Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Высокое напряжение (страница 27)


Топор опустился. В избе становилось жарко, дым разъедал глаза и огнем жег легкие. Бросив взгляд в узкое окно, Юрий не увидел леса – теперь там билось туго натянутое оранжевое полотнище набиравшего силу огня. Юрий опустился на колени, словно собираясь помолиться, примерился и с силой вогнал лезвие топора между досками пола.

* * *

Директор грузового автопарка номер два раздраженно бросил трубку телефона на рычаги, вполголоса выругался матом и привычно прикинул в уме, сколько еще осталось до пенсии. Получалось не так чтобы очень много – один год, четыре месяца и два дня, – но бывали моменты, когда директору парка казалось, что до пенсии ему не дотянуть. Не дадут, кровососы… Живьем в гроб загонят и спляшут на могиле, мерзавцы.

Он покачал головой, вспомнив некоторых своих знакомых, которые продолжали работать после наступления пенсионного возраста. Ему были известны их резоны: деньги, неумение сидеть без дела, необходимость общаться с людьми, – но все это звучало для него неубедительно. Конечно, должность у него сейчас собачья, и после ухода на пенсию можно будет устроиться каким-нибудь сторожем – хотя бы и здесь же, в родном автопарке, – но пока что он такого желания не испытывал. “Дотянуть бы до пенсии, – думал он, массируя под пиджаком ноющую грудь. – Дня не задержусь, минуты лишней не просижу в этом кресле…"

Телефон снова зазвонил. Директор парка бросил на него свирепый взгляд и притворился, что не слышит. Телефон звонил минуты три и наконец разочарованно умолк, коротко звякнув напоследок.

– Вот так-то лучше будет, – проворчал директор, и тут дверь его кабинета распахнулась – как всегда, без стука.

«Сам виноват, – стараясь сдержать раздражение, подумал он. – Сам завел такую моду, чтобы без стука вваливаться, если дело срочное. Вот они и пользуются. У всех срочные дела, и все со своими делами лезут прямо ко мне. Не кабинет директора, а проходной двор какой-то…»

Он провел широкой мясистой ладонью ото лба к затылку, словно приглаживая несуществующие волосы, и с недовольным выражением лица уставился на вошедшего. Как ни странно, визитер был ему абсолютно незнаком. Собственно, странным было не это – через кабинет директора ежедневно проходила бездна народу, в том числе и клиентов, всяких грузоотправителей и грузополучателей, приходивших, как правило, для того, чтобы предъявить какие-нибудь претензии. Ощущение какой-то странности и не правильности возникало оттого, что посетитель был одет в рабочий костюм – сапоги, куртку и брюки х/б, а значит, должен был, по идее, являться сотрудником автопарка. Всех своих подчиненных директор знал в лицо и по фамилии, а этого видел впервые в жизни. “Может, новичок? – подумал директор. – Только откуда у нас в парке взяться новичку, которого я в глаза не видел?” Он повнимательнее вгляделся в посетителя, но это не помогло ему освежить память.

Вошедший был высок и широк в плечах, лет тридцати пяти или сорока, с твердым лицом, в очертаниях которого усматривалась некоторая мужественная прямоугольность. На лбу у него белел тонкий полумесяц старого шрама, а на правой щеке багровело пятно недавно полученного ожога. Левая кисть у незнакомца была обмотана грязным бинтом, а его рабочая куртка, кое-где лопнувшая по шву и с темным пятном не успевшей выгореть на солнце ткани на месте нагрудного кармана, носила явные следы соприкосновения с огнем, словно кто-то пытался обрабатывать этого человека паяльной лампой. Директору даже почудилось, будто в кабинете запахло паленым, и сердце у него упало: вид незнакомца свидетельствовал о том, что где-то произошло ЧП, а то, что этот человек явился не в поликлинику, а именно сюда, означало только одно: имевшее место ЧП напрямую касалось возглавляемого директором грузового автопарка номер два. В воображении директора одна за другой, теснясь и толкаясь, промелькнули несколько жутких сцен, в которых фигурировали протараненные на огромной скорости бензовозы, брошенные на заправочных станциях окурки и даже догорающий в кювете автобус с вахтовиками, сброшенный туда потерявшим управление самосвалом…

– Разрешите? – спросил незнакомец. Директор слегка расслабился: он был готов к тому, что посетитель прямо с порога начнет орать и потрясать над головой своими обожженными кулаками. Впрочем, вежливый тон незнакомца в чем-то был даже хуже самой отборной ругани: вот такие, как этот, интеллигентные и вежливые, зачастую слишком хорошо знают закон и добиваются своего не глоткой, как простые смертные, а в судебном порядке.

– Проходите, – неприветливо пригласил директор. Незнакомец двинулся вперед, и директор заметил, что тот хромает. Точно, ЧП, решил директор и приготовился отражать атаку.

– Что у вас? – еще более неприветливо поинтересовался он.

– Я хотел бы получить работу в вашем автопарке, – сказал незнакомец.

Это было настолько неожиданно, что директор поначалу даже не понял, о чем идет речь. Он настроился на скандал с качанием прав и требованиями возместить убытки, и переключиться на такую, в сущности, мелочь, как чье-то трудоустройство, для него оказалось сложновато.

Оправившись от удивления, директор несколько раз кашлянул в кулак, без необходимости перебрал разбросанные по столу бумаги и наконец спросил:

– А почему ко мне? Есть отдел кадров, вот туда бы и обращались…

– Туда я уже обращался, – вежливо сообщил посетитель. – Там сказали, что вакансий нет.

– Как это – нет? – изумился директор. – Они что там, с ума все посходили? Мне

автослесари нужны – во!.. – он энергично чиркнул ребром ладони по горлу, показывая, до какой степени нуждается в автослесарях. – Желательно, конечно, хорошие, но сойдут и любые. Документы с собой?

– Документы с собой, – сказал посетитель, – но я хотел бы получить место водителя. Водителя-дальнобойщика, – уточнил он.

Директор слегка опешил.

– Да ну? – беря от неожиданности юмористический тон, изумился он. – А я хотел бы выйти на пенсию, но вот приходится пока ждать. То есть невозможного ничего нет. Поработаешь годик слесарем, а там, глядишь, и машина освободится – уволится кто-нибудь или на пенсию уйдет. Годится?

– Не годится, – сказал посетитель.

– Тогда ничем не могу помочь, – сказал директор, чувствуя облегчение оттого, что этот странный разговор закончился так быстро и без проблем.

Но не тут-то было. Посетитель и не подумал уходить, несмотря на то что директор больше на него не смотрел, демонстративно углубившись в чтение какой-то засаленной бумажки с печатями.

– А я думаю, что можете, – сказал он. – Мне очень нужна эта работа.

– Именно эта? – переспросил директор, со вздохом кладя на стол свой собственный приказ об укреплении трудовой дисциплины, датированный началом февраля. – Слушай, парень, а может быть, тебе не работа нужна, а врач? Может, тебя сейчас по всему городу ищут? Люди в белых халатах, а? В психушке, небось, переполох… А?

Посетитель без приглашения взял один из стоявших вдоль стены полумягких стульев, боком поставил его к столу напротив директора и непринужденно уселся, положив локоть на край стола.

– Мне нужна работа, – терпеливо повторил он. – Не любая работа, а вполне конкретная – в определенном автопарке и на совершенно определенной машине. На той, которая повезет медный провод.

Директор тряхнул головой, словно пытаясь отогнать наваждение. Телефон на столе снова принялся трезвонить. Не глядя, директор снял трубку и снова положил ее на рычаги, давая настырному абоненту понять, что занят. До него постепенно начало доходить, что этот визит не является недоразумением, глупой шуткой или даже хулиганской выходкой. Пожалуй, происходило что-то серьезное, даже более серьезное, чем перевернутый автобус или сгоревший бензовоз.

Он смутно помнил, что на днях здесь же, у него в кабинете, был разговор про какую-то медь. Кто-то отправлял кому-то десять тонн бывшего в употреблении медного провода – какая-то частная фирма, кажется. Подробностей директор не помнил, и теперь ему начинало казаться, что не помнил он их напрасно. Что именно происходило вокруг этого провода, он понятия не имел, но обостренным чутьем руководителя, всю жизнь ходившего по лезвию ножа – между сумой и тюрьмой, как он сам любил выражаться, уловил едва заметный нехороший запашок, вдруг начавший исходить от этого дела. Ему сразу вспомнилось, что главный бухгалтер выражал какие-то сомнения по поводу сопроводительных бумаг на эту самую медь – что-то там не понравилось ему то ли в накладных, то ли в представителе фирмы, который оформлял заказ, то ли в самой фирме… А теперь вот явился этот странный тип в горелом х/б и требует посадить его за руль трейлера, который завтра должен уйти на Москву. Вот уж, действительно, запахло паленым – ив прямом и в переносном смысле…

– Слушай, парень, – тщательно подбирая слова, сказал директор. – Я не знаю, кто ты такой и чего на самом деле хочешь. Если честно, то я и знать этого не хочу. Взять тебе с меня нечего, потому что я не ворую. Пугать меня тоже не стоит – пуганый я, да и возраст у меня не тот, чтобы пугаться. На работу я тебя взять не могу, даже если бы и хотел. Особенно на эту машину. Рейс выгодный, наши ребята из-за него уже десять раз перегрызлись и друг с другом, и со мной. Верю, что у тебя есть причины проситься именно в этот рейс.

Но поверь и ты мне: я этих причин не знаю и знать не желаю. Так что будь другом, освободи помещение, пока я в милицию не позвонил.

Говоря, он демонстративно положил ладонь на трубку телефона. Его решимость позвонить в милицию, если этот странный тип не покинет кабинет сию же минуту, была тверда как скала. Какого черта, в самом деле?! Врывается неизвестно кто, требует неизвестно чего, мешает работать.” Вот пусть в ментовке объясняет, зачем ему эта медь!

Посетитель вздохнул и принялся шарить по карманам. Делал он это как человек, пытающийся отыскать куда-то завалившуюся бумажку, а вовсе не как готовящийся выхватить оружие гангстер, так что директор очень удивился, когда его странный посетитель вынул из кармана пистолет. Директор всем телом подался назад, вжавшись в спинку кресла, но его собеседник рассеянно положил пистолет на стол, словно это была зажигалка или, скажем, бумажник, и продолжил свои поиски.

– Ага, – сказал он наконец, – вот же оно… Мне не хотелось действовать таким путем, – продолжал он, демонстрируя директору красную книжечку в твердом коленкоровом переплете, тоже носившем следы воздействия высокой температуры, – говоря попросту, обугленном по краям. – Не хотелось, но, видимо, придется. Надеюсь, это останется между нами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать