Жанр: Альтернативная история » Юрий Волошин » Казаки-разбойники (страница 5)


Яцко с Терешко скривили рты в сожалеющую гримасу, качнули головами в знак согласия. Несколько взмахов саблями, всхлипы, стоны вперемешку с тихими воплями — и всё было кончено. Все шестеро поляков уже плавали в лужах крови.

— Уходим, товарищи, — бросил хрипло Терешко. — Поспешим.

— Жратвы захватить бы, — предложил Яцко. — Яким, ты всё тут знаешь. Займись этим с Омельком.

Казаки ушли, а остальные похватали закуску и торопливо жевали.

— Брось горилку! — прикрикнул Терешко, увидев, как Яким Рядно тянет келих ко рту. — Не искушай судьбу! Так нас быстрей узнают. Поостерегись пока.

Тот тяжко вздохнул, но согласился.

Собрали всё оружие, распихали по кушакам, сняли с убитых кольца и, дождавшись Омелько с Якимом, тронулись в путь, к табору.

— Смотрите, хлопцы, держите языки за зубами, — предупредил всех Терешко. — И Макею ничего не говорите. Оружие тут же спрятать в мажарах. Яким Штаны, ты не высовывайся. Придется тебе идти с нами. Оставаться здесь опасно.

— Спасибо, пан казак! Я охотно!

— Дня два не показывайся из схоронки в мажаре. И не вздумай шутить с таким делом. Голову оторвут.

— А где мне прятаться, пан казак?

— В моей мажаре, — решительно ответил Терешко и добавил: — Ко мне Макей не станет приглядываться.


Стан казаков уже спал. Караульные узнали своих и пропустили, стараясь не рассматривать их, полагая, что те возвращаются из деревни, где искали приключений с бабами.

Яким Штаны забрался в мажару, где с помощью Терешко устроил между кладью лежбище, укрытое от постороннего взгляда.

Утром Макей придирчиво осмотрел мажары, прошелся вдоль их ряда. В глазах угадывалось любопытство, но он ничего не спросил, будто ничего и не произошло вечером. И возчики хранили мудрое молчание, лишь Лука иногда сверкал гордо глазами. Теперь у него было свое оружие, у панов взятое.

Прошло дней шесть. При сопровождении польских и австрийских офицеров обоз с боевыми сотнями казаков пересек границу и углубился в Неметчину.

К этому времени Яким Штаны уже шествовал рядом с мажарами на правах, которые ему никто не давал. Макей молча сопел, когда тот подсаживался к их костру и тянулся ложкой к общему котлу. Но перечить не осмеливался, понимая, что и сам молчаливым согласием способствовал недозволенному.

Сотник почти не тревожил обозников, предоставив все десятникам и своему помощнику, пану Свищнику. Тот больше заботился о сбыте обозного продовольствия на сторону, но делал это помаленьку и с оглядкой. Поэтому старался не портить отношения с обозниками.


Обоз тащился по землям, всхолмленным и цветущим, деревни сильно отличались от украинских, хотя было и много общего. Попадались каменные замки, их вид возбуждал удивление и почтение. Удивлялись — как можно штурмовать их, такие высокие и грозные.

— Народ здесь поопрятнее живет, — заметил Лука возле костра, где булькал пшенный кулеш с салом.

— Один хрен! — с недовольством буркнул Макей. — Разве что тут нет крепаков, а поборами так давят, что бедному крестьянину и продохнуть невозможно.

— Война, Макей. Немец уже сколько лет бьется с соседями и шведом. — Рядно многозначительно оглядел товарищей. — Слыхал, нас отправят в какой-то табор и начнут обучать, как воевать в Европе.

— Чево! — воскликнул Терешко недовольно. — Наших казаков обучать? Ты спятил, Яким? Хотя мне это даже нравится. Всё подальше от войны, а талеры идут.

— Шесть монет, да и то не всем!.. Разве это гроши за такую работу! — воскликнул с возмущением Лука. — Вон офицеры и старшины гребут лопатой! А отдуваться нам.

— Такова наша доля, хлопче, — философски отозвался Макей,

— Это уж точно, — вздохнул Яцко и зачерпнул из котла каши попробовать готовность. Подул в ложку, пожевал. — Кажись, готово, казаки.

— Наша серома да нетяги завсегда первыми ложками кровушку хлебают, — не унимался Лука. — А старшина мошну набивает и нас, дураков, кабалит.

— Умолкни, сынку! — незлобиво прикрикнул Макей. — Так Господом заведено. И не нам то исправлять. Пан завсегда найдется на людскую шею.

— То Макей верно молвил, — отозвался Омелько и предложил: — Не пора ли за кулеш приняться? Поди, остыл небось.

Обоз с полками казаков втянулся в поросшие лесом горы Силезии. Редкие деревни ютились в широких долинах, а на вершинах холмов иногда возникали, упираясь в небо островерхими крышами башен, красивые замки местных вельмож и графов.

— Похоже на наши Карпаты, — молвил Рядно, оглядывая невысокие горы. — Я в тех краях бывал.

— Эй, казаки! — Это подскакал к обозникам Степанко и озорно оглядел подводы. — Скоро конец дороги! Завтра-послезавтра приедем!

— И где остановимся? — спросил Лука.

— А хрен его знает! Возле какого-то большого селища или городка. Несколько месяцев, слыхал, проживем тут.

— Ну и ладно, Степанко! — Терешко довольно перекрестился. — Хоть отдохнем в этих благодатных местах! А война от нас не уйдет.


И действительно — два дня пути, и обоз остановился в долине, на дне которой весело звенел широкий ручей с каменистым дном, усеянным обкатанной галькой.

Уже через день под руководством немецких офицеров начались учения. Казаки ворчали, но приходилось подчиняться. Никто не понимал чужой речи, и это в значительной степени тормозило обучение. К тому же казаки и нарочно притворялись непонятливыми.

В трех верстах начиналось большое село, куда по воскресеньям отпускали некоторых казаков небольшими группами развеяться от постоянных учений и грубых

окриков и ругани офицеров.

На смотр приехал пан полковник Носович с помощником Тарским. Они долго совещались с представителем имперских войск, и казаки вскоре узнали, что к зиме им предстоит выехать в места боевых действий против шведов и баварских немцев.

— Тут сам черт не разберется с этими немцами! — волновался Степанко. — Одни — католики, желают погибели другим немцам — протестантам, а что это такое, никто пояснить не может! Тьфу, проклятье!

— А у нас разве не так, Степанко? — заметил Лука. — Униаты, католики и мы, православные. Со стороны и нас трудно разобрать.

— Это ты, хлопче, как в точку попал, — ответил бодро Степан. — Ну я поскакал! Бывайте, товарищи!

Не прошло и недели, как полки казаков получили приказ сняться с места и в походных колоннах выступить на северо-запад, где уже сколько лет гремели бои.

Продвигались медленно, с остановками и длительными дневками. Незаметно потянулись места, тронутые войной. Стали попадаться покореженные деревни с потоптанными полями и сожженными избами. Людей было мало, и выглядели они не так опрятно, как раньше.

— Да, эти места не то что прежние, — заметил Макей после прохода одной из таких деревень. — Люди смотрят волком — их понять можно.

— Самое страшное бедствие для народа, дядько Макей, — ответил Омелько. — Вспомни, какие села у нас оставались после набега татар или карателей-ляхов. То же самое. Одни слезы и разорение. Когда Господь смилуется над простым людом и покончит с этими войнами?!

— Это точно, Омелько. Видимо, Богу до нас и дела нет. Идем за шесть монет на смерть, а кому достанутся наши денежки, коль ляжем в чужой земле?

— Ты уверен, что вы все свои талеры получите? Сомневаюсь, дядько Макей. Простым людям завсегда кто-то был должен. А всегда мы получали эти долги? То-то!

— И это точно, Омелько. Такая наша доля.

На одной из дневок Макей отправил шестерых казаков своего десятка поискать по деревням живности.

— Хоть телка какого захудалого приволоките, а то давно мясца в рот не клали. А впереди дела паршивые нас ждут. И долго не задерживайтесь.

Терешко взял Омелька, Якима Рядно, Луку, Яцка Качура и в последнюю минуту, с дозволения Макея, Якима Штаны. Все на обозных лошадях, вовсе не приспособленных для верховой езды, но всё же лучше, чем пешком.


Выехали под вечер. Был погожий день, лето в разгаре, ночь наступала медленно. Углубились в сторону от дороги в надежде отыскать в глубинке не тронутое войной село.

— Терешко, впереди по левую руку вижу село! — Это кричал Лука, ехавший шагах в полутораста впереди отряда.

— Будь впереди и следи, Яким! Мы поспешим, если что!

Через полчаса въезжали в небольшое село, раскинутое на пологом склоне долины в окружении поспевающих хлебов и огородов.

— Хорошо, что до темна наскочили на это село, — промолвил Терешко. Он был за старшего. — Без нужды не грабить. Сначала осмотримся и поглядим, что и как можно добыть. Деньги есть, Макей выделил для такого дела.

Их уже заметили, селяне явно забеспокоились. Девки и дети скрылись в хатах, мужики с вилами, топорами и косами ожидали настороженно.

Яцко Качур поприветствовал селян. Он лучше всех осваивал немецкую речь и уже знал с сотню слов и выражений.

Селяне с удивлением и испугом взирали на необычных людей. Их вид и одежда им казались страшными, не сулящими ничего хорошего. Лишь малая численность казаков немного успокаивала мужиков.

Казаки не спешивались, готовые применить оружие в случае необходимости. А Яцко силился разъяснить мужикам, что им надо.

В конце концов те поняли, закивали в знак согласия, загомонили.

— Кажись, договорился, — улыбнулся Яцко, повернувшись к своим. — Сторговал бычка за полтора талера. Добро?

— Попытай еще что-нибудь добыть, Яцко, — попросил Терешко.

Долгие переговоры закончились успехом. Но к этому времени темнота окутала долину, и казаки стали совещаться.

— До лагеря верст пятнадцать, — заметил Терешко. — Трудно будет добираться в темноте почти по бездорожью. Может, заночуем тут или отъедем на версту и раскинем лагерь?

— Что-то мне сдается, что лучше остаться в деревне, — предложил Лука. — Погода может испортиться. Дождем попахивает.

— Яцко, спроси деревенских, можно рассчитывать на ночлег тут? — Терешко озабоченно оглядел кривую улицу и людей, темневших неподалеку.

Тот долго говорил, жестикулировал и наконец повернулся к казакам:

— Они могут отвести нам вон тот сарай, что стоит у околицы. Там солома и крыша, хоть и прохудившаяся, но от небольшого дождя спасет.

— Тогда айда туда, казаки! — И Терешко развернул коня. — Будем сторожить по очереди, как бы чего не произошло ночью.

Недалеко от ворот сарая разожгли костер, повесили котелок с пшеном и тут заметили трех девок, скромно стоящих шагах в десяти, кутающихся в платки.

— Идите к нам, девчата! — Лука забыл, что те не поймут его, потом обратился к Яцко: — Позови их к огню, чего им торчать там.

Яцко с трудом добился понимания, и девки несмело присели на колоду, которую пододвинул к ним Яким Штаны.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать