Жанр: Современные Любовные Романы » Эмма Дарси » Королева подиума (страница 12)


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На столе, убранном после ужина, остались лишь большое блюдо с сырами, крекеры и нарезанные ломтиками тропические фрукты. Кейт ушла в свою комнату, чтобы посмотреть любимую телепередачу. Слуги были отпущены до утра. Адам и Розали остались наконец одни. Потягивая токай из маленьких рюмок, они наслаждались целительным спокойствием теплого вечера.

На небе светила полная луна в окружении россыпей ярких звезд, с моря доносился шум прибоя, в воздухе витал дурманящий аромат тропических цветов, вкусный ужин, изысканное вино, абсолютное уединение… Что может быть романтичнее? Розали чувствовала, как поддается гипнозу примитивного великолепия природы в сочетании с утонченной роскошью, как уходят страхи перед предстоящим. Наверняка именно на это и рассчитывал столь опытный искуситель, как Адам Кэйзелл.

Он выглядел безумно сексуальным в белой рубашке из тончайшего хлопка навыпуск, застегнутой всего на две нижние пуговицы, что подчеркивало ширину его мускулистых плеч и груди. Просторные белые брюки, низко сидящие на узких бедрах, наводили на греховные мысли… Один рывок вниз, расстегнуть две пуговицы и… У Розали пересохло во рту, когда она представила его полностью обнаженным.

— Вы часто приезжаете сюда, Адам? — спросила она.

Он пожал плечами.

— Как только почувствую необходимость вырваться из круговерти дел. Идеальное место, чтобы расслабиться и сбросить груз забот, не находите?

— Это ваш любимый дом?

Ответу предшествовала чуть насмешливая улыбка.

— Он соответствует своему предназначению. Другие дома имеют свои преимущества. Я по природе своей путешественник. Как и вы, Розали. — Его взгляд впился в ее лицо, как бы призывая признать их сходство, давая понять, что между ними существует не только физическое притяжение.

Это ничего не значит, быстро напомнила себе Розали.

— Я путешествую не ради удовольствия, Адам.

— Я знаю, — неожиданно мягко ответил он. — Что вы делали в Таиланде?

Розали непроизвольно нахмурилась. Как много он знает о ней? О ее благотворительной деятельности? Впрочем, он сам видел ее с детьми-сиротами в Пномпене. Ничего плохого не случится, если она ответит ему.

— Вы сами сказали Кейт, что недавно были в Таиланде, — напомнил он.

— Я ездила к своему брату Джозефу. Он заведует сиротским приютом в Бангкоке. Джозеф сам был сиротой, прежде чем его усыновили наши родители.

— Значит, Джозеф из Таиланда, Цун Ши — из Китая, Рибел — англичанка, Закари Ли — американец, а остальные? Рибел говорила, что вас в семье четырнадцать.

Его любопытство было вполне естественным, тем более он уже был лично знаком с некоторыми членами ее семьи, но Розали прекрасно понимала, что главный его интерес — кто она, откуда. Ей не хотелось рассказывать лично о себе, но своей семьей она гордилась, гордилась своими родителями, давшими четырнадцати детям шанс в жизни, показавшими, какие прекрасные результаты могут дать любовь и забота.

— Тиффани Макана — с Фиджи. Тиффани была единственной из нас, кого удочерили младенцем. Ее оставили на ступенях церкви. Кэрол Тай удочерили самой старшей, когда у нее уже был собственный ребенок, сын Алан. Она из Вьетнама. Сюзен Гриффит — из Канады. Том — коренной австралиец, абориген. Все они и Закари Ли осели в Австралии.

— Я насчитал девять, — заметил Адам.

— Мухаммед и Лия — из Индии. Они вернулись на родину, работают в Калькутте. Мухаммед — доктор, Лия — медсестра. Шасти — из Эфиопии. Она сейчас в Африке, работает в ЮНИСЕФ, Фонде ООН помощи детям. Ким — из Кореи, сейчас он в Гонконге.

— А вы?

— Меня привезли с Филиппин.

— Но вы не коренная жительница Филиппин, — с уверенностью заметил он.

— Я родилась там. Моя мама была наполовину филиппинкой, наполовину американкой.

— А отец?

— Я ничего о нем не знаю, кроме того, что он служил на американской военной базе в Маниле. И что он был высоким.

— Вы его помните?

— Нет.

— А по фотографиям?

— Мои родители не были женаты, Адам, — сухо сказала Розали, желая прекратить этот разговор. — Моя мать была незаконнорожденная, каковой стала и я. У нее не было семьи, которая могла бы взять меня на воспитание после ее смерти.

— Сколько вам было, когда она умерла?

— Семь.

— Вы стали сиротой?

— На Филиппинах много бездомных детей. Я бы не хотела говорить об этом периоде моей жизни. Расскажите лучше о своей семье, Адам.

— Моя семья — это Кейт. Мои родители умерли. Я был единственным ребенком. Полагаю, мое происхождение можно считать привилегированным, если подразумевать под этим, что у меня было все, что можно пожелать, и я учился в лучших школах. — Его губы скривились в насмешливой улыбке. — Мои родители гордились мной, но на расстоянии. Я был эдаким кукушонком в собственной семье, и они попросту не знали, что со мной делать.

То есть вы всегда шли по жизни своим путем, — задумчиво заметила Розали, вспомнив, что еще при первой встрече в Дэвенпорт-Холле она почувствовала его внутреннее одиночество.

— В жизни мне посчастливилось встретить много хороших людей. Так же, как и вам посчастливилось встретить Джеймсов. — Он поймал ее взгляд и удерживал его несколько долгих секунд. — Но, безусловно, главным был внутренний стимул. Нет предела тому, к чему можно стремиться в этой жизни. Согласны, Розали?

Сердце Розали встревоженно заколотилось в груди. Этот мужчина слишком приблизился к ней, но это была не сексуальная

близость, к которой она себя готовила. Пора вернуться к тому, чего они оба хотели и ждали друг от друга.

— Не могу не согласиться с вами. В моей работе с детьми, к сожалению, всегда найдутся те, кому нужна помощь. Но вы, Адам, могли бы давно почивать на лаврах. Что последует за международными авиалиниями? — Розали поднялась со стула и подошла к перилам веранды, вдыхая полной грудью густой тропический воздух. — Вы могли бы просто наслаждаться всем этим.

— Я и наслаждаюсь. Но ничегонеделание очень скоро наскучило бы мне. — Он тоже поднялся со своего стула и подошел к ней. — Есть много мест на земле, где я еще не был, много дел, которые не перепробовал. Розали, вы думали когда-нибудь о том, чтобы осесть на одном месте и пустить корни?

— Мы говорили о вас, Адам, — поспешно запротестовала она.

А я говорил о том, как много у нас общего. И не важно, сколько мест на свете, где мы оставляем наши чемоданы. Настоящая наша жизнь — внутри нас самих. И у вас, Розали, и у меня.

— Я думаю, это свойственно всем людям, — заметила она, чувствуя, как он оплетает ее своими сетями, настойчиво объединяя их в нечто единое.

— Многие люди привязаны к тем или иным вещам: к стране, дому, семье… Они становятся смыслом их существования, корнями…

Он стоял очень близко, и каждый нерв в теле Розали вибрировал от такой близости. Скоро он дотронется до нее. Неискушенная, она понимала, что это случится в любую секунду. И это была основная причина, зачем он пригласил ее сюда. А все эти разговоры… Ни к чему они.

Адам взял ее руку в свою теплую и большую ладонь.

— Прогуляемся?

Он зовет ее прогуляться?

— Я ожидала от вас не этого, — выпалила она, идя рядом с ним по дорожке, ведущей к пляжу.

— А что плохого в обычной дружеской прогулке? — с веселой насмешкой спросил он.

— Мы не… друзья. — Розали не смогла скрыть дрожь возбуждения в своем голосе, слишком остро ощущая их физический контакт. Даже при своей неопытности она весь ужин чувствовала мощнейшие сексуальные токи, пробегавшие между ними за обедом. — Только не говорите, что вы жаждете моей… дружбы, Адам.

— Любовники тоже могут быть друзьями, Розали. Особенно, когда между ними много общего.

— Вы дружите со всеми своими бывшими любовницами?

— Ни одна из них не была похожа на вас.

— Перестаньте! — досадливо отмахнулась Розали. — На этот крючок я не попадусь. Наверняка вы говорите это каждой вашей новой подруге. Впрочем, в этом нет особой лжи — все люди действительно разные. Только не ждите, что я поверю, что вы считаете меня какой-то особенной.

— Вам не позволяет поверить в мою искренность моя репутация плейбоя? Что ж, не верьте, но это не изменит моего отношения к вам. В моем «послужном списке» на самом деле не было женщины, похожей на вас.

— Браво! — Розали захлопала в ладоши, чтобы скрыть нарастающее нетерпение.

— Почему вы так решительно отвергаете это? С трудом сдерживая волнение, она прямо ответила:

— Потому что это ничего не меняет, Адам. Я не хочу, чтобы вы связывали меня с собой ни в каком смысле. — Розали резко остановилась, упрямо отказываясь быть ведомой по пути, по которому она идти не готова. — Это было ошибкой. Я хочу вернуться.

Прежде чем она сделала хотя бы шаг, Адам развернулся к ней лицом, положил ее руку, которую он удерживал в своей ладони, себе на плечо и обнял ее, уверенно привлекая к себе.

— Ты думаешь, что, занявшись со мной сексом, сможешь избавиться от остальных чувств? — хрипло спросил он с опасным блеском в глазах. — Надеешься сжечь их в коротком бурном слиянии? Ты за этим приехала?

Разум подсказывал ей ответить «да», но сердце пребывало в беспомощном смятении. Жар его большого тела перетекал в ее тело, она остро чувствовала мощь и напряженность его широких плеч, живота, бедер, а сердце-предатель уговаривало капитулировать. Розали больше не могла думать — волна неведомых ей доселе чувств и ощущений захлестнула ее с головой.

— Ты даже не представляешь себе, насколько ошибаешься, думая, что мне нужен от тебя только секс, — неистово продолжал убеждать ее Адам, в пылу спора незаметно для них обоих перейдя на «ты». — Ну что ж, давай сделаем это, и ты убедишься, что меня будет не так-то просто забыть.

Розали могла только молча взирать на него, слишком потрясенная, чтобы хоть что-нибудь ответить. Адам поднял руку и нежно погладил ее по щеке, большим пальцем провел по подбородку, губам. Взгляд серебристых глаз был таким пронзительным, будто хотел проникнуть в самую ее душу, открыть все ее тайники. Дрожь сотрясла все тело Розали, когда его губы коснулись ее губ.

Он действительно может проникнуть в мою душу и узнать все мои секреты, успела испугаться она. Я больше не принадлежу себе, но отступать слишком поздно — пути назад нет.

Страстная атака его губ была стремительной, но нежной. Слишком потрясенная, чтобы противостоять, она могла лишь уступить его натиску. Приникнув к нему всем телом, обвив его шею руками и разомкнув губы, Розали с восторгом приветствовала его яростное вторжение.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать