Жанр: Современные Любовные Романы » Эмма Дарси » Королева подиума (страница 3)


ГЛАВА ВТОРАЯ

Итак, это Адам Кэйзелл… отец Кейт… Как правильно заметил ее племянник, он был таким же большим, как и Закари Ли, но было ли его сердце таким же большим, как у Закари? Судя по рассказам Кейт, отнюдь. У Розали сложилось впечатление, что девочка очень несчастна из-за ситуации в ее семье. Селеста же считала, что отец ее подруги просто потрясающий, но это было поверхностное впечатление тринадцатилетней девочки от бесспорно красивого и могущественного миллиардера.

Но Розали не могла не признать, что Адам Кэйзелл действительно производит впечатление. Под взглядом его серебристо-серых глаз ей стало тревожно и неуютно — она как будто почувствовала, что этот мужчина способен без труда сломать ту стену, которой она много лет назад окружила свое сердце. Она смотрела ему в глаза, не в силах отвести взгляд, и чувствовала, как слабеют ее колени.

Ее спас Хью, подведя к гостю своих сыновей.

— Это Джеффри и Малколм, — представил он.

Адам был вынужден сосредоточить внимание на мальчиках, и Розали хватило этого времени, чтобы взять себя в руки.

— А это Розали Джеймс, сестра Рибел.

Избежать рукопожатия было невозможно. Рука Розали утонула в его теплой сильной ладони — ей показалось, что одним этим прикосновением он выжег на ней свое клеймо.

Но она никогда и никому не будет принадлежать. Ни-ког-да!

— Сестра? — Теперь в его глазах плескалось удивление. Он перевел взгляд на Рибел, затем снова на Розали и нахмурился. — Не вижу никакого сходства.

— В семье Рибел все дети были приемными, мистер Кэйзелл, — пояснила Селеста. — И все разных национальностей: Рибел англичанка…

— А вы? — спросил он Розали, пронзив ее взглядом серых глаз, как кинжалом.

В ней немедленно сработал защитный инстинкт — не допускать ничего личного в отношениях с этим человеком, иначе она пропала.

— Предпочитаю, чтобы моя личная жизнь оставалась действительно личной, мистер Кэйзелл, — с достоинством ответила она, надеясь, что ее слова не прозвучали слишком резко.

— Адам, — поправил он.

Розали взглядом дала понять, что ей не по душе подобная фамильярность. Этот мужчина, дай ему палец, отхватит всю руку. Она перевела взгляд на свою не в меру разболтавшуюся племянницу.

— Селеста, давай дадим возможность Кейт поговорить с отцом, ведь она не видела его… Сколько ты не видела своего отца, Кейт?

Адам не сомневался, это был целенаправленный выпад, чтобы заронить в нем чувство вины. К счастью, своим ответом Кейт невольно разрядила обстановку.

— Папа проводит со мной почти все свое свободное время, когда оно у него появляется, — небрежно ответила девочка.

Адам рассмеялся и отпустил наконец руку Розали. Распахнув объятия, он воскликнул:

— Иди, я тебя обниму, моя дорогая!

Лицо девочки вспыхнуло от неподдельной радости. Она впорхнула в объятия отца, и он закружил ее вокруг себя.

— Пап, я уже не маленькая, — запротестовала Кейт, но было заметно, что она очень рада такому открытому проявлению его любви.

Он поставил ее на пол с преувеличенно унылым видом.

— Ох уж этот переходный возраст, — простонал он. — Ну почему все сразу становится таким сложным?

— Никуда не денешься — придется тебе смириться с тем, что я выросла.

— Похоже, именно этим мне придется заниматься все каникулы, — с покорным вздохом согласился Адам.

— Надеюсь, нескольких недель окажется достаточно, — подыграла Кейт.

Все рассмеялись.

— Итак, как вы провели эту неделю? — спросил Адам, вовлекая в разговор Селесту. — Может быть, мы присядем и вы расскажете, как проводят свободное время взрослые девушки вроде вас?

Селеста с радостью откликнулась на приглашение, а Розали не могла не подумать о том, что Адам Кэйзелл, бесспорно, наделен огромным природным обаянием. В большой компании, в присутствии наследного графа он все равно казался королем.

Розали намеренно заняла дальнее кресло чуть в стороне от остальных, чтобы иметь возможность наблюдать. Она чувствовала, что Адам заметил ее отчужденность и рано или поздно попытается преодолеть ее, но сейчас решила воспользоваться короткой передышкой.

Адам Кэйзелл производил впечатление энергичного, уверенного в себе, волевого и умного человека, безусловного лидера по натуре, что объясняло успех, которого он неизменно добивался во всем, за что бы ни брался. К тому же он был опасно привлекательным и обаятельным, но ни в коем случае не плейбоем — резкие черты его лица не позволяли назвать его классически красивым, но придавали его облику мужественность и притягательность. Такое лицо обычно нравится и мужчинам, и женщинам. Суровый облик смягчали слегка взлохмаченные темные волосы, делавшие его более доступным и по-мальчишески очаровательным.

Джеффри и Малколм уже явно прониклись к нему доверием. Совсем как к Закари Ли.

Это внезапное открытие не понравилось Розали и вернуло ей первоначальный воинственный настрой. Пусть Адам Кэйзелл так же высок и так же широкоплеч, как и ее Большой Брат, но на этом их сходство заканчивается: Закари из тех, кто отдает, а Адам — из тех, кто берет или даже отнимает.

Розали инстинктивно потерла руку, будто хотела стереть следы его прикосновения. Адам заметил ее жест, и она тут же прекратила, чтобы не дать ему повода думать, что он оставил на ней свою отметину.

Обычно Розали спокойно реагировала на любое проявление внимания к своей персоне, но внимание Адама было каким-то более… личным,

интимным, тревожащим. Она хотела избавиться от этого наваждения и в то же время…

Розали переключила свое внимание на Кейт. Ей очень понравилась эта девочка — яркая, умная, самобытная, обладающая совершенно недетской способностью очень точно оценивать людей и устанавливать с ними отношения. Но Розали не мог не обеспокоить налет цинизма, с каким Кейт говорила о некоторых вещах, которые, судя по всему, огорчали или разочаровывали ее. Для тринадцати лет она была покрыта слишком толстой броней, призванной оберегать ее от сердечной боли.

Что ж, привилегированное положение еще не является гарантией счастливого детства. Селесту, своими белокурыми волосами и голубыми глазами походившую на ангелочка, сам Хью раньше называл не иначе как «дурное семя» — ее исключали то из одной, то из другой школы за возмутительное поведение, пока в их семью не вошла Рибел. Она немедленно взялась за спасение осиротевшей племянницы Хью, и преуспела в этом.

Конечно, Розали не считала, что дочь Адама Кэйзелла требуется спасать. Обладая сильной волей, девочка сама могла постоять за себя. Видимо, характером она пошла в отца. Кроме характера, она унаследовала его темные, чуть вьющиеся волосы и некоторые черты лица — широкие брови и четко очерченный подбородок, но ее губы были мягче и полнее, а серый цвет глаз теплее. Она была высокой, но хрупкого сложения. Розали не сомневалась, что Кейт станет замечательной красавицей, когда вырастет и окончательно оформится.

Но сейчас ей требовались внимание и забота, потому что девочка явно чувствовала себя одинокой. У нее была мать, слишком увлеченная светской жизнью и озабоченная продвижением своего нового мужа на вершины политического Олимпа, чтобы уделять достаточно внимания дочери; отчим, которому, по существу, не было до нее дела, и отец, который периодически появлялся в ее жизни, как праздник, предлагая развлечения и горы мороженого, но так же быстро исчезал, не успев понять, что девочке нужны вовсе не сладости, а ощущение стабильности и защищенности. Ничего удивительного, что Кейт очень понравилось гостить в доме Селесты.

— Розали…

При звуке своего имени, произнесенного его голосом, она почувствовала, как сердце ускорило ритм. Серебристые глаза-пули смотрели на нее в упор, требуя внимания.

— Я просто только что вспомнил, где видел вас в последний раз, — с улыбкой произнес Адам.

Работа топ-модели давно сделала ее публичной персоной, поэтому она не увидела ничего странного или неожиданного в том, что их пути с Адамом Кэйзеллом могли пересечься. Скорее всего, он сопровождал какую-нибудь из своих любовниц на показе мод.

— На премьере «Принцессы Турандот» в «Метрополитен-Опера» в Нью-Йорке, — сказал он, немало удивив ее.

— Вы были там?! — восторженно воскликнула Рибел. — Значит, вы слышали, как пел Цун Ши?

Адам кивнул.

— У него потрясающий голос.

— Он наш брат, — с гордостью сообщила Рибел. — Мы все были на премьере. Вся семья. Это был незабываемый вечер, правда, Розали?

— Да.

Она не видела Адама Кэйзелла на премьере, и ей была неприятна мысль о том, что он наблюдал за ней, когда она этого не знала. С другой стороны, в тот вечер она, кроме всего прочего, работала — ей заплатили за то, чтобы она надела платье и колье в качестве рекламы.

Адам, сидевший на диване, подался чуть вперед, как огромный кот, готовый к прыжку.

— И сколько же вас в семье, Рибел?

Та рассмеялась.

— Четырнадцать. Четырнадцать детей плюс их мужья, жены и дети и наши замечательные родители. Мы заняли всю ложу в «Метрополитен-Опера», помнишь, дорогой? — обратилась она к мужу с улыбкой. Это был действительно незабываемый вечер, — ответил Хью.

Адам кивнул, соглашаясь.

— Жаль, что тогда мы не были знакомы. Должен признаться, я заметил только Розали. — Когда он обратил свой взгляд на нее, на его губах играла чуть ироничная улыбка. — От такой красоты просто невозможно было отвести взгляд.

В ответ на этот комплимент Розали лишь сухо улыбнулась.

— В тот вечер я, кроме всего прочего, работала.

— А рыжеволосый мужчина, сопровождавший вас?

— Это был Закари Ли, — ответила Рибел. — Наш Большой Брат.

В глазах Адама Розали заметила облегчение и удовлетворение. Похоже, он решил, что одним соперником меньше. Ей снова стало не по себе при мысли, что он не просто видел ее, а пытался понять, насколько близкие отношения связывают ее со спутником.

— Между всеми нами нет кровного родства, поэтому мы не похожи друг на друга, — заметила она.

— Дядя Зак — американец, — проинформировала Селеста.

— Мы все очень уважаем его и считаемся с его мнением, — быстро вмешалась Розали, не желавшая, чтобы словоохотливая Селеста начала перечислять всех остальных родственников. Требовалось немедленно сменить тему. — И часто вы ходите в оперу?

— Нет.

— Но это была премьера, — ответила Кейт за него, — а папины подружки ну о-о-оченъ любят всякие премьеры.

— Кэти, прекрати, — добродушно пожурил ее отец. — Я и тебя брал с собой на несколько. На «Гарри Поттера»…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать