Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » В полночный час (страница 30)


— Рафаэль, мы знаем, кому продаем наши билеты. И мы знаем тех, среди кого билеты распространяем — скажем, среди тех, кто помогает Венеции. Сегодня мы как раз обсуждали с Джаредом, кого с кем посадить, чтобы людям было интересно. У меня есть список всех приглашенных.

А если она просто возьмет и придет, мы ее впустим? — спросила Линн.

Анна Мария откинула назад свои красивые шелковистые волосы.

— Всяких «если» в мире полно. Я внятно все сказала? Но лично я отказываюсь жить по принципу «если». И графиня не придет на бал, который даю я. Уже поздно. Завтра у нас впереди длинный день. Пора нам попросить счет и расходиться по домам. Синьор, счет, пожалуйста, — позвала она официанта.

Чек оказался уже оплаченным.

— Я испортил вам вечеринку, так что решил внести компенсацию, — объяснил Рагнор.

Все стали его благодарить и говорить, что зря он беспокоился. Джордан с любопытством взглянула на Рагнора.

— Когда вы успели оплатить чек? — спросила она.

— Когда пошел за вами в дамскую комнату, — ответил он.

— Выходит, что вы за мной специально не ходили, просто случайно там оказались?

— Не совсем. Я и за вами тоже шел.

Рагнор отодвинул ее стул. Уже на улице все, прощаясь, снова стали целовать друг друга в щеки. Анна Мария и ее сослуживцы садились на вапоретто.

— Куда вы идете? — спросил у Рагнора Джаред.

— На самом деле я только что снял комнату в «Даниэль», — ответил он.

Джордан вздрогнула.

— Отлично! Тогда мы можем пойти вместе, — ответила Синди и взяла мужа под руку, уводя его вперед. Джордан во все глаза смотрела на Рагнора.

— Вы действительно сняли там номер?

—Да.

— А где вы раньше жили?

— У друзей.

— Так зачем переезжать в отель?

Он пожал плечами.

— Давно там не останавливался.

Джордан пошла вперед. Он шел с ней в ногу, но не пытался даже притронуться.

— Спасибо за ужин.

— Вам спасибо.

Джордан остановилась.

А чем вы занимаетесь в жизни?

Он устремил взгляд вдаль, на губах его играла улыбка.

— Вы знаете, в Европе найдется немало мест, где ваш вопрос расценили бы как грубость.

— Я американка. В представлении многих европейцев мы, американцы, склонны грубить.

— Но ведь вы исключение, не так ли? Джордан раздраженно вздохнула.

— Почему вы просто не можете ответить на вопрос? Он пожал плечами.

— Я занимаюсь антиквариатом.

— Должно быть, весьма прибыльный бизнес. — Она скользнула ладонью по его рукаву, давая понять, что имеет в виду его одежду. — Армани, Версаче, номер в «Даниэль», постоянные, как мне кажется, путешествия. И, очевидно, вы свободно говорите на многих языках, а это значит, вы очень неплохо образованы.

— Мир сам по себе даст неплохое образование.

— О да, конечно, но я почему-то уверена, что вы получили больше, чем может предложить «просто мир».

— Вы начинаете задавать очень неудобные вопросы.

— Я весьма любопытна.

— Не хотите ли спросить, не являюсь ли я наркокурьером?

— Нет.

— Замечательно. У меня, знаете ли, весьма в избытке того, что называют «деньгами семьи».

— И откуда семья, смею полюбопытствовать? Ей показалось, что ему не хочется отвечать, и все же, пожав плечами, он сказал:

— Из Норвегии.

— Норвегия!

Он чуть склонил голову набок и посмотрел на нее.

— Да. Не думаю, что для вас мое сообщение стало таким уж сюрпризом. Я определенно принадлежу к тевтонскому типу, к тому же ношу имя Рагнор. И фамилия тоже скандинавская.

— Кстати, какая именно? Я вам уже говорила о том, что вы забыли назвать свою фамилию.

Он повернулся к ней всем корпусом и опять посмотрел в глаза.

— Вулфсон.

Вулфсон? — повторила она. — Сын волка?

В тех местах, откуда я родом, моя фамилия весьма распространена, — сухо заметил он.

Волк. Сын волка.

Высокий мужчина в костюме волка, прыгающий с балкона прямо в лодку.

Волк посреди темной улицы.

Большая собака. Да, конечно.

У Джордан слегка закружилась голова. Она почувствовала тревогу и беспокойство.

Они проходили мимо витрины, где стояли манекены в карнавальных костюмах. Джордан бросила взгляд на витрину и вздрогнула.

Там снова стоял тот манекен. Тот самый, с лицом Стивена.

— Что-то не так? — спросил Рагнор. Она не успела осознать, что Рагнор заметил, каким взглядом она смотрит на манекен. И снова перед ее мысленным взором проплыло лицо Стивена.

Джордан тряхнула головой.

Всего лишь кукла! Хорошо одетая, сделанная из резины и пластика или из чего они там делают кукол.

— Ничего, — произнесла она.

Джордан почувствовала его руки у себя на плечах, глаза его пристально смотрели в ее глаза.

— Что ты увидела? — спросил он. Она покачала головой. Ни с кем о Стивене она больше не хотела говорить.

— В самом деле ничего. Я просто устала.

Он посмотрел на витрину, затем снова на нее.

— Хотел бы я, чтобы ты мне доверяла.

Джордан взмахнула рукой.

— Я смотрела на витрину, как видите.

Джаред и Синди остановились впереди. Джаред оглянулся и окликнул их:

— Эй, вы двое, вы идете?

Затем Джордан услышала слова Синди:

— Джаред, оставь ее в покое! Она гуляет с интересным мужчиной после года траура.

Джордан смотрела на Рагнора. Они оба услышали раздраженный шепот Синди. Джордан вспыхнула.

— Пойдем.

Она развернулась и пошла вперед быстрыми шагами, обогнав Синди и Джареда. Еще через несколько секунд, обернувшись, Джордан увидела, что все трое идут позади.

— Вот отель. Извините меня, я пойду вперед. Я что-то очень, очень устала. Спокойной ночи.

Она ускорила шаг, с силой распахнула

дверь и столкнулась лицом к лицу с коридорным. Быстро извинившись, Джордан направилась к консьержу за ключом от номера. Она бросилась наверх по лестнице, словно за ней гнались.

Войдя в номер, она заметила, что горничная успела там побывать. Постель сменили. Ставни распахнули. Окно оставили открытым — ночь выдалась на редкость холодной.

Джордан вспомнила тревожное чувство, которое овладело ею накануне ухода. Сейчас с ней творилось то же самое. Джордан тряхнула головой. Она хотела спать и не желала, чтобы дурацкие страхи испортили ей сон. Методично она прошлась по комнате, заглянула в каждый угол, проверила ванную, заглянула под кровать, даже в тумбочку под телевизором. Затем она плотно закрыла ставни и на защелку — окно.

Скинув туфли и платье, Джордан забралась в уютную фланелевую ночную рубашку.

И тогда она услышала стук в дверь. Джордан подошла к двери, заглянула в глазок и увидела Рагнора.

Распахнув дверь, она зло уставилась на него.

— Что? — спросила Джордан со злостью, раздражением и даже мольбой в голосе.

— Я просто хотел убедиться, что вы здесь в безопасности, не забыли запереть дверь и все такое.

— Я не забыла запереть дверь, до того как вы заставили меня ее открыть.

— Не возражаете, если я осмотрюсь здесь?

— Возражаю, сейчас уже за полночь!

— Глубоко за полночь, — пробормотал он.

— Точно, далеко за полночь, — подтвердила она.

— Я уйду, я не буду вам мешать, — пообещал он.

— Заходите, пройдитесь, осмотритесь, а потом, пожалуйста… Он прошел мимо нее в номер и стал делать то, что только что делала она. Она наблюдала за ним, скрестив на груди руки, и ждала, чем все закончится. Джордан стояла возле двери. Он уйдет. Он должен уйти. Она не хотела, чтобы он уходил. Но как попросить, чтобы он остался? Просто подойти и сказать: «Я не знаю о вас ни черта. Я все еще думаю, что вы лжете. Вы избегаете прямых ответов, ваша жизнь покрыта тайной. Может, вы серийный убийца — вполне вероятно. Ну ладно, я должна признать, что я ничем не лучше Тифф. Я чувствую невероятное желание коснуться вас, узнать, что происходит под вашей красивой одеждой, узнать, о Господи, что у вас за тело, так ли оно хорошо, как я думаю. Я в самом деле готова просто прыгнуть в кровать, выключить свет и заняться сексом, таким сексом, чтобы забыть обо всем, кроме этого мгновения…»

— Все вроде бы нормально, — уверил он ее, подойдя ближе.

— Спасибо. Я тоже так думала. Вы не наркоделец. Вы занимаетесь контрабандой антиквариата?

— Нет.

— Вы преступник?

Рагнор не торопился с ответом.

— Так вы преступник!

— Нет, не сейчас.

— Отлично! Вы призываете меня к осторожности, вы проникаете в мою комнату…

— Я уже раньше вам говорил: вы, кажется, создаете атмосферу напряженности.

— Убирайтесь, — приказала она. К ее удивлению, он так и сделал.

— Когда вам захочется объяснить мне, рассказать мне правду о… о чем-нибудь, заходите, — проговорила она ему вслед.

И в тот момент, когда он вышел за дверь, она почувствовала сожаление. Совершеннейшее безумие. Ей страшно хотелось броситься следом.

Она закрыла дверь и заперлась на ключ.

На мгновение она прислонилась спиной к двери, закусив губу. Она не слышала, как он уходил. Через мгновение она вновь распахнула дверь. Коридор был пуст. Она закрыла дверь и тщательно заперла.

Уснуть она долго не могла.

Во сне опять был Стивен, одетый как манекен с витрины, но он представлялся тем человеком, которого она знала: страстным, выдержанным, заботливым, благородным. Он звал ее по имени, старался добраться до нее сквозь море тумана, просил прощения, что не мог подойти ближе.

— Все из-за волка, — говорил он ей. — Тебе надо избавиться от волка.

В Венеции нет волков, — отвечала она ему. — Я говорила с официантом. У них только большие собаки. Очень большие.

Но волк снова появился. Серебристый, громадный, он сидел в нескольких шагах от нее, гораздо ближе, чем раньше. Стивен остался за окном, он шел к ней сквозь туман.

Волк сидел подле ее кровати.

Стивен все шел. Волк зарычал. Она видела его оскал.

— Я так по тебе скучаю, — говорил Стивен.

Ей надо объясниться по поводу волка.

— Официант уверял меня. В самом деле. Никаких волков. Я думаю, это просто эскимосская собака, только очень большая. Стивен, ты видишь глаза?

Туман клубился вокруг нее, у ножек кровати. Тумана в комнате не должно быть. Наверное, горничная оставила окно открытым.

— Джордан…

Стивен звал ее по имени.

— Я тоже очень но тебе скучаю, Стивен. — Чувство вины захлестнуло ее. Она действительно по нему скучала. В нем сочеталось все хорошее, что могло заключаться в человеке. Он был полицейским. Он жалел жертв, он хотел реформ, он сделал все — он пожертвовал собой ради дела.

«Я скучаю по тебе, но я ужасно хочу лечь в постель с другим мужчиной сейчас, Стивен».

Она не произнесла последних слов вслух. Мог ли он читать ее мысли во сне? И вообще, говорила ли она? Даже во сне она понимала, что ей пора на прием к психиатру. Но психиатр все разложил бы по полочкам, хотя и так все понятно. Она влюблена, сильно влюблена, хотя была обручена со Стивеном и не могла так легко забыть его. Прошел год, Стивен мертв, но она жива.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать