Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » В полночный час (страница 36)


Глава 11

К тому времени как они добрались до дворца, который Анна Мария арендовала для проведения бала, празднество уже началось.

У остановки водного такси их встретили одетые в карнавальные костюмы хозяева бала, а у входа во дворец гостей приветствовали фанфары. Они вошли в просторный холл, где уже собралось много гостей — все в костюмах и масках. Люди общались и угощались закусками, сервированными на столах, расположенных вдоль стен. «Беллини» и шампанское разносили официанты в традиционных черных костюмах.

Джареда тут же обступили партнеры по бизнесу. Он представил незнакомых друг другу, после чего начался разговор об организации посещения Венеции выпускниками одной из художественных школ США.

Синди предложила перекусить.

— Я за! Джордан, так как насчет того, чтобы что-нибудь пожевать?

Джордан бродила взглядом по залу.

— Я ищу Тифф.

— Она появится, — пролепетала Синди. — Джордан, мне Тифф нравится. Честно. Она резковата, у нее темное прошлое, но мне она, повторяю, нравится. Только, Джордан, Джаред знает ее лучше нас с тобой: вот уже несколько лет подряд он организует для нее поездки, и она все время заставляет его все менять в последнюю минуту. У нее ветер в голове. Так что не расстраивайся и не порть себе вечер.

Джордан ничего не сказала. Синди не могла знать, что у Тифф серьезные виды на Рагнора. Впрочем, Рагнор остался ждать ее, так что ей ничего не оставалось, кроме как надеяться, что он все устроит. Вечеринка обещала быть веселой и интересной. На возвышении у подножия широкой парадной лестницы танцевали под звуки флейты наряженные наложницами из восточного гарема юные девушки. В толпе то тут, то там мелькали арлекины, показывающие фокусы. Все одеты как нельзя лучше. Таких нарядных костюмов Джордан еще не видела. От блеска драгоценностей слепило глаза. Гладиаторы, лесные нимфы, рыцари и их дамы, повесы времен Эдуарда Седьмого, благородные разбойники — все смешалось, танцевало, жевало, пело. На столах красовались ледяные скульптуры, нарядные цветочные аранжировки, сверкающие кофейники. Оформление столов настолько поражало красочностью, изяществом и обилием, что можно просто растеряться.

— Эти маленькие печенья на вкус так же прекрасны, как и на вид, — заметила Синди, с удовольствием откусив кусочек, — а я, надо сказать, страшно проголодалась.

Золотистая блондинка, высокая и стройная, в полумаске, шляпе с пером и платье эпохи Регентства, Синди была очень хороша, если не считать излишней бледности кожи и впалых щек. Джордан подумала, что Синди действительно стоит поесть как следует.

— Отведи меня к столу, — попросила она.

Не успели девушки попробовать угощение, как к ним подошла элегантная южная красотка в корсете и множестве пышных юбок, с красивыми вьющимися волосами.

Чао! приветствовала красотка.

Чао! — ответила Джордан, уставившись на незнакомку.

— Чао! — вежливо поздоровалась Синди.

Джордан и Синди выжидающе смотрели на красотку. И тут незнакомка разразилась хохотом.

— Это же я!

— Рафаэль! — пробормотала Джордан, не веря глазам.

— Разве я не хороша? — кокетливо повернувшись и шурша юбками, спросил Рафаэль.

— О, вы превзошли самого себя! — выдохнула Синди. Рафаэль захлопал ресницами. Джордан успела подумать о том, как ему удалось наклеить их совсем незаметно.

— Ты чудо! — оценила Джордан.

— Благодарю, — скромно потупился Рафаэль, — и вы, дамы, великолепны.

— Спасибо, — поблагодарила Синди.

— Здесь каждый впечатляет, — призналась Джордан, — хотя ты превзошел всех. Рафаэль, ты, между прочим, не видел Тифф Хенли?

— Нет, не видел. Впрочем, разве можно здесь кого-то узнать? Может, и видел. Если бы я с вами не заговорил, вы бы догадались, что это я?

— Логично, — ответила Синди.

— Она подойдет, — нахмурился он и уточнил: — Вы должны были здесь с ней встретиться?

— Нет, она пригласила нас на вечеринку с коктейлями перед балом, но, когда мы пришли, ее не оказалось дома.

Рафаэль помахал рукой в воздухе, давая понять, что Тифф весьма необязательная личность.

— Она, наверное, забыла, что вас пригласила. Снова зазвучали фанфары.

— А, вот и началось. Нас приглашают наверх занять места.

— Идите вперед, — предложила Синди, — а я поищу мужа. Рафаэль взял Джордан под руку, улыбаясь ей.

— Твой наряд что надо. Ты великолепна и загадочна, как сирена.

— Спасибо, но с тобой мне все равно не сравниться. Рафаэль довольно засмеялся.

— Мы двое будем здесь самыми красивыми. Я буду сидеть с вами. Анна Мария хотела посадить тебя, Джареда и Синди за один стол с деловыми партнерами Джареда, но я не мог такого допустить.

Спасибо.

— Со мной тебе будет веселее.

— Я уверена.

— И я умею танцевать. Все мужчины будут пытаться нас разбить. А мы будем выбирать самых лучших.

— Согласна целиком и полностью. Кто еще с нами за столом?

— Линн. Она помогла мне убедить Анну Марию в том, что тебя нельзя оставлять наедине с председателем ассоциации путешествующих дантистов или агентом группы американских банкиров. Его жена… Ну, сидеть с ней — все равно что сидеть с флагманским фрегатом: она такая седая, монументальная и серьезная. Я еще ни разу не видел, чтобы она улыбалась. Я думаю, она нарядилась франкской королевой Брунгильдой.

— Быть может, она весьма приятная леди. Рафаэль с улыбкой приподнял бровь.

— Я всегда могу уступить свое место за столом.

— Не обижайся. Кто еще будет с нами?

— За каждым столиком сидят по десять человек.

За нашим — Джаред и Синди, Линн, я, автор кулинарной книги и ее муж — оба англичане, художник из Англии, его жена и мой друг, полицейский Роберто Капо. Тебе ведь он понравился, верно?

Джордан Роберто Капо вполне устраивал. Он понравился ей уже за то, что не считал ее ненормальной, как все остальные.

И у него она могла спросить по поводу головы в канале.

— А как насчет Тифф?

— О, ее место уже давно распределено — она сидит с другими людьми. Но, если хочешь, мы можем ее позже поискать.

— А Рагнор?

— Он говорит хорошо на многих языках — мы посадили его за столик с несколькими парами из Скандинавии и Германии. На севере большинство людей говорят по-английски. Понятно почему. Куда ты еще, кроме Швеции, можешь поехать, если говоришь на шведском? И все же Анна Мария очень старалась, чтобы рядом сидели люди, которые говорили бы на одном языке.

— Где она сама будет сидеть?

— Анна Мария не сидит, она порхает! — Рафаэль закатил глаза. — Она хозяйка, и поэтому сидеть ей некогда. Она всю ночь на ногах — следит, чтобы всем было хорошо. Надо сказать, что она и нам спуску не давала. Но она не требует ничего взамен. Она замечательная.

— Вне сомнений, — согласилась Джордан. На верхней площадке лестницы их встретила «стража» в костюмах швейцарских гвардейцев. Гостей проводили в большой бальный зал, где находилось еще больше столов, уставленных изысканнейшими закусками. В дальнем углу помещения на помосте играл камерный ансамбль.

— Вот мы и пришли, — указал на их стол Рафаэль. Роберто Капо и две другие пары уже сидели.

Мужчины встали, когда Рафаэль представлял гостей друг другу. Английского художника звали Питер Смит, его жену — Шерри. Американку, написавшую кулинарную книгу, — Мэри Уинстон, а ее мужа — Фред. Они оба выглядели веселыми толстячками — наглядная иллюстрация того, как можно наслаждаться рецептами Мэри. Джордан не помнила, чтобы ей попадалась на глаза книга Мэри, но, если ей случится написать рецензию, надо найти хорошие слова для автора.

— И, наконец, Роберто, — закончил представление Рафаэль, сумевший даже из такого обыденного действа сотворить шоу.

— Как поживаете? — спросила Джордан, улыбнувшись Роберто.

— Я счастлив видеть вас, — ответил Роберто.

— Il piarcere e mio, — отозвалась она, довольная тем, что эквивалент фразы «мне вдвойне приятно» она научилась произносить на итальянском почти без акцента.

Он улыбнулся, и она села рядом с ним.

Вскоре подошла Линн, одетая как матадор, с черными усами, в красном плаще и с пикой.

— Боюсь, она пластиковая, — заявила Лини, чуть не проткнув юбки Мэри Уинстон в стиле Марты Вашингтон.

Подошли Джаред и Синди, и снова начались представления. Джордан восхищалась умением Анны Марии устраивать рауты. Компания подобралась идеальная — за столом сразу возникла непринужденная атмосфера, располагающая к приятной беседе. Временами ей казалось, что Роберто не все понимает, но тогда Рафаэль быстро переводил ему сказанное. Подошли официанты, наполнили бокалы, и все двинулись к буфету.

— До замужества меня звали Астрелла, — сообщила Джордан Мэри Уинстон, пока они стояли в очереди. — Мне так нравится итальянская кухня. Моя следующая книга будет посвящена блюдам Тосканы. Не могли бы вы написать рецензию для ваших газет?

— С удовольствием.

— Мое издательство совсем маленькое, — со вздохом призналась Мэри, — а ваши рецензии так популярны, что они не решаются вам присылать свои книги. Спасибо вам.

— Вам спасибо. Я не знала, что я так популярна.

— О, вы пробовали каракатицу?

— Спасибо, я уже пробовала. Пожалуй, возьму меч-рыбу. Когда беседа возобновилась за ужином, Джордан, пользуясь тем, что сидит рядом с Роберто Капо, спросила тихо:

— Я слышала, что в канале нашли отрезанную голову. Роберто показался расстроенным.

— Вы не должны волноваться…

— Я не волнуюсь.

— Вы… Вы полагаете, что были правы насчет графини?

— Я не знаю. Мне просто любопытно. Уже выяснили, кому принадлежала отрезанная голова? Уже выяснили…

Джордан осеклась. Она заметила, что говорит слишком быстро для Роберто Капо.

Но Рафаэль пришел ей на помощь. Он слышал, о чем она говорила, и тихо перевел ее слова своему другу из полиции, Рафаэль тактично сделал так, чтобы Джаред не услышал, о чем шла речь. Он чувствовал, что Джордан не хочет, чтобы Джаред знал.

Роберто покачал головой и ответил Рафаэлю на итальянском.

— Голова все еще у судебных медиков. Тело пока не найдено, и сравнение с описаниями пропавших за последние месяцы людей тоже ничего пока не дало. Сейчас идет работа над тем, чтобы по тому, что осталось от головы, воссоздать изображение человека и разослать по всей Европе для опознания.

Джордан расстроилась, так как ничего нового не узнала.

— Я понимаю вашу озабоченность, — проговорил Роберто.

Джордан кивнула. Джаред смотрел на нее с подозрением. Когда он повернул голову, Джордан машинально отметила, что черты его лица стали резче, щеки впали. Возможно, она причинила кузену больше неприятностей, чем думает, и из-за нее у Синди такой бледный и утомленный вид.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать