Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Высокое напряжение (страница 18)


Глава 5

Из-за поворота показался потрепанный сине-белый “уазик” с запыленным брезентовым верхом, прогромыхал по изрытой колдобинами немощеной улице и с протяжным скрипом затормозил перед крыльцом отделения. Юрий бросил окурок на землю и выступил из тени худосочной липы как раз вовремя, чтобы перехватить капитана, который с самым озабоченным видом поднимался по ступенькам крыльца, не глядя по сторонам.

Увидев Филатова, капитан сделался еще более озабоченным, хотя это и казалось невозможным. Было совершенно очевидно, что появление свидетеля, у которого он неделю назад собственноручно взял подписку о невыезде, его ничуть не обрадовало.

– Ну, – неприветливо сказал он, – в чем дело? Смотрел он при этом куда угодно, только не на Юрия.

– Вот это я и хотел узнать, – сказал Юрий. – В чем дело, капитан? Прошла неделя, и в течение этой недели меня ни разу не вызвали на допрос. Если я здесь не нужен, какого черта нужно было брать у меня подписку о невыезде? Ты извини, конечно, но ведь нам жрать нечего!

Капитан со скрипом потер вечно небритую челюсть и поморщился.

– Ну, насчет жратвы вы, положим, неплохо устроились, – неприязненно сказал он. – А насчет подписки… Когда понадобитесь, я вас вызову. Следствие ведется, проведенное здесь время ваша фирма вам оплатит по среднему, обязана оплатить. Чего вам еще?

– А по-моему, – медленно и раздельно сказал Юрий, – никакое следствие не ведется и держишь ты нас здесь, капитан, только для того, чтобы не выносить сор из избы. Надеешься, что тебе повезет и убийца сам придет сдаваться, а до тех пор не хочешь портить свою вонючую отчетность двадцатью пятью трупами… А? Не знаю уж, сообщил ты в область или нет, но что Москва ничего не знает – это факт. Давно бы здесь не протолкнуться было от следаков пополам с телевизионщиками…

– А ты, я смотрю, прославиться захотел? – все так же глядя в сторону, еще более неприязненно процедил капитан. – Чтобы ряшку твою крупным планом на всю страну показали, да? “Как ты выжил, как ты спасся? Каждый лез и приставал…"

– “Но механик только трясся и чинарики стрелял”, – закончил цитату Юрий. – Дать бы тебе в рыло, капитан, да ты при исполнении.

– А ты попробуй, – неожиданно оживляясь, предложил мент.

– Вот еще, – сказал Юрий. – Это, знаешь ли, будет шаг назад.

– Как это?

– А так, что начинал я с полковника…

– И что? – мент был явно заинтересован.

– А как видишь, – ответил Юрий. – Стою вот тут без копейки в кармане, в кирзачах и рваной робе и беседую с тобой о смысле жизни.

Капитан энергично поскреб подбородок, вздохнул и шагнул с крыльца в пыльную траву, поманив за собой Юрия. Он вынул из кармана сигареты, угостил Юрия, закурил сам и задумчиво сказал, машинально засовывая горелую спичку в коробок:

– Слушай ты вот что… Ты потерпи маленько, а? Есть у меня парочка идей… Ну, что тебе не так? Денег нету? Так ведь я знаю, что Татьянка тебя даром кормит – и тебя, и бригадира твоего. На работу вон устроилась – нянечкой в больницу… Тоже, между прочим, большое дело. Пропадала ведь девка, пока вы не появились. Выдумала, слышь, – в путаны подалась. Плечевая, блин… Народ здесь, сам знаешь, какой, за это дело платить дураков нету. Справят свою нужду да и выкинут дуреху из машины, и хорошо, если не на ходу. Спасибо, что не убили. Это Васька, бра-тельник ее двоюродный, рожа протокольная, придумал. Все крутого из себя строит, боевиков насмотревшись. Вот же отморозок! Вы поаккуратнее с ним. Он, когда насосется, ни хрена не соображает, все на рожон лезет.

– Да что за Васька такой? – не выдержал Юрий. – Только и слышу: Васька, Васька… А видеть как-то не приходилось.

– Я же говорю – отморозок, – пояснил капитан, глубоко затягиваясь сигаретой. – Все в бандиты щемится, да у нас тут особо не развернешься. Есть у меня насчет него мыслишка… Тут ведь какое дело: пропал он, понимаешь? В тот самый день пропал, когда ваших работяг порешили. Улавливаешь?

– Улавливаю, – сказал Юрий. – И ты, значит, решил на живца его взять, да? А в качестве наживки, надо понимать, мы с Петровичем…

– Да ладно, – сказал капитан, – наживка! Мне Петрович твой во всех подробностях расписал, как ты два десятка мужиков по травке разложил, и его первого. Так что не прибедняйся, афганец.

– Старый стукач, – проворчал Юрий. – Кто его за язык тянул? И вообще, капитан, тебе не кажется, что дела это не меняет? Васька твой загулял где-нибудь, медь из твоего района давно вывезли, а ты сидишь тут и ждешь с моря погоды. Вот и наверх не доложил, все надеешься, что кривая вывезет… Зря надеешься. Такую кучу дерьма твоей фуражкой не прикроешь, учти. Когда эта история всплывет, с тебя не то что погоны – голову снимут.

– А ты о моей голове не беспокойся, – проворчал капитан. – Ты свою побереги, умник. А насчет Васьки ты не прав. Они с Митяем вроде как корешами были. Браконьерили на пару, водочку вместе квасили, то да се… Митяй, конечно, поспокойнее, но по пьяной лавочке Васька запросто мог его на это дело подбить.

– Погоди, – сказал Юрий, – постой, капитан. Не ты ли неделю назад майку на себе рвал, доказывая, что это не местные?

– Тогда я еще не знал, что Васька когти рванул, – сказал капитан. – А теперь знаю. Вот я и говорю: подожди. На складе у вас, если верить твоему Петровичу, медного провода было тонн десять-двенадцать. На горбу столько не упрешь, особенно если переть надо далеко. Значит, медь лежит в заначке где-то

рядом…

– Она может лежать там десять лет, – перебил его Юрий. – Что же мне, совсем в вашу дыру переселиться? Ты мне в трудовую книжку штамп поставишь. Профессия: свидетель по делу об убийстве. – Да погоди ты, – нетерпеливо сказал мент. – Провод-то, ясное дело, есть не просит, но вот Васька, если это он, непременно захочет наведаться, посмотреть, что тут и как. А если он тут появится, то к Татьянке непременно заглянет – пожрать, деньжатами разжиться.

– Он что, по-твоему, дурак? – спросил Юрий. – Ясно же, что там его в первую очередь поджидать будут.

– Ясно-то ясно, – сказал капитан, – да только он знает, что в засаду мне посадить некого. Ну, некого! Нет у меня людей. Зато есть ты. Улавливаешь смысл?

– Улавливаю, – ответил Юрий. – Слушай, а не пошел бы ты куда подальше? Нашел себе помощника…

– Как знаешь, – сказал капитан. – Не забудь, ты дал подписку о невыезде. Попробуешь слинять – объявлю тебя в розыск как главного подозреваемого. Вот такие пироги, браток, – заключил он, бросая окурок на землю и давя его каблуком.

– Сука ты, – сказал ему Юрий.

– Работа такая, – ничуть не обидевшись, ответил капитан, Когда дверь отделения захлопнулась у него за спиной, Юрий всухую плюнул на землю, засунул руки в карманы и бесцельно побрел по улице, пыля кирзачами и думая о том, что настало, наверное, время принимать какое-то решение. Капитана он не понимал, как будто тот был инопланетянином. Его версия казалась Юрию верхом беспомощности, да и от всей этой истории в целом отчетливо тянуло каким-то бредом. А тут еще Петрович…

Петрович явно что-то знал или, по крайней мере, догадывался о чем-то таком, что предпочитал держать при себе. Иногда, особенно по ночам, когда не спалось, Юрию приходило в голову, что как раз Петрович и есть, возможно, главный злодей. Сделал дело, припрятал медь, а заодно и причитавшиеся работягам денежки, которые хранились, по слухам, в сейфе у Петлюры, и бродит по поселку, разводя руками: я, мол, ничего не знаю, сам чудом уцелел, а теперь зверюга-мент меня домой не отпускает…

И Васька, мифический Васька, о котором все говорят и которого никто не видел уже неделю. Полноте, подумал Юрий, а был ли мальчик? Может быть, никакого Васьки в природе просто не существует?

Он прогулялся вокруг площади, постоял в вытоптанном ребятней скверике, любуясь на исписанный нехорошими словами и схематичными изображениями разных интересных органов постамент, и наконец набрел на плоскую фанерную витрину со стеклянными дверцами. За этими дверцами была в развернутом виде прикноплена для всеобщего прочтения районная газета. Юрий покачал головой, дивясь такому пережитку застойных времен, закурил свою предпоследнюю сигарету и от нечего делать стал изучать районные новости.

О страшном происшествии на ЛЭП в газете не было ни слова, хотя раздел криминальной хроники здесь имелся.

Неработающий гражданин С, во время распития спиртных напитков поссорился с женой, получил удар чугунной сковородкой по черепу и скончался, на приходя в сознание. Трое неизвестных в масках, угрожая оружием, ворвались в квартиру предпринимателя, связали хозяина и вынесли из дома все, кроме стен. В лесопосадке на окраине города найден труп неизвестного мужчины с двенадцатью ножевыми ранениями. Нападение на таксиста… Младенец в мусорном контейнере – искусанный крысами, но живой… Четыре изнасилования, восемнадцать грабежей, пять преступлений раскрыты по горячим следам. Три угона личного транспорта, две драки со смертельным исходом…

Юрий прочел газету от корки до корки, вплоть до некрологов и поздравлений с юбилеями, и со вздохом отошел от витрины. Капитан, капитан, улыбнитесь… Желание набить морду местному предводителю ментов усиливалось с каждой минутой. Ничего рационального в этом желании не было – Юрию просто хотелось дать выход нараставшему раздражению.

Он сделал еще один круг по площади, поглазел на местное вместилище власти под вылинявшим трехцветным флагом и медленно, нога за ногу, побрел домой. Время от времени с ним здоровались – в основном старухи и дети в возрасте от пяти до пятнадцати лет. Это означало, что он уже сделался привычной деталью местного ландшафта, наподобие пустого постамента на площади. Это было чертовски неприятно, тем более что и сам он, похоже, начал мало-помалу привыкать к такой жизни.

По левую руку от него снова медленно проплыл обшитый серыми досками одноэтажный домик под двускатной крышей, в котором разместилось отделение милиции. “Уазика” с брезентовым верхом перед крыльцом уже не было. Юрий опять вздохнул. Поселок напоминал калейдоскоп, из которого любознательный ребенок вытряхнул почти все цветные стеклышки, оставив всего одно или два: сколько ни старайся, сколько ни верти зеркальную трубку, ничего нового не увидишь. Площадь с флагом и постаментом, отделение милиции, бесконечный гнилой забор остановленной на ремонт два года назад, да так и не запущенной снова лесопилки… Коротенькая улица панельных пятиэтажек, дышащий на ладан автопарк, подстанция в километре от окраины – та самая подстанция, где нашли труп прораба…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать