешнем дне. Есть твердая уверенность, что жизнь не станет лучше, чтобы вы ни делали. Не подумайте, что рассказами о наших бедах я хочу обелить Запад. Просто весь мир переживает сейчас острые нравственные болезни, а наша экономическая система никак не помогает, если не сказать большего, их лечению. Глава 5. Сконструируем реформу



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать