Жанр: Разное » Владимир Никитин » Вечер встреч (страница 2)


128. ... основное намерение обоих сторон направлено к тому, чтобы получить перевес сил к моменту решающего акта.

Клаузевиц. "Общая теория боя". Так что если и существовала причина, по которой я выбрал именно ту субкомпанию, в которой была Наталья, так только та, что я по старому суеверию считал, что снаряд в одну воронку дважды не попадает. Я решил в этой самой воронке отсидеться, обозреть местно Мы с Натальей перекидывались шуточками, подкалывая друг друга по мелочам, а чаще обращая стрелы на остальных присутствующих. Наталья была мастер перемывать кости. У нее это получалось весьма элегантно, хотя местами слишком уж точно. Не на войне же мы в ко Наша пикировка проходила на фоне энергичной атаки Коленьки на Аллочку, атаки не имевшей особого успеха, что нас обоих сильно забавляло. Все было ничего, пока Коленька с тоски не влил в себя слишком много коньяка и чувство юмора явно перестало спасать ситу - Уведи меня от этого дурачка, пока он не пригласил всех на свадьбу. Нельзя сказать, чтобы я никогда не рассматривал Аллочку в качестве возможного объекта интервенции. В принципе она мне нравилась. Блондинка среднего роста с более-менее приличной фигурой. Все остальное в норме. Когда-то круглая девичья попка после первых р Так что я воспринял ее просьбу всего лишь как попытку скрыться за моей широкой спиной от настойчивых посягательств со стороны подпившего неудачника (его папу уволили от дел за какую-то непонятную провинность, и Коленька, не успевший сделать самостоятельно - Разрешите, мадам? - И увлек ее в соседнюю комнату, где играл магнитофон и топтались все желающие. Я спокойно воспринял и то, что на второй танец она прижалась ко мне, благо режим экономии электроэнергии, еще и не то позволял. Ну прижалась - и ладно. Но когда она стала расспрашивать, как я жил все это время и не вспоминал ли ее (!?), то челюсть у меня К этому моменту наша компания сильно поредела, и в комнате остались еще две парочки. Они во всю использовали режим светомаскировки, но что было удивительно, одна парочка состояла из мужа и жены, которые с последнего курса танцевали вместе и сейчас оживлял - Ты поцелуешь меня, наконец? Когда вам такое говорит "дама, приятная во всех отношениях", и на это налагается целый ряд романтических по своей природе факторов, как-то: полная иноязычной неги музыка, темнота, легкое подпитие, общая холостая неприкаянность, неосознанное ожидание прикл Не найдя никакого выхода, я потянул ее в гостиную. Там я застал Наталью, которая укладывала слегка буянившего Коленьку на диван и не очень добрым взором косилась на нас с Аллочкой. Мне в глаза она старалась не смотреть. - Ах вот оно что! - Загадка Аллочки В общем - не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Наталья собственными руками вырыла себе яму. Чего еще ей было ждать от лучшей подруги? Что та смиренно признает, что не в состоянии полноценно удовлетворить одинокого мужика, пусть даже обладавше Ах, Наталья, Наталья! Откуда у тебя вдруг оказалось столько наивности? Не надо было быть Кассандрой, чтобы предсказать следующий Аллочкин шаг. Она ведь ни в каких параметрических сравнениях не нуждалась, ибо знала Коленьку лучше некуда, и не чаяла уже, ка Коленька побуянил, побуянил, и вдруг уснул, а мы устроили совещание на предмет устройства. Наступил первый час ночи и надо было немедленно решать: ехать или оставаться. Квартира, как оказалось, принадлежала той самой парочке, не потерявшей до сих пор тепл В результате Наталья тоже влезла в дубленку и с видимым сожалением собралась оставить нас втроем с Коленькой. У нее по слухам был муж. Некоторые подробности ее поведения показывали, что муж был весьма ревнив. В конце концов она отправилась звонить на кухн Чтобы все это определить, мне пришлось довольно сильно разобрать ее одеяния, и как раз в тот момент, когда я оценивал масштабы разрушений и прикидывал, как же вести военные действия дальше, вошла Наталья, почему-то опять без дубленки, и бесцеремонно включ Вид у нас оказался лучше не придумаешь. Когда я попривык к свету и разглядел выражение Натальиного лица, я это осознал очень отчетливо. Аллочка прятала лицо у меня на груди, и Наталья не могла разрядить свое негодование в нее. Так что я принял весь удар н - Вам постель разобрать или вы сами? - Можешь еще и свечку подержать. - Я не удержался, чтобы хоть чуть не отомстить ей за то, давнее. - Коли тогда от меня отказалась, то держи теперь свечку для лучшей подруги. И не жалуйся, - подумал я про себя. Но Наталья была не из тех, кто жалуется. Она - Могу даже вставить. - И отвернулась, устыдившись очевидной бессмысленности своего ответа - Аллочке в данный момент и без свечки было что вставить. И кому как не ей, Наталье, было об этом знать! Не было ничего легче, чем сказать в ответ, что свечку ей впору вставлять себе. Но контрольный выстрел в затылок не входит в число моих любимых упражнений. Так что я скромно промолчал. Но я недооценил Натальину живучесть. Она потушила верхний свет, но тут До момента избавления Натальи от платья Аллочка еще прятала голову у меня на груди, и подняла ее в тот самый момент, когда Наталья стала снимать комбинацию. Некоторое время она молча наблюдала, но когда Наталья обернулась и, оставаясь в штанишках, чулках Как только мы оказались в кухне, она, не обращая внимания на то, что ее одежда была в совершеннейшем беспорядке, бросилась мне на шею и впилась мне в губы долгим и жадным поцелуем. Затем она вдруг оторвалась, отпрянула на расстояние вытянутых рук, все еще - Ты хотел быть с ней, когда пришел? - Не собирался. С той поры ничего не было. - А почему она осталась? - Тебе назло. Или мужу. Ну почем я знаю? - Ты меня хочешь или ее? - Ты с ума сошла, конечно тебя. Она оглянулась, потом за руку потянула меня в коридор. - Где можно от нее укрыться? - В ванной. - И мы пошли в ванную. Она сама тщательно закрыла задвижку, потом обернулась ко мне и с неослабевающей энергией снова впилась мне в губы мокрым и жадным ртом. Ее руки шарили по моей спине, потом она опять оттолкнула меня и спросила. - Тебе было с ней хорошо? Не отказывайся, она мне все рассказала. Она и сейчас жалеет, что вы расстались. - Врет. У нее муж богаче. - Разве в этом дело. Поцелуй меня. Я тебе нравлюсь не меньше? - Значительно больше. - И с этими словами я снова начал ее целовать, затем расстегнул блузку, и ее изумительная грудь ринулась мне навстречу (или я ей?) и очнулся я только тогда, когда она, голая по пояс, с лифчиком, сбившимся на живот, оттолкнула меня со - Я больше не могу. Я тоже не мог. Поэтому за блузкой последовала юбка, но прежде чем снять одетые поверх пояса и чулок трусики, я выпрямился и положил ее руки на рвущийся из-под джинсов член. Она улыбнулась, поднялась на цыпочки и поцеловала меня в губы. Потом опустилась на - Ты раньше представлял меня так? - Ты знаешь, наверно нет. Я и не мечтал. - Дурачок. - Она вдруг толкнула меня к раковине. - Вымой! Когда я выполнил ее приказ, она опять наклонилась, легонько куснула кожицу, подняла на меня глаза. - А она тебе так делала? - При чем здесь она? - Все равно скажи. - Да. - Ты хочешь меня так? - И так

тоже. - Скажи "Да". У тебя такое хорошее "Да". Такое мужское. - ДА! Но это мое "Да" было наверное еще более мужским, потому что в это мгновение она сильным сосущим движением втянула его в себя, и я мог уже только стонать, пока она не оторвалась и не стала целовать меня в низ живота. А потом ее язычок снова заскользил вниз А потом я целовал ее губы, ощущая пряный запах и вкус, и мои руки снова, уже с ничем не сдерживаемой чувственностью, мяли и рвали ее упругое тело, и я остановился только когда она вскрикнула от боли, и тогда я посадил ее на прилаженную поперек ванной доск На некоторое время мы так и замерли - я на коленях на твердом кафеле, она обессилено откинувшись на стенку и опустив ноги на мои плечи, но чресла мои продолжал жечь огонь и я поднялся навстречу, намереваясь взять ее, но она оттолкнула меня, а потом вдруг Под конец она повернула голову и простонала. - В меня не надо. - А куда? - На спину, куда-нибудь. - Хочешь в рот? - Да! Хочу! - И я перестал сдерживаться и через несколько секунд выдохнул короткое. - На! - И вышел из нее в последнее мгновение перед извержением. Но она дотянулась до него слишком поздно, и сперма ударила сначала в другой край ванной, потом ей в щеку, потом в губы, но видно я здорово изголодался, ибо на этом запасы генного материала не иссякли и что-то досталось и ей, но даже сделав глоток, она не Очнулись мы от того, что кто-то забарабанил в дверь ванной. От неожиданности мы на мгновение застыли, потом Аллочка в испуге отпрянула от меня и я еще успел подумать, что, слава Богу, при оральном сексе склещивания не бывает. Красные до ушей, мы кое-как о Но Коленьке это было, похоже, все равно, он тупо посмотрел на нас и ринулся к раковине. Дальнейшего мы постарались не наблюдать. Мы легли, наспех постелив найденное в стенке белье. Она осталась в лифчике и трусиках, одетых поверх вездесущего пояса с чулками. Ее руки нежно гуляли по моему телу, изредка касаясь успокоившегося проказника. Каждый раз, когда ему доставалась порция ласки Фрейм 4. Наталья: лирическое контрнаступление

30. Каждый бой есть проявление вражды, инстинктивно переходящей в него. 31. Этот инстинкт нападения на неприятеля и уничтожения его и есть подлинная стихия войны.

Клаузевиц. "Общая теория боя".

Наталья вошла, когда мы целовались. Это было видно в свете из проема двери. Она закрыла дверь, в темноте прошла к торшеру и зажгла его, затем подошла к нам и села на край кровати с ее стороны. Меня она как бы не замечала, но по тому, как высоко она держал - Прости меня. Я просто дура. - Ой, Наташка, брось. Чепуха все. Что твой муж? - До сих пор дома нет. Небось нажрался с дружками. Мне мстит. Хотел чтобы я его сюда взяла. Нужен он здесь, как же. Ну я ему покажу. Он мне это надолго запомнит. - А стоит того? - Еще как стоит! Ему спусти хоть раз - на голову сядет. Да черт бы с ним. Вообще, не напоминай мне про этого недоноска. Глаза б мои его не видели. А я точно дура. Не ожидала от тебя такой прыти. - Наталья! - Аллочка отодвинулась и посмотрела на нее недоумевающим взором. - Ты что? Я думала ты меня на путь истинный наставляла, а ты сама, оказывается ... - Конечно наставляла. Я наставляла, а ты наставила. Вот так и бывает. Но я же сказала, что сама дура. Так мне и надо. При этих словах Натальина рука вдруг скользнула под одеяло и накрыла руку Аллочки, как раз успокоившуюся на моем члене. - А хороший подарок я тебе сделала? Скажи? - Хороший. Спасибо, подлюжка,- и они обе засмеялись и вдруг Наталья нагнулась и, резким движением откинув одеяло, взяла мой член губами, не убирая Аллочкиной руки. Я опешил от неожиданности и не очень понимал, что мне делать. Наталья взяла его в рот целик Аллочка тоже поначалу опешила, потом вдруг убрала руку, оставив мой аппарат в безраздельном владении Натальи, обняла меня и стала неожиданно нежно целовать меня в губы. По-прежнему не зная, что делать, я отдался ее натиску, и нежность ее поцелуев смешалас Это мое поведение подтолкнуло ее к глубокому осознанию двойственности и совершеннейшей развратности создавшейся ситуации. Она резко вырвалась и села на кровати. Наталья тут же оторвалась от любимого занятия и поднялась на ноги. Потрепав подружку по голове - Это тебе еще один подарок, на прощание. - После чего повернулась ко мне и показала язык. Хорошо так показала, со вкусом, с задором, с вызовом, подкрепив сей жест едва уловимым, но весьма эффектным движением всего тела - чуть отставила в мою сторону попк Эту женщину, которую я знал тысячу лет назад, я вдруг увидел как в первый раз. Она стояла передо мной, насмешливая и зовущая, предназначенная для того, чтобы вызывать, удовлетворять и потом еще сильнее разжигать похоть, неизъяснимо порочная и прекрасная в Позже Аллочка мне сказала, что она точно также почувствовала "структуру момента" и понимает меня, но это не значит, что ей не было больно. Было, и невыносимо. Я же ответил, что тот, кто не знал боли, не знает и наслаждения. Правы авторы пошлых и не очень Но тогда, восемь лет назад, я не думал, что будет. Я просто не понял, что жив. Как зачарованный, я смотрел ввысь, где мелькнуло надо мной отчетливо видное в лучах восходящего солнца и прекрасное запредельной, смертной красотой, неизъяснимо совершенное тел И когда я подумал про это, мои мозги затуманились яростью, опоздавшей на восемь лет. Мой тогдашний страх жаждал отмщения. Но тогда у меня не было оружия, способного поразить противника, может быть потому ярость и не проснулась. Но зато она переполнила мен Казалось, вся моя кровь ринулась вперед, пытаясь вырваться наружу через натянувшуюся как барабан и готовую лопнуть тончайшую кожицу на головке члена. По крайне мере в голове ее, судя по всему, не осталось совсем. И, не соображая, что же я делаю, я рывком Аллочка замерла, наполовину придавленная ее телом, потом высвободилась, отбежала в сторону, повторяя "Нет, нет!", - но вдруг вернулась и без сил опустилась на край кровати, смотря на нас расширенными глазами. И в этот момент я кончил и, вырвав член из Нат Но стоило мне удовлетворить желание, как мою ярость сменил стыд, столь же космический по своей силе. Вместе с возбуждением, с жалостью к плачущей Аллочке и с негодованием к интриганке Наталье, он создал совершенно невообразимую смесь чувств. Выразилось эт Мое возбуждение перешло все пределы. Кончить в третий раз я уже не мог. Я оторвался от Аллочки и откинулся на противоположную спинку кровати, все еще дрожа и дергаясь. Напрягшийся до предела член требовал внимания и мне пришлось самому схватиться за него Фрейм 5. Коленька: явление последнее



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать