Жанр: Ужасы и Мистика » Дэниел Истерман » Девятый Будда (страница 26)


— Я нашел его инициалы на стене за шкафом в палате для больных. Так что давайте прекратим играть в игры. Этим утром был убит Мартин Кормак, потому что у него была информация о вас и вашей деятельности. Пока у меня не будет доказательств обратного, я буду считать вас виновным в его смерти.

Миссионер был неподдельно шокирован.

— Кормак? Мертв? Что вы имеете в виду? Я ничего не знаю ни о каком убийстве.

Кристофер все объяснил. Кровь постепенно отхлынула от лица миссионера, выражение ужаса становилось все более отчетливым.

— Клянусь, что ничего не знаю об этом, — невнятно пробормотал он. — Клянусь вам. Да, я знаю о вашем сыне. Да, я знаю о монахе Цевонге. Но не об этом. Клянусь, что я здесь ни при чем. Вы должны поверить мне.

— Расскажите о моем сыне. Где он?

Карпентер отвернулся.

— Здесь его нет. Но вы правы: он здесь был. Но вот уже неделю его здесь нет.

— С кем он? Куда они увели его?

— Его забрал Мишиг, монгольский агент. Они ушли в Тибет. Думаю, что он планировал пройти через перевал Себу-Ла.

— Куда они направляются?

Карпентер покачал головой. Он посмотрел прямо в глаза Кристофера.

— Я не знаю, — ответил он. — Все, что я знаю, это то, что они направлялись в Тибет.

— В монастырь Дорже-Ла? Это их место назначения?

Миссионер казался взволнованным. Он яростно затряс головой.

— Я не знаю, о чем вы говорите. Я никогда не слышал о Дорже-Ла.

— Вы отправили туда несколько своих воспитанников. Не девочек, только мальчиков. И монах Цевонг пришел именно оттуда, не так ли? Его прислал сюда Дорже Лама.

Карпентер глубоко вздохнул. Его трясло.

— Вы много знаете, мистер Уайлэм. Кто вы? Что вам нужно? Почему вашему сыну придается такое большое значение?

— Я думал, что вы мне об этом расскажете.

— Я только держал его здесь, пока они не подготовились к путешествию. Мишиг мне ничего не говорил. И Цевонг мне ничего не говорил. Вы должны поверить мне!

— Где находится Дорже-Ла?

— Я не знаю!

— Кто такой Дорже Лама?

— Настоятель Дорже-Ла! Клянусь, это все, что я знаю.

Кристофер задумался. Что же все-таки знал Карпентер? Что он готов был сделать, кого был готов продать за незначительную помощь, незначительное финансирование?

— И вы ничего не знаете о смерти Мартина Кормака?

— Ничего! Клянусь вам.

— Они заплатили вам?

— Заплатили мне?

— За то, чтобы вы держали здесь Уильяма.

Чтобы передать его Мишигу.

Миссионер покачал головой.

— Не деньгами. Обещаниями. Обещаниями поддержки. Послушайте, вы должны мыслить более широко. Мне надо выполнить важное дело, богоугодное дело. Есть души, которые надо спасти. Вы понимаете это? Они отправляются в ад, все эти миллионы людей, и у них нет Спасителя, который бы искупил их грехи. Я могу спасти их, я могу дать им рай. Разве вы не видите? Бог использует нас: вас, меня, моих сирот, вашего сына. Все мы лишь инструменты в его руках. Пути его неисповедимы. Если вы не понимаете этого, вы ничего не понимаете. То, что я делаю, я делаю во имя него, во имя его дела.

Кристофер протянул руку и схватил его. Подняв со стула, поставил на ноги.

— Вы продаете маленьких девочек во имя Господа? Вы продаете мальчиков, чтобы обратить язычников?

— Вы не понимаете!..

Кристофер оттолкнул его, и он плюхнулся обратно на стул.

— Они причинили ему вред? Молю Бога, чтобы они не причинили ему вреда. Ради вашего блага.

Шотландец яростно замотал головой в знак протеста.

— Нет! Он в безопасности, с ним все в порядке. Клянусь! Они не причинили ему вреда. Они не причинят ему вреда. Он им для чего-то нужен. Он нужен им живым и здоровым. Он важен для них. Поверьте мне, он в безопасности.

Кристофер не мог заставить себя еще раз дотронуться до этого человека. Он ничего не мог ему сказать, ничего такого, что воскресило бы Мартина Кормака или хоть немного приблизило бы к нему Уильяма.

— Когда у вас будет миссия в Лхасе, — произнес Кристофер, — помните, чего это стоило. Думайте об этом каждый день. Каждый раз, когда вы услышите доносящийся из соборов трубный глас, заглушающий ваши молитвы. И спрашивайте себя, стоило ли оно этого. Спрашивайте себя, стоит ли Бог столь многого.

Он открыл дверь и медленно вышел. Дверь тихо защелкнулась за ним.

Карпентер посмотрел на затухающий огонь: никакого феникса, ярких перьев, хлопанья внезапно появившихся крыльев — просто пепел, превращающийся в пыль. Он посмотрел наверх и увидел вбитый в потолок крюк. На солнце он казался позолоченным. У него все еще была веревка, которую использовал монах: он не отдал ее Кормаку. Она была в ящике в углу комнаты. Если встать на стул, то вполне можно было дотянуться до крюка.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать