Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 15)


— А там на входе у всех санаторные книжки проверяют. И пускают только по ним.

Я от неожиданности подпрыгнула, Сонька басовито ойкнула и вцепилась ногтями мне в руку.

— Кто это говорит? — прошептала я, вжав голову в плечи.

— Твой ангел хранитель, — все так же тихо проговорил голос.

Ну конечно, кто же еще? В этом паранормальном санатории совета дождаться можно только от ангела.

— И по совместительству призрак Артурика Беджаняна, — добавил другой голос, не такой тихий, но более музыкальный.

Что-то тут не то, подумала я. В то, что покойный Беджанян в одночасье стал моим ангелом-хранителем — я еще как-то поверю, но что он, словно Максим Галкин, ежеминутно меняет голоса — это уж, извинимте, фантастика…

Я сглотнула и резко вскинула голову.

Как и следовало ожидать, размытого силуэта с крыльями я не увидела, зато наткнулась взглядом на две ухмыляющиеся физиономии. Одна принадлежала Кате, а другая моему соседу Жене, оба они сидели на лоджии первого этажа, оба ели китайскую лапшу в стаканчиках (отсюда и запах) и оба были очень довольны своей шуткой.

— Вы откуда? — радостно спросил нас Женя, шумно втягивая в рот макаронину.

— Из ресторана, — вежливо ответила я, хотя могла бы и нагрубить, все же они первые начали издеваться, — а вы что тут делаете?

— Лапшу едим, — раздался громкий бас, принадлежащий Астраханскому рыбаку Паше, оказалось, что он сидит на том же балконе.

— И разговариваем, — пропищал еще кто-то, при ближайшем рассмотрении оказавшийся нашей новой соседкой по столу по имени Таня.

— И ты здесь?

— Я здесь живу, — робко улыбнувшись, ответила она. — А ребята ко мне в гости пришли.

— А как же твоя любвеобильная соседка?

— Ушла в загул, — хмыкнула Катя. — Укатила в Сочи с какими-то осетинцем. Так что мы тут заседаем…

— А про книжки вы не соврали? — спросила Сонька, воровато заглядывая через мое плечо в фойе, отделенное от нее лишь стеклом.

— Сказали истинную правду, — заверил ее Женя. — Так что беспрепятственно пройти не удастся.

— И что же делать? — в панике заголосила подруга. — Под пальмой ночевать?

— Зачем же? — всплеснула руками Таня. — Залезай на мой балкон — мужчины помогут!

— Я не смогу, — просипела Сонька, попытавшись закинуть свою коротенькую ножку на лоджию, — высоко!

— Да ладно! Моя соседка всегда так в комнату заползает, чтобы не беспокоить дежурного, а она с тебя ростом.

Сонька опять попробовала забраться, и вновь безрезультатно. Наконец, ее вечный рыцарь Юра Зорин догадался подставить свое плечо. И она, вскарабкавшись по нему, уцепилась за бортик балкона. Тут уж ей на помощь пришел Паша — сцапал своей огромной лапищей за талию и одним резким рывком втащил на балкон.

Когда Сонька отдышалась, а народ отсмеялся, я тут же спросила у Кати:

— Ну и как тебе люкс?

— Отлично! — горячо заверила она. — Все по высшему разряду!

— А как призраки? Не беспокоят?

— Нет, — хохотнула она, но как-то не весело.

— Точно?

— Ну… — она закусила губу. — Скажем, если что и беспокоит, то не призраки.

— В смысле?

— В смысле, что сосед за стенкой очень громко храпит. Даже не храпит, а будто задыхается, он, наверное, астматик…

— Она даже спать не могла, — доложила нам Таня. — Ко мне пришла. Говорит, так слышно, словно стены из бумаги.

— Он еще и стонет. Жалобно так, протяжно, наверное, от удушья кошмары мучают… — Катя передернулась. — Даже жутко…

— А что за сосед? — заинтересованно спросил Женя. — Я вроде знаю всех, кто в люксах живет.

— Я его не видела, только слышала, но стоны доносятся из шестьсот шестьдесят пятого, это точно.

— В шестьсот шестьдесят пятом живет молодая женщина, кажется, Ольга… — задумчиво проговорил Женя.

— Ну и голосок у этой Ольги! — возмутилась Катя. — Как у мужика!

— И ее сейчас в номере нет! — закончил он. — Я видел, как два часа назад она садилась в машину оного прохвоста и говорила ему, что у них вся ночь впереди…

— Но в шестьсот шестьдесят пятом кто-то хрипит и стонет! — вскрикнула Катя. — Я слышала!

— Может, не в шестьсот шестьдесят пятом, — предположил Паша, — а в другом?

— У меня стена спальни смежная только с шестьсот шестьдесят пятым! — Катя пришла в неописуемое волнение. — Я спала и вдруг резко проснулась. Сначала не въехала, что именно меня разбудило, но, прислушавшись, поняла — стон! Было такое ощущение, что стонут прямо над моим ухом. Я вскочила, включила ночник. В комнате никого — а стон и хрип, не смолкают. Я глядь на часы — 00-07. Мне стало жутко, но я попыталась взять себя в руки. Огляделась, прислушалась. На стене, рядом с кроватью розетка, я посчитала, что стоны слышны через нее… — Катя сипло вздохнула и прикрыла глаза рукой. — Но если эта Оля не в номере, то кто ж тогда стонал?

— Призраки! — охнула я.

— Кто? — не понял Паша.

— Ребята, я же вам рассказывала, — недовольно буркнула Катя. — Только что… Про Артура Беджаняна, про его смерть, про проклятье…

— А! — Женя прыснул в ладонь. — Вы про эти глупости…

— Ничего не глупости, — обиделась она.

— Тогда почему ты согласилась поселиться в этом проклятом люксе? — резонно спросил Женя. — Раз веришь в призраков?

— Тогда не верила, — насупилась Катерина. — А теперь и не знаю… Что-то в этом номере точно не чисто, не зря же я там спать не могу. И стоны эти… Они такие жуткие… Да и картина упала, точно как Эля говорила.

— Картина? — переспросила Таня. — Первый раз слышу.

— Я не

хотела говорить, это же глупости, — она все больше бледнела. — Сначала я вообще не предала значения, ну упала и упала, а теперь… Там в номере картина висит на стене, пейзаж, наш санаторий на фоне гор, мне горничная сказала, что это работа Артура Беджаняна… И эта акварель… Она очень крепко висит, но сегодня… Я перед сном пошла умываться, вдруг слышу грохот. Прибегаю в комнату, а она лежит на кровати, причем, лицом вверх! Должна вниз, а лежит вверх! Представляете?

— Глупости! — припечатал Женя. — Бабские страшилки! Упала случайно — мало ли предметов падает…

— А стоны и вздохи?

— Примерещилось спросонья.

— Ну уж нет! — разозлилась Катя. — Я слуховыми галлюцинациями не страдаю.

— А это мы сейчас проверим, — азартно проговорил Женя, выкидывая стаканчик из-под лапши на улицу. — Пошли…

— Куда? — не поняла Катя.

— К тебе в номер! Будем вместе стоны слушать.

Катя раздумывала только секунду, спустя которую она уже мчалась в сторону коридора. Мужики и Сонька с Таней резво потрусили за ней.

Мы с коллегами (Зорин энд Блохин) взмыли на крыльцо, быстренько предъявив документы двум грымзам, ворвались в фойе и нагнали компанию у лифта.

Молча поднялись на двенадцатый этаж — дальше лифт не шел, на тринадцатый вела только винтовая лестница. Взмыли по ступенькам. Ворвались в круглой холл. От него, как от нарисованного детской рукой солнца, шли четыре луча-коридора, в каждом из которых было по номеру: наш находился в крайнем левом (в этом дурном санатории даже нумерация была неправильной — с права на лево). Мы нырнули в коридорчик, кинулись к двери с номером 666. Катя открыла. Мы с опаской вошли.

Номер был великолепным. Просторные комнаты с высокими потолками и светлыми стенами, на полу мягкие ковры, на окнах белоснежные жалюзи, мебель добротная, техника современная, ни чета нашему престарелому «Фунаю» без пульта. Даже покрывало на кровати было очень уютным и стильным, даже накидки на кресла, даже сами кресла, с миленькими думками у подлокотников. Я, конечно, не исключаю, что в четырех звездочных турецких отелях обстановка гораздо роскошнее, но мне, привыкшей арендовать на время отпуска фанерные времянки со скрипучими койками, такие хоромы показались просто верхом роскоши.

— Где картина? — почему-то шепотом спросила я.

Катя молча ткнула в стену, на которой не очень ровно висела блеклая акварель.

Я уставилась на картину. Н-да. Художником Артурик был таким же, как и архитектором, то есть паршивым. Я, конечно, не большой знаток живописи (Ван Денгана от Матиса не отличу ни за что), но как-никак три года в художке проваландалась, так что бездарную мазню от мазни талантливой отличу. Так вот Беджанянова акварель была просто из рук вон. Кривое здание санатория с черными квадратами окон на фоне предгрозового неба и горных пиков (пики почему-то больше похожи на равнобедренные треугольники).

— Кошмарная картина! Особенно вороны не удались… — пробурчал Зорин.

— Где ты увидел ворон? — удивился Лева.

— По небу летают. Жирные такие…

— Это не вороны, а самолеты… — Он прищурился и посмотрел на картину еще пристальнее. — Или бомбы… Ребята, а разве Адлер когда бомбили?

— Это тучи, — прервал спорщиков Женя. — Картина же называется «Гроза над городом», вон на табличке написано, — и он ткнул пальцем в картонную пластину, прикрепленную к раме. — Автор А. Беджанян.

— Кошмарная картина! — настоял на своем Зорин. — Не зря призраки ее постоянно со стены сбрасывают…

— Кстати, о призраках, — взволнованно проговорила Сонька, — давайте выключим свет и подождем, когда они стонать начнут.

— Давайте, — согласилась Катя, робко постукивая зубами.

Мы выключили свет, и расселись по креслам и стульям. Секунд сорок не могли успокоиться, все хихикали и возились, стараясь скрыть свое волнение, но по прошествии минуты затихли.

Я навострила уши, замерла. Вообще-то слух у меня отменный, как у большинства близоруких людей, но на сей раз я не уловила ни единого звука, разве что мерное дыхание Соньки — она сидела на ручке моего кресла.

— Кто-нибудь что-нибудь слышит? — шепотом спросила я.

— Я слышу, как капает вода в туалете, — подал голос Блохин. — И как у Юрки в животе урчит.

— Как у него урчит, и мы слышим, — хохотнул Паша, после чего вскочил с дивана и резко включил свет. — Короче, ребята, либо никаких призраков нет, либо у них сейчас тихий час.

— Но я не утверждала, что это призраки стонали, — начала оправдываться Катя. — Просто предположила…

— Теперь тебе не страшно будет спать? — спросила сердобольная Сонька.

— Не знаю… — Катя покосилась на строптивую картину. — Вроде с вами мне не страшно…

— Может, мне остаться? — расплылся в улыбке Паша. — Поохранять тебя?

— Или мне? — Танюша преданно заглянула Кате в глаза. — Я могу…

— Да ладно вам! — бодро воскликнула та. — Идите себе! Я не боюсь!

— Точно? — не терял надежды рыбак.

— Точно. Я так устала, что мигом усну.

— Ну тогда спокойной ночи, — смиренно молвил отвергнутый Павел.

— До завтра, — попрощалась с нами Катерина.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать