Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Трое в Песках (страница 69)


Ветер свистел резче, в лицо били запахи степных трав, выжженной зноем земли. Земля неслась навстречу, накренившись как парус. Наклонно торчали чахлые деревья, а зеленый кустарник казался налипшим на стену мхом.

Пальцы Мрака сжали перья так, что те захрустели, а костяшки пальцев побелели. Олег наклонился, держась за толстую шею птицы, что-то выкрикивал, перекрывая встречный ветер.

Вдруг земля встала на место, только замелькала быстрее. Птица словно провалилась, людей тряхнуло. Голенастые лапы замелькали с такой скоростью, что толчки слились в беспрерывную медленно затихающую тряску. Рух растопырила крылья, выставив их, как парус, гасила сумасшедший бег о встречный ветер, а когда наконец остановилась, то и проклятый ветер, что изматывал душу весь полет, как на зло тут же утих.

Олег осторожно потрепал по плотной шее, похожей больше на ствол матерой сосны.

— Спасибо, птица… Неплохо летела.

— Да и села лучше тебя, — сказал Мрак. Он приподнялся, голос его был неустойчивым, но от того еще более язвительным. — Правда, не шибко.

Рух, словно выходя из зимнего сна, медленно повертела занемевшей шеей, повернулась к людям, посмотрела сперва одним глазом, потом другим. Желтый зрачок расширился, хищный клюв начал приоткрываться. Мрак по серьезному лицу волхва понял: от птицы, что приходит в себя, надо поскорее избавиться, взял секиру и уже приготовился шарахнуть ее по голове.

— Не смей, — прошептал Олег. — Только разозлишь!

— Тогда по лапам? — предложил Мрак. — Чтобы упорхнула.

Олег торопливо делал знаки, рисовал в воздухе кривые линии. Рух даже шею вытянула, смотрела, потом грозно заклекотала, взмахнула крыльями, пробуя их на прочность, тяжело побежала прочь, переваливаясь с боку на бок как простая деревенская утка.

Все четверо с облегчением смотрели вслед. Олег сказал с нотками тревоги:

— Дальше придется пешком. А мы одолели едва половину пути!

— Зато миновали Пески, — напомнил Мрак бодро. — Теперь пойдет все как у людей: звери, разбойники, жулье, враги, продажные девки для Тарха.

— Размечтался, — бросил Олег предостерегающе. — С обычным набором справимся. Но против нас выступили незнаемые силы. А незнаемого не люблю.

— Тогда ты вовсе жизнь не любишь, — обвинил Мрак.

Таргитай намерился было сесть обедать, или хотя бы поиграть на дуде, но место было голое, укрыться негде, а вдали темнел лесок — как сказал бодренько Мрак, всего верст десять с гаком. А гак еще с крюком.

Глава 3

Они тащились по ровной как стол и голой как лысина Степи. Земля от сухости лопалась, плитки грязи сворачивались, загибались по краям. Мрак топал впереди насупленный, но едва не нахрюкивал песню: горы сыпучего песка остались за спиной. Конечно, еще не родной Лес, но Степь уже чем-то ближе к благословенному Лесу. Во всяком случае, лучше богами проклятой Пустыни.

Олег углядел в трещинке зеленую травку, больше похожую на мох. Мрак ворчал, зло оглядывался на отставшего волхва, но Олег готов был зубами грызть иссохшую землю, только бы выколупнуть жизнестойкую траву: в ней наверняка особые магические силы!

Когда среди деревьев, довольно чахлых, разожгли в ямке костер, Таргитай сказал озабоченно:

— Два дня уже тю-тю!.. Осталось десять дней. На чем полетим дальше, Олег?

Даже Мрак воззрился на дудошника с удивлением.

— Во ухарь! Ножками-то не изволит. Теперь то Змея подай, то Руха, то еще чего…

— Лучше еще чего, — согласился Таргитай простодушно. — Мы маги аль не маги? На ковре летали? Летали. На Змее сидели? То-то. Лучше, конечно, с магом-пустынником, хотя нехорошо нож к горлу человеку… Правда, он прямо в грязь вывалил. Зато враз на месте. А сейчас продуло, вот и Лиска в соплях путается. И вши кусали. Не верю, что не кусали! Вон у меня спина зудит.

— Шелудивый и после бани чешется, — сказала Лиска брезгливо. — Если бежать быстро, то можно успеть куда угодно. Белый свет не так уж велик.

Олег молчал, невидяще смотрел в сгущающиеся сумерки. Для них белый свет тоже был невелик, пока жили в лесной деревне. А раз так, сказал себе с нажимом, надо обязательно найти на чем или как добраться на остров в Славии. В таком разнообразном мире есть все. Надо уметь запрячь и сказать «Но!» или «Цоб-цобе!». Тем более, что даже не знаю, далеко ли до зачарованного острова. Как сказал один местный волхв, в Гиперборее нет дорог, есть одни направления.

— Олег, — прорезался в его уши напряженный голос Мрака. — Глянь-ка, что там ползает?

Олег проследил взглядом, огрызнулся:

— Думаешь, у меня волчьи глаза?

— Волхв должен зреть внутренним взором.

— Он зрит незримые миру вещи. Что тебя напугало?

Мрак ответил предостерегающе:

— Меня напужать трудно, я не волхв, а волк. А беспокоит вон то облачко… Пренизковато над землей, формы не меняет.

Олег сразу насторожился:

— В нашу сторону?

— Пройдет близко.

Олег долго всматривался, Таргитай и Лиска тоже вытянули шеи, щурились. Мрак сказал нетерпеливо:

— Я думал, народ пошел мелкий да пузатый, а он еще и подслеповатый! Все еще не зрите?.. Облачко больно похоже на каменную гору. Только гора эта движется, словно ее несет ветром.

Все видели, как побледнел Олег. Лицо его в одно мгновение похудело, кожа на скулах заострилась. Голос стал хриплым:

— Это… замок Мардуха.

Лиска и Таргитай переглянулись, Мрак спросил настороженно:

— Точно знаешь?

— Гольш говорил о нем. Мардух умеет двигать горами… по крайней мере — башней или замком размером с гору.

— Ты тоже можешь, — сказал Таргитай ободряюще.

— Телегу бык тянет, но возчик сильнее! А человек с копьем бьет самого сильного медведя. По воле Мардуха гора движется, куда изволит хозяин. А у меня бы сразу рассыпалась…

Таргитай пристально смотрел на темнеющую тучку, что вроде бы стала крупнее. Наивное лицо посуровело.

— Почему бы сразу не наказать злого колдуна? Ведь наша цель — побить Зло магов, а вовсе не добывать для Гольша волшебные вещи. Пойдемте к Мардуху и разрушим его башню!

Даже Лиска воззрилась удивленно. Мрак спросил саркастически:

— Вот так пойдем и разнесем все к чертям собачьим?

— А что? У Олега враз все вдрызг, за что ни берется! Пусть колдуна задавит камнями. Я не люблю, когда ты отсекаешь руки-ноги своей ужасной секирой.

— А ты своим чертовым Мечом? — огрызнулся Мрак.

Олег сказал торопливо:

— Я не смогу разрушить башню Мардуха. Не по зубам. Она создана сложными заклятиями, а мне бы разобраться с простейшими.

Таргитай не отрывал взгляда от темного облачка, что постепенно растворялось в темнеющем небе.

— Жаль… Сразу бы покончили со Злом на белом свете!


Ранним утром, когда птицы верещали во всю мочь, Мрак растолкал спутников.

— Зимой отоспитесь. Лето

кончается!

Таргитай сразу повернулся на юг, где вечером темнело облако. Уже не тучка — каменная гора, похожая на столб, грубо высеченный из дикого камня. Окон еще не видно, далеко, но мелкие с этой дали черные зубцы уже видны на светлом небе.

— Прет наперерез, — заметил Мрак. — Ежели бы на конях, то к обеду бы перехватили.

— И попали бы как жабы под колесо, — сказал Олег. — Мокрое место было бы на версту. А то и больше. От тебя с твоим пузом — версты на три.

Глаза Таргитая стали холодными.

— А ежели бегом? Помнишь, как бежали из Леса?

Лиска с великим удивлением рассматривала Таргитая, словно узрела впервые. Добрый и растяпистый дудошник казался совсем другим человеком — напряженным, собранным и даже злым. Мрак сказал с кривой усмешкой:

— Тарх готов пробежаться? Без пинков в зад? Что-то в лесу издохло!

Таргитай повернул к нему побледневшее лицо.

— Ради такого… готов. Чтобы разом уничтожить Зло, я готов запачкаться кровью.

— Будто ты не пачкался, — хмыкнул Мрак снова.

— Тогда я отбивался. Иначе боги бы спросили, почему не защитил себя и друзей. Мне горько, Мрак. Даже сейчас чую, что не совсем прав, но ведь если убить мага, от которого идет все Зло?..

Мрак, набычившись, только не рыл землю копытом, глядел на медленно вырастающую гору.

— Да, — согласился и Олег. — Только зря головы положим.

— С этим зверем не совладать, — кивнул Мрак. — От такой горы надо подальше.

Таргитай молча кивнул, отвернулся. Лиска переводила взгляд с одного на другого. Вдруг со злостью сказала:

— Да что вы кривляетесь? Слепому червяку ясно, что сейчас кинетесь на этот замок, или что это, Мардуха!

Мрак воззрился на нее с удивлением:

— Девка, у тебя в голове детвора старосту не гоняет?

Лиска ответила с нажимом:

— Не при-ки-ды-вай-тесь!

Они посмотрели друг на друга, встретились взглядами. Некоторое время печально и обреченно смотрели в глаза один другому. Олег первым отвел взгляд.

— Придется бежать.

Мрак кивнул, не поворачиваясь к горе.

— Мешки надо бросить.

— Я бы даже Меч бросил, — предложил Таргитай.

Лиска переводила недоумевающий взгляд с одного на другого.

— В самом деле решились на такую дурость? Видела по вас, но не верила!

— Авось не пропадем, — утешил ее Таргитай.

— Опять это странное «авось», — пробормотала она озадаченно. — Как все-таки помогает это заклинание?

Мрак уже мчался как лесной лось, не оглядывался. Шаг был длинным, скользящим над землей. Таргитаю иной раз казалось, что под грузным оборотнем не гнутся даже травинки, несется как перепел над самой землей. Секира и лук со стрелами словно влипли в спину, не ерзают, а тут чертов Меч уже растер лопатки, отбил зад, а когда прыгаешь через рытвины, ухитряется колотить даже по ногам.

Бежали до полудня, но гора словно бы не приблизилась. Таргитай заподозрил, что тоже присела перевести дух, а то и заснула. Или развела костер и греет каменный зад, варит похлебку. Он сглотнул слюну, взмолился:

— Пора бы на обед!

— А кто больше всех верещал, что пойдем и собьем рога проклятым магам? — огрызнулся Мрак.

— Но мы ж уже идем…

— Выходит, половина работы сделана? — сказал саркастически Мрак. — Главное решиться! А потом можно и лечь отдохнуть.

Пристыженный Таргитай бежал молча, но стала отставать Лиска. Олег на бегу ухватил ее за локоть. Мрак с досадой остановился.

— Привал! Слабый народ траву топчет.

— Не все в мохнатой шкуре бегают, — огрызнулся Олег.

— Да уж, порхать как курица интереснее.

Он сам разжег костер, а трое лежали без сил, тяжело дыша, как караси на берегу. Мрак громко предположил, что они и есть не будут. Таргитай тут же задвигался, на пузе подполз к мешку.

После короткого отдыха, когда успели похлебать горячей воды, Мрак безжалостно погнал всех наперерез черной горе Мардуха. Лиска отставала снова, Олег тащил, ухватив за руку. Таргитай бежал с отсутствующими взглядом. Мрак часто поглядывал на гору, хмуро определил:

— Прет в сторону Славии… ежели здешнее солнце не врет, чему я тоже не очень верю. Здесь все брешут, как псы на морозе… Дальше двинется вовсе через земли неведомые… Шарахнется о твердь небесную, где та смыкается с краем земли, лишь рассыплется — хорошо бы! — либо, если Мардух не проспит, повернет обратно…

— А ежели сейчас не попадем, — предположил Олег, — так и будем мчаться вдогонку, высунув языки?.. Башня может ползти через ледяные пустыни. Ей нипочем, Мардуху тоже у печи терпимо, а нам?..

— Вот и неплохо, — крикнул Таргитай, по распаренному лицу уже катился градом пот. — А то жарковато…

— Хорошо бы через Лес, — крикнула Лиска сзади. — Деревья сомнет как траву, а зверей передавит. Я стрелы сберегу.

— И ты о еде? — удивился Мрак. — Возле Таргитая посидела! Волхв, как будем, ежели попрет через окиян-море? Мардуху в башне воды будет по… развилку, а нам?

Таргитай тяжело дышал, отмахнулся:

— Олег придумает, он у нас умный. Авось не пропадем. А что будем гнаться за башней по всему свету, так еще лучше! Разный народ повидаем, себя покажем. Только нельзя вперед забегать, а то задавит.

Он рассуждал серьезно, глубокомысленно, но Мрак почему-то сердито хрюкнул и дальше бежал молча, не поворачивая головы.

К вечеру гора была уже близко. Мрак на бегу поглядывал чаще обычного, чья-то холодная лапа держала за сердце, легонько сжимала, и Мрак страшился, что может сдавить намного сильнее.

Издали гора казалась темной, но сейчас была черная как ночь, как подпол, как могила. Оранжевое солнце обрушивалось почти отвесно, но умирало без следа. В светлом солнечном мире черная глыба выглядела вынырнувшей из подземного царства Ящера, от нее веяло леденящей сыростью.

— Не заметил бы, — процедил он сквозь зубы. — Швырнет в нас стоптанный сапог, с такой высоты вобьет в землю по ухи!

Олег несся так, что и молния отстала бы. Мраку бросил хмуро, без уверенности в голосе:

— Маги всегда при деле. Не таращатся в окна, как девки… или Таргитай.

Внезапно гора круто свернула, пошла к лесу. Мрак выругался в бессилии. Олег же уверил, что гора делает малый зигзаг — здесь недавно было болото. Сверху затянуло, уже наросли деревья, но под тяжестью может проломиться, а там бездна до подземного царства: упадет Ящеру на голову — гребешок помнет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать