Жанр: Фэнтези » Дэйв Волвертон » Братство волка (страница 87)


Он все еще хихикал. Иом улыбнулась в ответ, пытаясь проникнуться его настроением, духом его Силы. О Воздухе она знала мало. Воздух — непредсказуемый господин, неистовый и изменчивый. Тот, кто желает использовать его, должен чувствовать и отражать его состояние.

Сейчас слуга ветра перестал быть убийцей. Иом поняла, что хихикает он и бормочет с определенной целью. Пытается снискать расположение Воздуха. Ибо Воздух столь изменчив, что может как придать человеку удесятеренную силу, так и уронить его во время полета.

Иом вспомнила Темного Победителя, элементаль Воздуха, которая вырвалась из его тела на свободу. Может ли элементаль подослать убийцу? Придумать такое необычное нападение?

Сэр Хосвелл гневно уставился на вестника.

— Кто тебя послал?

— Кто? Кто? — прокричал тот. И захлопал руками, как сова — крыльями. Но сломанная рука бессильно упала. Он посмотрел на нее, сморщился и перевел на Иом обвиняющий взгляд. — Мне больно.

— Почему бы вам не спуститься вниз? — спросила Иом.

— Спуститься? — воскликнул он. — На землю? Спуститься на землю! — он кричал все громче. — Нет! Дураку — спуститься. А пуху — кружиться. Пауку — спуститься.

Глаза его вдруг вспыхнули, словно его осенила какая-то мысль.

— А пуху — кружиться! — завизжал он. — Пуху кружиться. Дерьму свалиться. Почему бы вам не превратиться в пух и не улететь? Вы же могли! Могли, коль хотели. Хотели, коль могли. Во сне, во сне!

Сердце у Иом подпрыгнуло. Неделю назад ей снился пух чертополоха — она превратилась в пух и улетела из замка Сильварреста, улетела от всех своих тревог.

Гонец протянул здоровую руку и поманил ее к себе.

— Иди ко мне, о тяжелая Королева Неба, тебе не нужны крылья из перьев, чтобы взлететь!

«Он не шутит, — поняла Иом. — Он и впрямь зовет меня к себе».

И тут в спину ей ударил ветер, едва не вытолкнув из седла. Иом крепко вцепилась в луку, чтобы не слететь. Только сейчас она вспомнила предостережение Габорна и поразилась собственной глупости.

Ветер пытался сорвать ее с места, собираясь занести неведомо куда. Иом закричала, зовя на помощь.

Сэр Хосвелл снова выстрелил. Стрела вонзилась в ствол дерева рядом с головой убийцы, и это отвлекло его. Ветер затих.

Гонец задергался и зарычал по-собачьи, разозленный неожиданным нападением.

— Нет? — вскричал он. — Нет! Она не хочет! Она не растет. Не то что сын в ее утробе, — и зарычал, как Темный Победитель: — Отдай мне королевского сына. Я чую его в твоем лоне. Отдай или я сам возьму!

Он выдернул стрелу из ствола и швырнул обратно в Хосвелла. Та полетела с необыкновенной скоростью, почти неразличимая в воздухе, отклоняясь то вправо, то влево, как стрелы никогда не летают.

Она ударила Хосвелла в плечо, отскочила от доспехов и упала в траву.

«Берегись!» — услышала Иом голос Габорна.

Стрела вновь взмыла вверх, повернула, и Иом едва успела пригнуться. Стрела просвистела над самой ее головой, набирая скорость. Затем унеслась вдаль и исчезла из виду. Не будь у Иом даров метаболизма, увернуться ей не удалось бы.

— Проклятие! — закричал Хосвелл. — Сейчас я стащу его оттуда!

— Подождите! — сказала Иом.

Она смотрела на убийцу. А он смотрел на нее, бормоча что-то сквозь смех.

Иом изучала владевшую им Силу. С чародеями Воздуха она еще не сталкивалась.

Вокруг этого человека ощущалось какое-то смятение, трепет, словно ничего не пропускающая стена. У него не было ни своего разума, ни своей воли. Он двигался тогда, когда его двигал ветер. Сейчас он отдался ветру целиком, в надежде, что тот его защитит.

И Воздух взял его целиком.

Сейчас он даже не был человеком, не мог связать двух мыслей. Жалкий безумец, несомый ветром. Несчастное создание, лишенное воли. Иом стало не по себе — и он хотел, чтобы она присоедилась к нему, стала такою же?

Ей снилось, что она превратилась в пух чертополоха. Была гроза, когда она видела этот сон, дул сильный ветер.

Нет, это не чародей хотел, чтобы она стала такою, как он. Этого хотел ветер. Силы Воздуха.

«Устремись в небо. Позволь мне унести тебя».

— Итак, добрый человек, — заговорила Иом, надеясь отвлечь чародея, — вы полагаете, что можете научить меня летать?

— Летать? Небо летает? Летает. Летать — это ходить? Летать — это говорить. Говорить с небом? Почему? Почему? Она спрашивает — почему? — затараторил тот. Он нервно вцепился здоровой рукой в кору дерева, и сила его поразила Иом, ибо он, сам того не замечая, оторвал большой пласт.

Иом тихонько приблизилась к сэру Хосвеллу. Тот держал лук наготове, но не решался спустить тетиву. Последняя стрела его едва не убила королеву.

Иом облизала губы и коснулась ими наконечника стрелы, наложенной на тетиву, ее древка и оперения, памятуя о том, что стрела Мирримы, поразившая Темного Победителя, была влажной.

— Теперь стреляйте, — шепнула она.

Убийца завизжал, озираясь по сторонам в поисках спасения. По этому его внезапному страху Иом поняла, что догадка ее верна. Хосвелл поднял лук.

Чародей подпрыгнул, и вокруг него засвистел и завыл ветер, как будто испугался и сам Воздух. Голубой плащ, развеваясь на ветру, захлопал, словно крылья.

Хосвелл спустил тетиву. Стрела вонзилась в плечо убийцы.

Тот несколько раз перекувыркнулся в воздухе.

Затем невидимые крылья, державшие его, как будто разом исчезли, он камнем полетел вниз. И с глухим стуком упал на землю.

Из горла его вырвался стонущий звук, взвился вверх и облетел вокруг

дуба.

Иом с испугом посмотрела вслед.

Тело чародея лежало у ее ног, но из него вышло нечто: вьющаяся струйка воздуха, которая кружила над ними и стонала, как живое существо.

Хосвелл соскочил с лошади и перевернул тело. Крови почти не было видно. Рана на плече была слишком незначительной, чтобы убить человека.

Но инкарранец не шевелился, не дышал, взгляд его остановился.

«Он не убит», — поняла Иом. С Темным Победителем было по-другому. Этот чародей предпочел сам покинуть свое тело.

Хосвелл сдавил одной рукой его горло, а другой захватил пригоршню земли и стал заталкивать ее в рот и нос мертвеца. При этом он тревожно поглядывал по сторонам.

— Я слышал, что, если удалось развоплотить Властителя Неба, его надо поскорее закопать в землю, — сказал он Иом и Мирриме. — Тогда он не сможет вернуться обратно в тело. Лучше всего зашить ему рот и ноздри, но земля тоже отпугнет его на время.

Иом о таких вещах почти ничего не знала. Она не была воином и тем более не думала никогда, что ей придется сражаться с магами. Теперь она призадумалась. С телом Победителя они не проделали ничего подобного. Вдруг он тоже мог вернуться обратно?

Тут налетел сильный порыв ветра и с плачущим звуком толкнул Хосвелла в спину, опрокинув его наземь. Тело чародея вдруг задергалось, как в предсмертной агонии.

Хосвелл подбросил в воздух горсть земли, и магический ветер отступил. Он разочарованно завыл в кроне дуба, затряс ее, обрушив на них дождь сухих листьев.

— Подождите! — сказала Иом, испуганная жуткими манипуляциями, которые проделывал Хосвелл, чтобы убить чародея.

Хосвелл вопросительно посмотрел на нее.

— Я хочу знать, что ему было нужно. Почему он напал на нас?

— Не ждите разумного ответа от носимого ветром, — сказал Хосвелл.

— Обыщите его, — приказала Иом.

Хосвелл пошарил в карманах чародея, но ничего не нашел.

Тогда он стянул с него правый сапог. На ступне и икре обнаружилась голубая татуировка в стиле инкарранских барельефов, только изображено там было не мировое древо, как обычно, а символ ветров, окруженный родовыми именами. О барельефах Иом кое-что знала, но что там было написано, прочесть не могла.

Хосвелл рассматривал татуировку, почесывая подбородок.

— Так и есть, инкарранец. Зовут Пилвайн. Родовое имя — Зандарос, а имя той суки, что его породила, Яссаравин, — сказал Хосвелл. И многозначительно посмотрел в глаза Иом.

— Яссаравин колай Зандарос? — переспросила Иом. — Сестра Короля-Грозы?

Король-Гроза был, пожалуй, самым могущественным лордом Инкарры. Легенда гласила, что предок его был Властителем Неба и, впав как-то в немилость у своих сородичей, положил начало его роду.

Стало быть, чародей ветра, которого Иом решила пощадить, был по происхождению знатным лордом.

Инкарранцы никогда не воевали. Свои разногласия они, конечно, улаживали посредством сражений. Но способы боя у них были весьма утонченными и извращенными. Настоящее оружие лорды брали в руки крайне редко. Обычно врага пытались отравить, унизить, довести до безумия, а то и до самоубийства.

И, вспомнив, как действовал этот колдун, Иом изумилась.

Ему, видимо, доставило огромное удовольствие переодевание в мистаррийского вестника. Он наслаждался, изображая гонца страны, которую хотел уничтожить.

Теперь Иом поняла, что за невидимые пауки ползали по футляру с посланием. На нем были написаны магические руны, написаны ветром. «Послание» должно было убить Габорна, стоило ему только взять в руки этот футляр.

К тому же, судя по всему, чародей этот или заглядывал в сон Иом или сам же наслал его ей.

— И это значит?.. — спросила она Хосвелла.

— То и значит, боюсь, — ответил он. — Впервые в истории инкарранцы начали воевать с Рофехаваном, миледи, и они будут вести эту войну своими способами, которых мы не знаем.

Иом в растерянности сцепила руки и посмотрела в небо. Она не хотела убивать лорда, тем более чужестранца, за которого непременно отомстит его родня. Зачем понадобилась Инкарре эта война? Нельзя ли как-то объясниться с чародеем?

Ветер стонал в ветвях дерева. И она окликнула его:

— Пилвайн колай Зандарос, поговорите со мной. Трепещущий водоворот воздуха перестал сотрясать ветви, замер, словно прислушиваясь.

— Мы не нападали на вас, — прокричала Иом. — Мы не хотим войны с Инкаррой. Нам лучше быть союзниками в грядущие темные времена.

Ответом ей была тишина. Возможно, инкарранский лорд не мог разговаривать в том виде, в каком был сейчас.

— Сэр Хосвелл, уберите землю из его рта и носа.

— Миледи? — удивился Хосвелл.

— Сделайте это, — сказала Иом.

Хосвелл исполнил приказ, но тело не шевельнулось. На губах чародея застыла таинственная улыбка. Глаза его казались живыми.

Иом подъехала к валявшемуся на земле футляру с посланием. Дотронуться до него сразу она не решилась. Посыпала сначала пылью. В тот же миг две руны, начертанные ветром, закружились и рассеялись, поглощенные землей.

Тогда только Иом открыла футляр, и оттуда выпал лист желтого пергамента. Надпись на нем гласила:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать