Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Песках (страница 58)


Сзади нарастал топот, земля качалась. Олег увидел факелы, те приближались чересчур быстро. Сиплый рев, сперва сонный и раздраженный, стал свирепым: звери почуяли добычу. Сверху тонкий голос верещал:

— Сделайте что-нибудь!

Зверь внезапно оставил ловить Мрака, хотя уже почти схватил, а Мрак, споткнувшись, упал Змею под ноги. Змей же с обиженным ревом метнулся в сторону. При свете вспыхнувшего факела — совсем слабого, багрового, как затухающие угли, — Олег увидел белое перо в ноздре Змея.

— Беги! — заорал он. — Он за тобой!

Мрак быстро подхватился на ноги, в руках оказался лук. Три стрелы свистнули одна за другой, он перебежал в сторону и выпустил еще две. Змей взревел громче, оставил Лиску — та ломала о его панцирь оставшиеся стрелы, повернулась к Мраку. Олег кинулся к Лиске, потащил к темной стене.

Они успели проскочить под широким носом другого Змея. Сзади дохнуло огнем. Высветилась темная, изрытая щелями стена. Сзади раздался натужный рев, земля затряслась под ударами тяжеленных лап.

— Левее, левее, — заорал сверху Таргитай. — Там щель! Он же сам вам помог, осветил!

Олег на бегу забросил девушку в темную трещину. В спину страшно ударило. Он влетел вслед, сбил с ног. Сквозь грохот в ушах ощутил маленькие сильные руки. Грудь разрывалась от дыма и едкого запаха, глаза жгло. Он закашлялся, едва не выплюнул легкие. Лиска кашляла еще отчаяннее, но упорно оттаскивала от входа, где скреблась чешуйчатая лапа с бревно, пыталась протиснуться. Когти величиной с ножи скребли края камня.

Глава 14

Олег не сразу понял, что это не камень — они проскользнули в трещину коры, а Змей старается выковырнуть их, как дятел муравьев. Лиска что-то кричала в ухо. Олег слышал тонкий жалобный голосок. В голове гудело, перед глазами прыгали красные искры. Лиска снова попыталась его поднять. Изогнутый как киммерийский меч коготь зацепил за подошву, но Лиска ухватилась за Олега, подошва затрещала, коготь исчез с подошвой. Когда снова появился в щели, Олег пытался отползти, охнул от режущей боли в спине. Лиска подхватила его сзади, отволокла к стене.

Сверху зашуршало. На Олега упало тяжелое, пахнущее волком. Олег сказал, не раскрывая слезящихся глаз — все равно ничего не видно:

— Мрак, днем Змеи нас достанут! Вожак не влезет, так детеныша запустят…

— Уже рассветает, — послышался торопливый голос Таргитая. — Змеев мы перебудили на сто верст. Это все ты со своей Лиской!.. Быстро наверх.

— Не могу. У меня спина перебита. Змей влупил вдогонку. Догнать не мог, так влупил. А где Мрак?

— Ты палец прищемишь — крик за Авзацкими горами слышно. Если мы уцелели, то Мрак вовсе не левой ногой сморкается.

Лиска подставила Олегу плечо с другой стороны, и он, преодолевая острую боль, со стонами начал карабкаться вверх. Дерево слабо светилось, глаза еще не отошли от багрового пламени огнедышащих жаб-переростков, как их обозвал неустрашимый Мрак, ноги скользили и срывались. Таргитай поддерживал, тянул за шиворот.

— Может, тебе проще перекинуться волосатой птахой? — предложил он, намучавшись. — Мы с Лиской лучше понесем твои штаны. Все равно несем, только еще и тебя в них!

Олег ощутил, как от обиды наворачиваются слезы, глаза защипало сильнее. Лиска сочувствующе вздыхала, но молчала.

— Как я буду махать крыльями, если душа едва в теле?

— А-а, — понял Таргитай, — а я думал, тебе нас жалко. Штаны у тебя почему-то тяжелые. Ты ничего туда не наложил?

В темноте послышался задыхающийся голос Лиски:

— Тарх, пожалеешь! Олег научится и людей носить в когтях. Мог бы и тебя…

— Пусть сперва научится свои яйца носить, — послышался разочарованный голос дудошника.

— Олег яйца не несет, — начала она негодующе и осеклась.

В темноте карабкались наверх, оступались, но удавалось не сорваться — подъем шел по наклонной. Потом Таргитай круто свернул, двинулись вверх уже в противоположную сторону. Олег медленно приходил в себя, шум в голове утих. Он пощупал стены. Даже не древесина, до той еще версту, если не больше, а всего лишь кора! Подымаются по трещине, сворачивая то вправо, то влево, но все-таки ползут наверх!

Взбирались целую вечность, прежде чем Олег увидел смутные силуэты Таргитая и Лиски. За спиной Таргитая горбился гигантский мешок, впервые дудошник нес такой груз. Лиска карабкалась то сбоку, то отставала. Олег постоянно слышал ее тяжелое дыхание, в горле у нее хрипело. Дочь Песков привыкла нестись на горячем коне, глотая просторы, ровную как стол Степь, а приходилось лезть на Дерево. Хорошо еще, что в ее племени нет запрета лазить по деревьям! Видимо, там просто не знали деревьев!

— Где же Мрак? — спросил Олег снова.

— Мрак в огне не горит, — ответил Таргитай, но голос звучал уже не так уверенно. — В воде не тонет. А что такое Прадуб? Всего лишь дерево.

— А что такое Змеи? — ответил Олег ему в тон. — Всего лишь жабы-переростки. Правда, мы — комары для жабьего корма.

— Сам ты жабий.

Далеко сзади донеслось хриплое:

— Я… больше… не могу…

Лиска без сил распласталась на выступе. Глаз не было видно, рыжие волосы закрывали ее лицо. Олег поспешно снял с ее плеча мешок, пытался взять и меч, но Лиска слабо воспротивилась. Таргитай оглянулся:

— Привал? Вот здорово. У тебя что-нибудь поесть осталось?

— Как ты можешь все есть и есть? — слабо возразил Олег.

— Как? — повторил Таргитай с недоумением. — Хорошо могу есть, как говорят гиксосы. Все одно надо ждать Мрака! Без него Жезл не добыть. Да мне на сто Жезлов наплевать, если для этого надо повредить Мраку.

Лиска дышала хрипло, грудь ходила ходуном. Олег спросил зло:

— А как же со счастьем для всех людей на свете?

Таргитай подумал, сказал упрямо:

— Даже для счастья всех людей.

Рассвет высветил изможденные зеленые лица. Олег повторил мучавший его самого вопрос:

— Но Мрак один, а людей на свете много. Разве для спасения всех не достойно ли обречь одного?

— Нет, — ответил Таргитай не задумываясь. — А ты?

Олег в затруднении пожал плечами:

— Я не круглый дурак, ответить так быстро не могу.


Небо вспыхнуло, стало ярко-зеленым. Внизу еще была чернота, но зеленый свет быстро сползал по темной стене. Проступили глубокие трещины, разломы, овраги. Кое-где из этих щелей торчали верхушки простых деревьев: ветром нанесло земли, он же забросил семена, если не птицы,

деревья выросли, не подозревая, что растут на праотце всех деревьев.

Таргитай вытащил из мешка ломти жареного мяса. Олег не верил, что певец сможет есть, но Таргитай уплетал за обе щеки, Лиска негодующе отвернулась. Олег протянул руку, внезапно послышались шаги. Через гребень в дюжине шагов перемахнула человеческая фигура в волчьей шкуре.

— Мрак! — закричал Олег. — Мы здесь.

Мрак легко перепрыгнул к ним, гаркнул:

— Что вы здесь, видно не только мне. Люди Агимаса тоже видят!

— Агимас? — пролепетал Олег. Лицо стало белым. — А как же… Змей?

— Он сам из змеиной породы, — буркнул Мрак. — Как-то договорились. Я видел, их не тронули. Уже карабкаются, а вы тут сидите, как вороны на дохлой корове!

Олег со стоном поднялся. Таргитай задержал кусок мяса у рта.

— Опять?

— Не опять, а снова! До капища рукой подать, а вы хлебалами щелкаете.

— Мы тебя ждали. Длинные руки у того, кто дотянется до капища.

Лиска скоро выдохлась, взмокла, двигалась за неврами красная, распаренная, злая. Олег снял с ее плеча перевязь с мечом и колчан со стрелами, она сверкнула глазами, но противиться уже не стала — волхв даже не запыхался, а нес два тюка и палицу. Вообще все трое невров бежали вверх как муравьи, привыкли в своем диком Лесу носиться через буреломы!

Еще больше страдала, что взмокла как толстуха. Массивные мужчины еще и перебрасываются непонятными репликами, сбивают и не собьют себе дыхание!

Когда навстречу выскочили малорослые люди с бледными лицами, никогда не видавшими солнца, Лиска ахнуть не успела, а трое лесных уже смяли на бегу, втоптали, вбили в твердую как камень кору по уши и понеслись дальше. Ей показалось, что даже оружия не вынимали, хотя стража загородила путь копьями и топорами.

Вторая стража попалась через версту, так казалось Лиске. Их смяли почти с той же легкостью, только Таргитай задержался — на него навалились трое. Олег повернулся помочь, но Таргитай уже выдрался как медведь из своры собак, расшвырял, стараясь, чтобы не перелетели через гребень.

— Уже скоро, — подбодрил Мрак с угрюмым удовлетворением. — Волочите клешни шибче, улитки!

Лиска всхлипнула: мчится почти по отвесной стене как белка! Только эти трое бегут так, что она казалась себе застывшей — как мошка в прозрачном камне. Таргитай вертел головой, в чистых глазах стояло невинное удивление. Олег тревожно посматривал на Лиску, протягивал руку, под ноги не смотрел, будто бежал по ровной как стол Степи.

Она раздиралась между желанием ухватиться за руку Олега и страхом, что примут как слабость женщины, а этим она опозорит себя в глазах Мрака. Мрак несся словно разъяренный лось, секира казалась вросшей в ладонь. За спиной, ничуть не оттягивая плечи, горбился огромный тюк с мешком и оружием.

Когда пелена едкого пота застлала ей глаза, услышала удовлетворенный рев Мрака, затем вскрик Таргитая:

— Опять?

— Снова, — поправил Олег, он теперь очень следил за точностью слов.

Она смахнула горстью пот, глаза защипало еще сильнее. Сквозь едкую завесу увидела, как из-за гребня вышли и остановились рослые воины в шлемах и панцирях. Ноги защищали широкие поножи, а на левой руке у каждого висел легкий круглый щит, укрывая левую сторону груди. В руках остро блестели боевые топоры.

— Уже рядом! — выкрикнул Мрак свирепо. — Последний бой! Я чую запах.

Лиска тоже уловила странно знакомый запах горелого мяса. Лицо Олега посерело. Лиска поняла: в капище служителей культа Дерева приносят в жертву человека!

— Последний? — послышался стонущий голос Таргитая. — До верхушки еще сотни верст! Те могли вскарабкаться как дурные вороны на самую маковку.

— Волхвы? — переспросил Мрак с невыразимым презрением. — Чтобы эти жирные бабы подняли свои задницы выше курятника?

Лиска вспыхнула, но едкий пот попал в рот, ожег уголки разорванного рта. Ответить не смогла, зато взглядом прожгла оборотня насквозь, размазала по Дереву, по всем веткам и корням.

Воины не двигались, ждали. В их молчании была зловещая уверенность. Они показались Лиске гигантами, а было их не меньше двух дюжин. В середине ряда стоял рослый воин со шрамами на лице, поперек себя шире. Грудь закрывали широкие металлические пластины размером с тарелки. Из-под шлема опускалась кольчужная сетка, на руках были кожаные рукавицы, обшитые бронзовыми бляхами. Он встретился взглядом с Мраком, на угрюмом лице проступила злая ухмылка.

— Дам в лоб — и ухи отпадут, — пообещал Мрак. — Беги, пока цел!

Воин сделал шаг вперед, остальные шагнули следом. Мрак взревел, ринулся навстречу. Воин обученно поднял щит, отвел руку с топором, чуть согнул колени. Мрак широко замахнулся, изображая ярость осатаневшего варвара, он-де прет напролом, внезапно качнулся в сторону. На шлем воина обрушился удар сбоку плашмя. Страж без звука перелетел через гребень, исчез.

Схватка вожаков закончилась так молниеносно, что воины замерли, таращили глаза то на грозного чужака, то на распростертого вожака. Мрак, не останавливаясь, пошел крушить направо и налево. Ревел как раненый медведь, выкрикивал угрозы, а Таргитай, остановившись перед могучим мужиком с сильно побитым оспой и крупными чирьями лицом, пообещал, подражая Мраку:

— Дам в лоб — все прыщи посыпятся с морды! Беги, пока шкура цела.

Воин смерил его недобрым, испытующим взглядом: молодой, явно уходит от боя, трусит, побледнел, голос почти умоляющий… Он хищно оскалил зубы и пошел вперед, занося топор.

Таргитай горестно вздохнул, потащил из-за плеча свое недоброе оружие. Огненный Меч прорезал воздух со злым свистом. Страж пытался проследить за ним взглядом, а смертоносное лезвие уже прыгнуло вперед и вниз. Из рассеченной вместе со шлемом головы брызнули струи горячей крови. Блистающая полоса металла тут же метнулась вправо и влево, едва не вывихнув кисть Таргитаю, — звякнуло, послышался прерванный на полуслове вскрик. Таргитай еще не понял, кого и как, а сбоку сдавленно крикнул Олег:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать