Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » В полночный час (страница 11)


Я не слишком уверена в том, что так уж хочу привлечь к себе внимание, — пробормотала Джордан.

После вчерашнего? — Рафаэль грустно покачал головой. — Увы, я наслышан. Какая ужасная женщина!

Джордан вопросительно приподняла бровь. Рафаэль пожал плечами.

— Мы для нее плебеи. Она считает себя королевой Венеции, хотя Анна Мария трудилась изо всех сил на благо города задолго до того, как здесь появилась эта выскочка, решившая, что она тут будет править! Она устраивает ужасные танцы смерти, от которого у нормального человека мурашки по коже, а сама беспокоится лишь о том, как бы не испортилась ее репутация! — Рафаэль презрительно фыркнул, и его жест никак не вязался с его всегда элегантной и грациозной манерой поведения. Голубые глаза Рафаэля озорно сверкнули. — Поверьте мне, только винил! В нем вы ее переиграете! И еще вы наденете сапоги на шнуровке от Джастина, нашего французского друга, с которым вы еще познакомитесь. Тогда вы будете казаться выше, и все будет просто прекрасно. И не забывайте, вы будете в маске!

— Я не знаю. Я подумаю насчет винила. Что же касается вашего бала…

— Тут все ясно — фантазийный сказочный костюм, — убежденно заявил Рафаэль.

Костюм, о котором он говорил, в серебристо-золотой гамме, сочетал в себе элементы, характерные для Ренессанса и Революции. И талия подчеркнуто тонка, и декольте весьма смелое. К платью полагался головной убор — тиара, украшенная пером и шелковой драпировкой, ниспадающей на спину.

— Вы думаете? — спросила Джордан.

— Не думаю, а знаю, — заверил ее Рафаэль. Анна Мария появилась на вершине винтовой лестницы, которая вела в примерочные.

— Прошу прощения. Роберто Капо пришел. Он говорит, что ты что-то отложил для него на вечер.

— Да, да! — Рафаэль захлопал в ладоши. — Роберто Капо мой друг — мы ходили вместе в школу. Во время карнавала он по большей части работает, но вот сегодня у него иыдался свободный вечер. Он любит артистические балы. Вернусь через пару минут.

— Конечно, конечно, Рафаэль. Иди позаботься о друге, я и так отняла у тебя слишком много времени.

— Пойдемте выпьем кофе, — предложила Джордан Анна Мария. — Со мной и с Линн. А потом вернетесь и сделаете свой выбор.

— Она уже сделала выбор, — ответил за Джордан Рафаэль. — Но вы обязательно должны вернуться и убедиться в том, что я прав. А винил… Обязательно возьмите его прямо сейчас. Сегодня такой хлопотливый день, боюсь, что в отель его могут доставить только перед самым выходом.

Рафаэль бегом помчался вниз.

— Так мы идем пить кофе? — еще раз спросила Анна Мария.

— Мне надо возвращаться в отель. Сегодня утром я буквально удрала от жены моего кузена.

Анна Мария философски пожала плечами.

— Синди — душка. Я позвоню ей и скажу, что вы здесь, выбираете костюмы.

— Спасибо. Тогда я с удовольствием пойду с вами, только переоденусь. — Джордан все еще была одета в костюм шута.

— Хорошо, — кивнула Анна Мария. — Мы будем ждать на улице.

Джордан переоделась в свою обычную одежду. Спускаясь по лестнице, она заметила, что Рафаэль беседует с довольно высоким темноволосым мужчиной. Когда собеседник Рафаэля обернулся, Джордан поняла, что они уже встречались. Он оказался одним из полицейских, с которыми ей довелось общаться ночью. Он вошел вместе с графиней, когда та приехала в участок с Джаредом и Синди. С ним Джордан общалась мало — его английский был немногим лучше итальянского Джордан. Он улыбался, но как-то не очень искренне.

— Добрый день, синьорина Райли, — любезно поздоровался он. Да, теперь она вспомнила. Его действительно звали Роберто Капо.

Джордан почувствовала, как щеки залила краска. Все в участке здорово рассердились на нее. А Роберто Капо в ту ночь не спускал с нее своих темных, вдумчивых глаз и по большей части молчал, пока она сбивчиво и нервно отвечала на вопросы его коллег.

Джордан видела, что и сейчас он собирается с мыслями. Для него задать простой вопрос на английском совсем не просто.

— Сегодня… вы в порядке? — вымучил наконец он. — Да, спасибо, но, — не удержалась от добавления Джордан, — все действительно было очень реально. Капо кивнул.

— Понимать.

— Понятно, — поправил его Рафаэль. Красивый молодой офицер смущенно покраснел.

— Понятно. Загадки. Маскарады. Они… они… — Роберто Капо беспомощно взглянул на друга.

— Они увлекают, затягивают, — предложил Рафаэль. Капо кивнул.

— В Венеции все красиво. Мы стараемся не уходить от традиций. Не так, как у вас в Новом Орлеане.

Джордан хотела выступить в защиту Нового Орлеана, но до того, как она придумала, что сказать, Капо снова заговорил быстро, как принято у итальянцев.

— Новый Орлеан — красивый город. Но карнавал там другой. Здесь — маски, костюмы… Целое представление. Игра. Иногда игра заходит слишком далеко. Графине не надо играть с такими вещами, как кровь и убийства.

Джордан улыбнулась Роберто.

— Спасибо, — пробормотала она.

— Меня зовут Роберто, — представился он.

— Я помню, Роберто Капо.

— Пожалуйста, зовите меня просто Роберто.

— Хорошо, Роберто. Спасибо вам.

— Не за что. Мне жаль, что все так получилось с вами.

— И еще раз спасибо. Ну что же, Роберто, не смею вам мешать — выбирайте костюм.

Джордан уже хотела выйти на улицу, где ждали ее Линн и Анна Мария, но Роберто остановил ее, позвав по имени. Роберто привлекал своими бездонными черными глазами, классически правильными чертами лица и крепким сложением. Джордан не могла не отметить его необыкновенной мужской красоты.

— Если что-то вас

напугает, пожалуйста, приходите ко мне. Я не буду… — Тут Роберто оставил попытки найти нужные слова и быстро заговорил по-итальянски, глядя на Рафаэля в надежде, что тот переведет.

Он не станет над вами смеяться, и злиться тоже не будет, — перевел Рафаэль.

Роберто снова быстро заговорил, и Рафаэль опять перевел:

— Всегда лучше разобраться в том, что происходит. Пожалуйста, не стесняйтесь обратиться к нему, и если он чем-то сможет вам помочь, то обязательно придет на выручку.

Джордан искренне тронули его забота и искренность.

Она улыбнулась и кивнула.

— Спасибо. Я обязательно обращусь к вам, если у меня возникнут какие-нибудь проблемы. Я живу в Венеции, и если вы хотите спросить меня о чем-то, то знайте, что я остановилась в «Даниэль».

Роберто с серьезным видом кивнул.

— Мне бы хотелось побольше узнать о том, каким образом вы оказались в участке.

— Меня доставили на лодке, — пожав плечами, напомнила ему Джордан.

— Вы убежали из дворца.

— Волк… — Джордан колебалась, понимая, что, помимо языкового барьера, между ними неизбежно возникнет еще один, если она станет настаивать на том, что волк схватил ее и прыгнул вместе с ней с балкона второго этажа. — Гость, одетый как волк, усадил меня в лодку, — объяснила она.

— Кто он? Вы не догадываетесь, кто он такой? Он не назвал вам своего имени?

— Нет, — покачав головой, ответила Джордан. Вчера она говорила примерно то же самое, но тогда полицейские принимали ее за сумасшедшую или пьяную. Сегодня Роберто, казалось, доверял ее словам.

— Если вы увидите того мужчину или разыщете его, вы должны мне сказать. Я хочу с ним поговорить.

— Боюсь, если я его и увижу, то все равно не узнаю. Он был в маске.

— Но вы знаете его голос.

— Если я услышу его голос на улице, то непременно дам вам знать, — заверила Джордан и, попрощавшись с Роберто и Рафаэлем, вышла на улицу.

— Ах, вот вы и появились.

— Простите, что заставила вас ждать так долго.

— Наоборот, спасибо, что дала нам передышку. Сегодня просто сумасшедший день, — вздохнула Линн. —Запоминай дорогу, если хочешь выпить хорошего кофе и недурно поесть не переплачивая. Вдоль по этой улице почти до конца.

Анна Мария свернула в переулок, который Джордан раньше не замечала. Здесь шла совсем другая жизнь. Ни дорогих магазинов, ни нарядных витрин. Анна Мария поприветствовала двух мужчин, одетых в синюю робу, и женщину, подметавшую кафельный пол перед небольшим магазинчиком.

На мгновение Джордан показалось, что туча закрыла солнце. Налетел холодный ветер, и Джордан, поеживаясь от озноба, приподняла воротник пальто. Джордан показалось, что над улочкой пронеслась тень, силуэтом напоминавшая птицу с огромным размахом крыльев, налетела и унеслась.

— Стоит только выйти отдохнуть, как солнце прячется, — недовольно пробурчала Лини, ничего сверхъестественного не заметив. Погода у моря всегда переменчива.

Джордан тоже не хотела поддаваться суеверному чувству, но помимо своей воли притормозила шаг и прислушалась.

Неужели опять: хриплый многоголосый шепот?

Нет, показалось…

— Джордан? Линн обернулась.

— Простите, — прибавила шаг Джордан. Она чувствовала себя весьма глупо.

К ее удивлению, маленькое кафе оказалось битком набито. Она хотела предложить пойти куда-нибудь еще, решив, что им придется ждать не меньше часа, пока их обслужат, но две девушки работали на удивление быстро, так быстро и ловко, как никто в Америке не работает, и в считанные минуты все трое уже пили кофе, пристроившись у стойки в углу.

— Город кажется огромным, когда тут столько людей, — обвела рукой толпу Анна Мария, — но на самом деле Венеция не так велика. Мы тут все друг друга знаем. Вы не должны переживать из-за того, что оскорбили графиню, даже если Джаред расстроен.

— Переживай, если обидишь Анну Марию, — усмехнулась Линн. Анна Мария поморщилась. — Правда и ничего кроме правды, — продолжала Линн. На самом деле графиня не так давно вернулась в город. Карнавал, как тебе, должно быть, известно, вернулся в Венецию лет двадцать назад благодаря усилиям некоторых американских деловых людей, и Анна Мария с самого начала им помогала. Они обратились не к кому-нибудь, а к ней. За это время мир не так уж сильно изменился, особенно здесь, в Европе. У графини есть деньги и титул. У Анны Марии талант и профессионализм. Анна Мария скромно покачала головой.

— Не надо морочить Джордан голову. Карнавал существовал в Венеции уже много веков назад. Американские бизнесмены, среди них несколько с двойным гражданством, заинтересовались Венецией и сделали инвестиции в город не только с целью получить прибыль, но и ради чего-то более благородного: чтобы люди мира смогли увидеть и понять, какое сокровище — Венеция. Именно поэтому люди дали деньги на реставрацию гибнущих исторических памятников. Вы знаете, что с нами происходит: море — наше благословение, но оно же — наше проклятие. Я подружилась со многими людьми, работающими над спасением Венеции. Я всегда любила пышные зрелища, костюмы, праздники и так далее, вот поэтому и оказалась вовлеченной в эту работу. В какой-то степени.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать