Жанр: Фэнтези » Дэйв Волвертон » Братство волка (страница 114)


Глава 62

На краю гибели

Всю дорогу к Каррису Боринсон думал о Саффире. Гадал, хватит ли у нее смелости поспорить с Радж Ахтеном. Вправду ли она хочет мира? Не предаст ли Габорна в решающий момент?

И вот у него на глазах эта юная женщина, совсем еще ребенок, презрев все опасности, встала на сторону Габорна.

Саффира допела песню. На какое-то мгновение Боринсон, совершенно очарованный, забыл обо всем и не испытывал ничего, кроме сожаления, что песня ее кончилась.

Из Карриса до них донеслись оглушительные приветственные крики — народ Рофехавана услышал ее призыв и откликнулся.

Саффира, несомненно, была отважна. Боринсон любил ее сейчас так глубоко и целомудренно, как только можно любить женщину. Все, чего он хотел — это быть поблизости, дышать сладким ароматом ее духов, любоваться ее черными, как смоль, волосами.

Выпрямившись в седле, она перевела дыхание. В глазах ее горел чудесный свет, и, услышав, как приветствуют ее защитники Карриса, она склонила голову, чтобы скрыть свою радость.

— Уезжаем, друзья мои, — сказала Саффира, — пока не поздно.

Она развернула коня на север и поскакала к Габорну, но не прямо, а забирая на запад, в сторону от главного скопища опустошителей.

«Умница», — подумал Боринсон. Она сделала вид, что атакует опустошителей, чтобы отвлечь их от Габорна. Промчавшись мимо Холма костей, Саффира снова повернула на север, собираясь подъехать к Габорну сзади.

Ха-Пим и Махкит подгоняли коней, стараясь не отставать. Впереди возвышался Холм костей, тускло мерцал кокон, окружавший его, а на вершине холма сверкала своими рунами, вытатуированными на панцире, горная колдунья.

Она стояла, подняв светящийся желтый посох, и принюхивалась к чему-то с помощью извивающихся щупалец, вставших дыбом на ее огромной голове.

Вдруг она повернула голову к Саффире, словно наконец заметила ее. И ткнула посохом в сторону маленького отряда.

«Она думает, что мы атакуем!» — понял Боринсон слишком поздно. Видел ли кто-нибудь, кроме него, это движение колдуньи?

— Сворачиваем налево! — закричал он.

Колдунья заревела, свечение посоха начало пульсировать. Из конца его вырвалось темно-зеленое облако дыма.

Саффира едва успела свернуть влево, как облако это ударило в землю прямо на ее пути. Сразу же столь сильно и мерзостно запахло гнилью, что Боринсону показалось, будто он чует запах не только носом, но и все тело его откликается — у него было жуткое ощущение, что кожа сходит и разлагается сама плоть.

Саффира, прикрыв лицо шарфом, отклонилась с пути и оказалась в опасной близости от опустошителей. Тут под ногами содрогнулась земля.

Пэштак и зеленая женщина слетели с лошади.

Неодолимый тут же схватил вильде и попытался вскочить обратно в седло, вильде уперлась, словно ей хотелось кинуться на опустошителя.

Саффира оглянулась, увидела, в какое затруднительное положение попал Пэштак, и остановилась.

— Берегитесь! — крикнула девочка за спиной Боринсона. Сзади к Саффире подбегал носитель клинка. Стражники ее дружно закричали.

Саффира развернулась а поскакала к чудовищу, видимо, собираясь отвлечь его внимание от Пэштака.

Опустошитель взмахнул огромной передней лапой со сверкающими острыми когтями.

Одним ударом он сломал шею кобыле Саффиры и оттолкнул ее. Саффира вылетела из седла, ударилась о коготь и отлетела в какое-то темное углубление позади опустошителя.

К ним стремительно приближались еще три чудовища.

Ха-Пим отчаянно закричал, натянул поводья и спрыгнул с коня. Он не успел еще коснуться земли, как носитель клинка ударил его чудо-молотом. В лицо Боринсону брызнула его кровь.

Тут на опустошителя, ударившего Саффиру, наехал Махкит, яростно размахивая огромным боевым топором. Он вскочил к нему в пасть, нанес смертельный удар в нёбо, выпрыгнул и тут же замахнулся на следующего.

Пэштак бросил попытки забраться на лошадь и тоже кинулся на ближайшего опустошителя. Подпрыгнув на несколько футов, он ударил его боевым топором по шее.

Боринсон натянул поводья. В нем теплилась надежда, что Саффира еще жива. Таким ударом убить ее не могли, разве что переломали кости.

Но — живую или нет — ее отделяли от него три опустошителя. Чудовища вполне могли уже растоптать ее.

— Давай уедем отсюда! — закричала девочка у него за спиной. Кругом царил запах гнили, чары горной колдуньи не давали ни говорить, ни дышать.

Боринсон скрипнул зубами. Он — телохранитель Саффиры. Никто и никогда не будет так владеть его сердцем, как завладела она.

Но он был связан долгом и с Габорном. И знал, что ему надо делать. У него на руках — вильде Биннесмана.

Могущественное оружие. Ее надо передать чародею.

И тут он услышал слабый голос, звавший по — туулистански:

— Ахретва! Ахрет!

Саффира была жива. Боринсон не понял, что она сказала, но она была жива, и сила ее голоса превозмогла все доводы рассудка. Он не мог противиться своему влечению к этой женщине, которая, чтобы передать послание, отважно бросилась в гущу опустошителей.

«Значит, — тупо подумал Боринсон, — мое поле битвы здесь. Здесь мое место. И выбора у меня нет».

Забыв, что у него нет даров, не вспомнив о ребенке, сидевшем у него за спиной, Боринсон спрыгнул с коня и ринулся в бой.

Аверан осталась одна в седле в полном смятении. Все побросали лошадей: и Боринсон, и стражники — все бросились спасать Саффиру.

Только зеленая женщина еще сидела на коне. К ней подбежали два опустошителя, в воздух взвился огромный клинок.

Аверан крикнула:

— Избавитель от Зла, Праведный Разрушитель, кровь — да! Убей!

Девочка не успела оглянуться, как Весна уже перепрыгнула с коня на ближайшего опустошителя. И мгновенно проломила ему голову кулаком, словно сообразила наконец, что удар по черепу — это самый быстрый способ добыть любимое лакомство.

Два индопальца прямо перед Аверан отрубили опустошителю передние лапы. Чудище заревело, попятилось, и тут, ужасно медленно и неуклюже — во всяком случае, по сравнению с остальными — под брюхо ему кинулся сэр Боринсон и начал рубить топором пластины панциря. Индопальцы напали на следующего опустошителя, пытаясь пробиться к Саффире.

Слева и сзади к Аверан подбегали еще опустошители.

— Помогите! — закричала она. — Помогите!

Но никто не откликнулся. Конечно, то ведь не Саффира звала на помощь. А всего лишь маленькая девочка.

Аверан соскочила с коня. И вовремя — чудо-молот опустошителя тут же превратил прекрасного скакуна Боринсона в кровавое месиво.

Девочка пригнулась, мечтая сделаться совсем крошечной, и бросилась бежать. Спрятаться было совершенно негде.

Тут она увидела опустошителя, убитого зеленой женщиной. Он лежал с разинутой пастью, из которой свешивался шершавый язык около двух футов шириной. Аверан бросилась к нему, надеясь укрыться между лап.

Тут она сообразила — пасть! Можно спрятаться в ней.

Пасть чудовища походила на пещеру со сводом высотой в человеческий рост, с покрытыми слизью стенами. Бородавчатые десны были черного цвета, зубы торчали рядами, как прозрачные кристаллические ножи. Девочка запрыгнула в нее и, чтобы не упасть, схватилась за два самых длинных клыка.

Пахло здесь ужасно даже после зловонного зеленого тумана горной колдуньи. Аверан казалось, что плоть чудовища вот-вот начнет разлагаться прямо под руками. Ладони ее тут же начали зудеть и покрылись какими-то темными пятнами.

Внезапно челюсти опустошителя содрогнулись, язык, на котором стояла девочка, приподнялся. Пасть стала медленно закрываться.

Аверан похолодела от страха. Она изо всех сил уперлась в челюсти руками н ногами, чтобы не дать им сомкнуться. Вдруг опустошитель, хоть и мертвый, проглотит ее! Умирающие животные делают порой такие рефлекторные движения.

— Помогите! — завопила она. — Помогите!

— Иду! — крикнул Боринсон. Он добил своего опустошителя и попятился, ибо чудовище стало валиться прямо на него.

Аверан воспряла духом.

Но Боринсон, обогнув евнухов, которые сражались слева от него, бросился вдруг в темный проход между трупами опустошителей. Он бежал к Саффире.

«Я думала, ты хочешь помочь мне», — чуть не выкрикнула Аверан.

Небо быстро темнело. Землю окутывала ядовитая, тошнотворная дымка, опустошители в сумраке казались огромными черными глыбами. Очередной из них загородил Аверан последний свет.

Девочка, по-прежнему упиравшаяся в челюсти, чтобы не дать закрыться пасти, похолодела от страха. Зажмурилась и увидела вдруг под веками яркое сияющее изумрудное пламя.

«Как оно близко, — подумала она. — Протяни руку и потрогай». Ее так тянуло к нему! И сейчас она поняла, почему.

Это была защита. «Король Земли Изберет меня и защитит», — сказала она себе. И отчаянная надежда вспыхнула в ней.

— Избавитель от Зла, Праведный Разрушитель, — закричала Аверан, — беги за Королем Земли! Он поможет нам!

И тут челюсти сомкнулись, невзирая на все ее усилия.

Аверан закричала.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать