Жанр: Современные Любовные Романы » Эмма Дарси » Королева подиума (страница 14)


Ей никогда не забыть ни этот миг превращения в женщину, ни мужчину, подарившего ей это счастье.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Адам не хотел ни о чем думать. Он хотел только обнимать Розали, чувствовать ее — вдыхать теплый мускусный аромат ее тела, ощущать шелковистую гладкость кожи, видеть, как поднимается и опускается ее грудь, прижатая к его груди, слышать ее легкое, постепенно успокаивающееся дыхание.

Но от мыслей некуда было деться. Почему именно ему она доверила свою невинность? Что это вообще значит для нее? Решила ли она, что просто время пришло, а он показался ей подходящей кандидатурой — опытный мужчина, которому не нужны никакие узы?

То, что Розали говорила, ее поведение — все свидетельствовало о том, что она рассчитывает на короткую, ни к чему не обязывающую связь. Или это просто защитная тактика, чтобы ее не обидели и не причинили боли? Может быть, она боится собственных чувств? Боится помимо воли привязаться к нему? Но разве она не понимает, что некоторые чувства слишком сильны, чтобы можно было дать им логическое объяснение и взять их под контроль трезвого рассудка? Интересно, что она чувствует сейчас? В ее первый раз?

Господи, а ведь он даже не спросил…

— Розали, ты в порядке? — заботливо спросил он, надеясь, что неизбежная боль не была слишком сильной. Да, она сама настаивала, даже подталкивала его, но что ею двигало — желание или просто решимость пройти этот путь до конца? Перевесило ли удовольствие боль или наоборот? В том, что она испытала оргазм, Адам не сомневался, но все-таки… Вопросы, вопросы…

Исполненный решимости получить ответы хотя бы на некоторые из них, Адам посмотрел в лицо Розали.

— Почему ты не сказала мне, что для тебя это впервые?

Она вздохнула и покачала головой, отрицая то ли сам этот факт, то ли его значимость.

— Розали? — Адам нежно погладил ее по щеке. — Я ведь не дурак и не юнец.

Она глубоко вздохнула и как бы нехотя признала:

— Я просто не хотела, чтобы это как-то повлияло на… на то, что случилось. Я хотела, чтобы ты вел себя со мной так же, как ведешь себя с любой другой своей женщиной.

— Ты не любая.

Губы Розали искривила насмешливая улыбка.

— Как говорится, ночью все кошки серы.

— Только для тех, кто не разбирается в… кошках.

— Но ведь, по сути, всегда происходит одно и то же, разве нет?

— Нет. С разными людьми все по-разному. Во многом это зависит от того, что ты чувствуешь к каждому человеку, к женщине. Ведь почему-то ты выбрала меня, а не кого-то другого для столь важного дела.

Рибел сказала… — слова давались ей с трудом, — Рибел сказала, что с тобой я буду в безопасности.

— В безопасности? — Ответ был настолько неожиданным, что Адам на миг растерялся, но каким-то шестым чувством понял, что в этом слове таится разгадка поведения Розали. Он решил, что обязательно подумает об этом, как и о том, что Розали обсуждала свое решение с сестрой, но потом… — Я не сделал тебе больно, Розали? — мягко спросил он, чувствуя бесконечную нежность к женщине в его объятиях.

— Нет. Это было… — лицо Розали осветилось восторженной улыбкой, — потрясающе, Адам.

То, как она произнесла его имя, вызвало у него трепетную дрожь. Будто она призналась в том, что считает его особенным. Своим первым возлюбленным. Своим единственным возлюбленным, поклялся себе Адам.

— Спасибо тебе, — прошептала она и погладила его по щеке. — Это было намного лучше, чем я себе представляла.

Ничего-то ты еще не знаешь, с нежностью подумал Адам. Ты даже не представляешь, насколько лучше нам будет уже очень скоро. Но сначала нужно смыть кровь, этот символ ее неопытности, а затем долго ласкать, чтобы заставить захотеть его снова. И снова.

Адам поднялся на ноги и протянул руку Розали.

— Давай спустимся к морю, — сказал он, обнимая ее за талию. Он понимал, что очень скоро настроение Розали изменится, она снова заползет в свою раковину, и решил воспользоваться любой возможностью, чтобы привязать ее к себе, заставить раскрыться.


Розали не могла поверить, что это она… Полностью обнаженная, она идет по пляжу, обнявшись с таким же обнаженным мужчиной. В этом был какой-то вызов, пьянящая свобода, будто бы мир вокруг перестал существовать и они были единственными людьми на Земле. Как Адам и Ева. Розали тихонько засмеялась собственному невольному каламбуру. Интересно, райские кущи выглядят так же?

Розали посмотрела на звезды, чувствуя теплый мелкий песок под ногами и легкий ветерок, обдувающий ее обнаженное тело, вдохнула солоноватый морской воздух, к которому примешивался аромат экзотических цветов, и подумала: она только что перевернула страницу своей жизни и перед ней чистый белый лист. Только кем и что будет написано на нем?

Ночь моего рождения как женщины, с восторгом подумала она и посмотрела на идущего рядом мужчину. Интересно, он до мелочей продумал всю сцену соблазнения, зная, как магически подействует на нее окружающее великолепие, или это был экспромт?

— Что? — среагировал Адам на ее взгляд.

— Это сказка? Мираж?

Нет, это реальность. — Она знала, что он прекрасно понял, что она имеет в виду, и в который раз удивилась остроте его ума и проницательности. — Всё вокруг: мы… ты… я… Это реальность, Розали. — В темноте ночи на смуглом лице его улыбка казалась особенно белозубой. — Почему бы нам просто не наслаждаться моментом?

Как это заманчиво звучит — наслаждаться моментом. Они подошли к кромке воды, на которую

лениво накатывали совсем маленькие волны, омывая их ноги, но дальше, за рифом, надежно оберегающим бухту, море было вовсе не так спокойно. Адам крепче прижал ее к себе, и они стали медленно заходить в воду.

Зрение, слух, обоняние, осязание… Как легко, оказывается, поддаться окружающему волшебству, попасть под влияние эмоций, уйти от действительности, быть просто женщиной рядом с мужчиной и наслаждаться моментом — волшебным, неповторимым моментом, — не думая ни о прошлом, ни о будущем.

Розали почувствовала, как ласковая теплая вода омывает ее бедра, смывая с них следы недавней близости, и инстинктивно коснулась их рукой.

— Больно? — встревоженно спросил Адам, от которого не укрылся этот жест.

Не привыкшая к таким разговорам, Розали все же смогла преодолеть застенчивость и улыбнулась.

— Адам, я уже сказала, что это было потрясающе. Я даже не представляла, что можно делать такие вещи, какие делал ты.

Адам усмехнулся не без самодовольства, испытывая облегчение оттого, что она помнит о наслаждении, которое он смог ей доставить.

— Есть еще очень много вещей, которые я хотел бы сделать с тобой, — с греховной улыбкой произнес он.

— Я хочу поплавать. — Мгновенно насторожившись, Розали поспешила выскользнуть из-под его руки. Она почувствовала, что ловушка готова захлопнуться — Адам не отпустит ее.

— Хорошо, давай поплаваем вместе.

Это было совсем не то, на что она рассчитывала — ей требовалась передышка, возможность хоть на несколько минут остаться одной. Близость, которую они пережили, — это одно, лишение ее свободы — совсем другое.

Когда вода дошла им до пояса, они почти одновременно оттолкнулись и поплыли к центру бухты. Адам легко взял ее темп и плыл рядом. Плыть нагой в теплом ночном море — это было очень волнующе и возбуждающе. И тоже впервые. Еще один незабываемый опыт в ее копилку. Она никогда раньше не испытывала чувства такой полной свободы — от условностей и ограничений, от работы, от необходимости непрестанно контролировать себя.

Розали даже хихикнула, представив, в какой ужас привели бы ее волосы, похожие сейчас на морские водоросли, дизайнеров, стилистов и фотографов с их требовательным представлением о прекрасном.

— Что тебя так развеселило?

Адам плыл на боку, чтобы иметь возможность видеть ее и заметить, если вдруг она устанет. Розали стало любопытно, какой он видит ее.

— Сейчас я совсем не похожа на ту женщину, которую ты видел в «Метрополитен-Опера», да, Адам? — спросила она провокационно.

В ответ он усмехнулся.

— Ты мне больше нравишься без своих доспехов.

Розали повернула голову, чтобы увидеть выражение его лица.

— Более… доступная?

— Я бы сказал, досягаемая.

Неожиданно он взял ее руки, завел их себе за шею, затем резко оттолкнулся и медленно, без видимых усилий поплыл на спине к берегу. Розали оказалась лежащей на нем сверху, чувствуя себя пассажиром.

— Нет необходимости брать меня на буксир, — на всякий случай воспротивилась она, но больше для порядка. Она с удовольствием принимала заботу Адама, восхищаясь его силой и непоколебимой уверенностью в этой силе.

— Я хочу, чтобы ты чувствовала себя в безопасности, — ответил он, продолжая рассекать воду.

В безопасности…

Да, физически она чувствовала себя с ним в полной безопасности. Страха перед физической близостью больше не было, потому что Адаму удалось показать ей, как прекрасна может быть эта близость, если делить ее с подходящим мужчиной, знающим, как доставить удовольствие, а не… Разум Розали немедленно блокировал страшные воспоминания детства о том, каким кошмаром может быть эта близость.

Еще Закари Ли говорил ей о том, что пережитое ею — не норма жизни, а страшный кошмар, что настоящие отношения между мужчиной и женщиной совсем другие, но только этой ночью, в объятиях Адама она преодолела свой страх и поверила наконец словам и Закари, и Рибел… И все же ей было странно ощущать под своим обнаженным телом ритмичные движения большого и сильного обнаженного мужского тела, соприкасаться с ним животом, грудью, ногами… Странно, но не страшно. Более того, это было очень приятно и возбуждающе.

Адам остановился.

— Здесь уже можно стоять, — сказал он, принимая вертикальное положение. Продолжая обнимать его за шею, Розали попыталась нащупать дно и чуть не ушла под воду с головой. Видно, Адам не рассчитал, что он намного выше ее. Она инстинктивно крепче прижалась к нему — то ли ища поддержки, то ли не желая отпускать.

— В Пномпене тебя называют ангелом. В Нью-Йорке ты была королевой, а сейчас ты сирена, выпорхнувшая из морских глубин.

— Чтобы увлекать в них доверчивых мужчин?

— Поцелуй меня, сирена, и будь что будет.

Розали в замешательстве смотрела на его губы, которые были так близко, и думала о том, что никогда никого не целовала, кроме разве что дежурного приветственного «чмоканья» или благодарственного поцелуя в щеку. Адам чуть наклонил голову, взглядом подстрекая ее решиться на этот эксперимент.

— Готов рискнуть? — спросила она, решив быть равной в этой любовной игре.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать