Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » В полночный час (страница 10)


— Да нет же, посмотрите, в магазине толпа, вы все слишком заняты… — залепетала Джордан.

— «Слишком заняты» — такого понятия у нас нет. — Анна Мария решительно направилась в костюмный отдел. — Многие наряды уже расхватаны, но… праздник продолжается, ведь мы в Венеции!

— Шоу продолжается! — согласилась Линн.

— Кстати, если платье не будет сидеть как надо, Линн все исправит. Она у нас замечательная портниха.

— На все руки от скуки! — усмехнувшись, прокомментировала Линн.

— Уверена, я сама могла бы что-нибудь придумать, — снова принялась за свое Джордан.

— Нет, нет, — решительно оборвала ее Анна Мария. — Линн сочтет за счастье доставить удовольствие той, кто разделяет ее нелюбовь к графине. — Анна Мария сделала приглашающий жест, распахнув перед Джордан дверь. — Пойдем займемся делом.

Джордан не знала, правильно ли поступает, задерживаясь здесь. Быть может, ей следовало немедленно вернуться в отель, где ее ждут родственники, но перспектива продолжать перепалку с Джаредом совсем не выглядела радостной. В конце концов, Джордан имела право находиться среди тех, с кем чувствовала себя комфортно, среди людей, сочувствующих ее проблемам, но не считающих ее безнадежно безумной. Ей хорошо здесь, и от мысли, что у нее будет новый костюм, делалось еще приятнее.

Пожав плечами, следом за Линн и Анной Марией Джордан прошла в глубь помещения.

Джаред любил пользоваться венецианским общественным транспортом. Ему нравилось вместе с разноязыкой толпой, в которой мешались туристы и местные, плыть по каналам на вапоретто — водном трамвае, частые остановки которого давали возможность лишний раз увидеть Венецию в новом ракурсе. Джаред легко ориентировался в городе и любил его архитектуру.

Однако сегодня он воспользовался частной лодкой. По приезде во дворец его встречала компаньонка гра фини, высокая, тощая и костлявая как скелет женщина с седыми, отливающими сталью волосами и лошадиным лицом. Сегодня она даже не пыталась скрыть своего неодобрительного отношения к Джареду, хотя словесно никак его не выразила. Она, как всегда, торжественно молчала и сурово глядела из-под насупленных бровей.

Джареда провели в спальню графини, огромную, размером с целую квартиру. Декор спальни — от резьбы на громадной кровати под балдахином до рисунка на роскошных персидских коврах — был строго выдержан в стиле ренессанс. По обе стороны камина разместились два громадных кресла. Каминная полка была сделана из лучшего мрамора и украшена весьма детально выполненными усмехающимися горгульями. Создавалось впечатление, что парочка уродцев охраняла огнедышащий зев камина, весьма напоминавший ворота, ведущие прямиком в преисподнюю.

Графиня в элегантном белом шелковом пеньюаре полулежала на кушетке с малиновой атласной обивкой напротив камина и читала утреннюю газету. Она принадлежала к той редкой категории женщин, которые просыпаются не менее красивыми, чем засыпают. Идеально ясные глаза, которые не знали, что такое мешки, гладкая кожа… длинные и блестящие волосы ее выглядели так, будто всю ночь их расчесывали щеткой. Графиня смотрела на Джареда с холодной яростью. Но тот, кто мог бы подумать, что она способна дать волю своему гневу, совсем не знал ее.

— Графиня, — заикаясь, начал Джаред.

— Я сделала для тебя все, — перебила она с нехорошей улыбочкой. — Все. А ты не мог удержать глупую девчонку во время бала при себе?

— Я не знаю, как она забрела…

— Возмутительно.

Графиня не предложила ему присесть. Джаред постоял минуту-другую, неловко переминаясь, затем неуверенно приблизился к кушетке, на которой вальяжно расположилось невозможно совершенное тело графини. Она посмотрела ему в глаза, и он опустился перед ней на колено и униженно склонил голову. Мельком он подумал о том, что ведет себя так, как, должно быть, мог вести себя какой-то сикофант в Древних Афинах, но отчего-то в ее комнате такое поведение казалось уместным. В графине было нечто такое, что заставляло людей относиться к ней с униженной почтительностью. Она не просто ждала от них подобного поведения, она его требовала.

— Я прошу прощения, — пролепетал Джаред. — Покорнейше прошу.

Она швырнула ему местную газету, ту, что читала, когда он вошел. Первая страница. Репортер кое о чем пронюхал, но деталей не знал, и поэтому обрисовал все лишь в общих чертах, представив графиню в гораздо более выгодном свете, чем се гостью, устроившую много шума из ничего. Ситуация, в которой упоминалось имя графини, а Джордан фигурировала как «молодая наивная американская туристка», преподносилась журналистом с большой долей юмора.

— Мне так жаль, — вздохнул Джаред.

— Ты позаботишься о том, чтобы она прекратила разносить свои бредни, — приказала графиня.

— Я поговорил с ней очень жестко. Графиня рассмеялась.

— Ты поговорил с ней жестко. — Пронзительный, резкий, жуткий смех графини вызвал у Джареда мурашки, которые поползли по спине. — Мой дорогой, ты способен говорить жестко? Ну ладно, посмотрим. Если мне придется брать дело в свои руки…

— Я способен повлиять на Джордан.

— Молись, чтобы так произошло. ~ Вы велели мне привести ее сюда!

— Но я ожидала, что ты сможешь держать ее в руках! Джаред по-прежнему стоял на одном колене с опущенной головой.

— Ты приехал сюда, ты живешь припеваючи… у тебя все есть лишь благодаря мне.

Он кивнул, проглотив

вставший в горле комок вместе с мужской гордостью.

— Ты разжалован в рядовые.

— Я… Я вас сейчас покину.

Она прикоснулась к его волосам. Чуть-чуть поворошила их, словно легкий прохладный ветер налетел. Или нет, как будто рядом прошуршала змея. Неприятно… и в то же время странно волнующе.

— Нет, — выдержала она паузу. — Ты можешь остаться. Ты можешь остаться, потому что мне скучно сегодня. Я позволю тебе… выпить со мной чаю. Ты бы этого хотел, не так ли?

Он осмелился поднять глаза и встретиться с ней взглядом.

— Я готов умереть за то, чтобы выпить с вами чаю, графиня, — произнес он.

Наконец она улыбнулась, небрежно подернув плечом.

— Да, ты бы умер, не так ли?

Графиня поднялась. Быстротечный шелест, сияющая волна переливчатого шелка, и вот она встала перед камином во всем своем ослепительном совершенстве.

— Да, мой дорогой мальчик. Для меня ты бы умер.

— Видите? Вот так это надо носить! — Рафаэль Гамби надел набекрень расшитый бусинами колпак. И сразу стало понятно, что колпак — вещь красивая и стильная.

Рафаэль прогнул спину дугой, сделал губы бантиком, указательным и большим пальцами коснулся подбородка. Вычурная, но весьма соблазнительная поза. Джордан от души рассмеялась. Рафаэль был настоящим художником, не только по ремеслу, но и по жизни. Ужимки Рафаэля заставили Джордан забыть и о графине, и о ее дурацком шоу. Рафаэль потрясал своей увлеченностью. Исторический костюм стал его жизнью. Он знал все про покрой и ткани, разбирался в тонкостях стиля каждой эпохи. Перед тем как примерить костюм, шляпу или маску, он объяснял Джордан, как они носятся, когда их носили и с кого тогда брали пример заправские модники. Примерив шутовской колпак, Рафаэль поощряемый искренним смехом Джордан, схватил с полки маску и, кокетливо прикрыв ею глаза, принялся танцевать вокруг Джордан, выделывая пируэты.

— На вас смотрится чудесно. Но не уверена, что будет так же красиво выглядеть на мне, — с сожалением сказала Джордан.

Рафаэль просто душка. Не слишком высокий, но отчаянно голубоглазый и озорной, он настоящая находка для бизнеса, ибо от него с пустыми руками не уходил ни один клиент. Надо сказать, что в магазине каждый имел свою специализацию, и в отделе карнавальных костюмов сегодня было особенно людно. Когда Анна Мария попросила его найти для Джордан идеальный костюм, Рафаэль ни вздохом, ни жестом, ни даже взглядом не дал понять, что недоволен еще одним поручением, ведь у него и так работы через край. Напротив, он отнесся к поручению со всей серьезностью. Окинув Джордан быстрым наметанным взглядом и мгновенно определив ее размер, он перебросился с Анной Марией парой быстрых фраз на итальянском, после чего, с невероятной скоростью проглядев целую стойку нарядов, отобрал для Джордан костюмы. Их оказалось столько, что все они едва помешались в примерочной. Джордан примерила футуристический костюм из винила — произведение известного английского дизайнера — и вошла во вкус. Эпоха сменяла эпоху, стили мелькали как в калейдоскопе: Вот она — венецианка эпохи Ренессанса, а вот уже римлянка эпохи заката империи. Джордан слышала, как приходили и уходили клиенты. Периодически она выходила из примерочной, чтобы полюбоваться собственным отражением в огромном, во всю стену, зеркале. Она слышала, как Рафаэль с сожалением вздохнул, когда так и не смог угодить запросам очень красивой израильтянки. Несмотря на занятость, Рафаэль умудрялся каким-то образом оценить, как смотрелся на ней каждый из нарядов, подсказать ей, как держать зонтик, маску и прочие аксессуары, прилагавшиеся к определенному костюму. Более того, Анна Мария и Линн тоже успевали взглянуть на Джордан, оценить, как смотрится на ней тот или иной костюм. В качестве ценителей выступали и другие продавцы, среди которых была юная и очень симпатичная коренная венецианка Анджелина — создательница замечательных масок, и Джина, урожденная австралийка, для которой Венеция стала домом десять лет назад. Джина потрясла Джордан своей способностью без видимых усилий переходить с одного языка на другой. Как выяснилось, Джина свободно говорила на семи языках.

— Увы, вынужден с вами согласиться, — покачал головой Рафаэль. Костюм шута подчеркивает миниатюрность форм, но вы достойны лучшего! Лично мне больше всего понравился винил. Секси, не так ли? Но зато как выгодно подчеркивает вашу точеную фигурку!

— Винил? — в сомнении протянула Джордан. Она никогда не носила винил, у нее даже из кожи ничего не было, если не считать туфель и сумок. Ей казалось, что такая подчеркнуто облегающая одежда хорошо смотрится лишь на высоких длинноногих блондинках. — Винил? Для меня? — с сомнением переспросила она.

— Именно! — воскликнул Рафаэль. Он картинно опустил ладонь на бедро, сорвав с себя шутовской колпак. — Костюм шута? Только не для нашего бала! Вы должны быть гораздо элегантнее! Но для сегодняшнего бала — почему бы нет? Откровенно, дерзко, вызывающе, сексапильно! Вас нельзя будет не заметить!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать