Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 19)


Вот и все! Ни конца, ни начала. Даже не ясно, что за смешная фамилия была у анонимного морального калеки… К множеству загадок прибавилась еще одна. Я аккуратно положила записку-меню на то же место, где нашла — милиционеры должны ее найти, так же, как я, только они поумнее будут, они поймут, что к чему, — и с новыми силами, и в новом темпе понеслась по ступенькам вниз.

До первого этажа я доскакала минуты через две, так ни на кого не наткнувшись, видимо, тот отдаленный скрип был не скрипом ступеней, а звуком открываемой двери. Кстати, вот и она. Такая же маленькая, как и верхняя, только эта была обшита листом железа и не имела ручки.

Я ткнулась в нее боком и похолодела. Дверь была заперта! Я ткнулась посильнее. Ничего не произошло — дерево, обитое листовым железом, стояло на смерть. Мне стало дурно, и появились первые признаки клаустрофобии — головокружение и одышка. Если так пойдет, обморока не избежать!

Леля, попытайся взять себя в руки — произнесла я вслух и довольно громко. Попытайся, черт тебя дери! Итак, дверь заперта с той стороны. Зачем? Первая версия, убийца хочет выиграть время, чтобы замести следы, вторая: решил свалить (ну хотя бы попытаться свалить) вину на меня… А что? Очень логично. Скинула несчастную женщину с балкона, потом решила сбежать через черный ход, но не рассчитала — выход оказался перекрыт — и попалась в западню. И третья версия, самая страшная: убийца хочет меня пристукнуть! Время-то у него есть. Я видела, как тут на трупы реагируют. Пока поорут, пока поохают, пока обмусолят все подробности биографии, пока в администрацию сообщат… Милиция, дай бог, минут через двадцать приедет, да убийца за это время меня десять раз пристукнуть успеет. Быстренько поднимется на тринадцатый этаж, проскользнет в дверь, спуститься и тюк меня по башке… Стоп-стоп-стоп! Зачем ему меня убивать? Ведь я его не видела, ничего не знаю… Может, он (или ОНА?) просто надо мной издевается?

Я застонала. Что же мне делать? Подниматься обратно? Карабкаться на тринадцатый этаж? А если убийца и ту дверь успел закрыть? Тогда все псу под хвост! Я осмотрелась. Ничего примечательного, только пыльный пятачок пола перед дверью и ведущие вверх ступени. А если выбить одно из окошек-щелочек? Пролезть я, конечно, в него не пролезу, но хоть на помощь смогу позвать. Я сделала шаг — поднялась на одну ступеньку вверх — с тоской оглянулась на дверь… И увидела люк! Люк в полу, на котором я только что стояла. Вернее, сам пол и был люком. Квадратный лист железа с обломанной ручкой и буквально вросшей в пазы щеколдой.

Я бросилась на пол. Подобрав под себя ноги, уселась на нем, и начала отодвигать щеколду. Сначала у меня ничего не получалось, так сильно она поржавела, но немного погодя дело пошло. По миллиметру, по доли миллиметра щеколда начала отодвигаться.

Наконец, я откинула ее. Отползла на ступеньку, уселась на ней поудобнее, поднатужилась и потянула люк за обломок ручки вверх. Раздалось устрашающее лязганье, душераздирающий скрип.

Откинув крышку люка, я увидела темное пространство под ним. Ни зги не видно. Я свесила голову вниз. В нос ударил запах сырости, видимо, я нашла вход в подвал. И что мне это дает? Лезть вниз в кромешной тьме, это ж чистое самоубийство. Я свесилась на полкорпуса. В нос шибанул смрад канализации. Ну вот! Мало того разобьюсь, так еще в дерьме изгваздаюсь. Да меня такую вонючку и обмывать никто не согласится, так и положат в гроб грязную…

Когда глаза привыкли к темноте, я смогла разглядеть стену подвала, она была прямо передо мной. И на ней (О, чудо!) имелся выключатель. Я дотянулась до него, щелкнула пальцем по кнопке, и подвал осветился тусклым электрическим светом. Тут же оказалось, что до пола каких-то два метра и, что самое главное, он не залит нечистотами. Быстренько перегруппировавшись, я спрыгнула в подвал. Потом закрыла люк над своей головой.

Выход из него я нашла тут же. Разбитое окно, выходящее на задний двор. Через него я вылезла на свет.

Етишкин пистолет, как хорошо! Солнечно, жарко, не то что в темной сыром подвале. А запах какой! Розы, жасмин и спелая слива… Я огляделась, прикидывая куда мне идти. Вправо далеко, придется огибать все здание, влево близко, только не знаю, смогу ли я протиснуться между стеной и каким-то бетонным забором. Эх, была, ни была двину влево.

Расстояние между стеной и забором оказалось не таким уж узким — протиснулась я довольно легко. Единственный неприятный момент — извозила все ноги в гнилой сливе, она буквально устилала всю землю, нападав с многочисленных деревьев, что росли вдоль бетонного ограждения. Чертыхаясь, и вытирая ступни об траву, я вышла из-за угла.

Поляна перед корпусом была запружена людьми. Тут толклись и полуголые курортники, и облаченные в халаты горничные, и упакованные в строгие костюмы администраторы. Еще я увидела двух потных милиционеров в голубой униформе, и двух таких же потных милиционеров в штатском. Один из последних, худой очкастый русский, что-то записывал в блокнот, второй, полный небритый армянин, с кислой миной выслушивал истеричные жалобы ополоумевших курортниц. Причем солировала, как я и думала, скандалистка-активистка Светочка.

Труп Кати был прикрыт казенной простыней. Долгонько же я плутала по подсобным помещениям санатория!

Я подошла поближе. Притиснулась вплотную к очкастому, чтобы заглянуть ему в блокнот — уж очень хотелось рассмотреть, что он там карябает. Только встала на носочки, только

прищурилась…

— Товарищ милиционер! — послышался просто оглушительный крик откуда-то из толпы. — Голубчик! Я знаю, кто убийца…

Тут из людской гущи показалась знакомая тучная фигура в топике и шортах. Это была Валя. Рядом с ней, как всегда, семенила Марианна. Валя была явно не в себе, глаза по пять рублей, обесцвеченные волосы дыбом, а устрашающих размером грудь так вздымалась, что грозилась вырваться из тесного трикотажного заслона наружу.

— Товарищ милиционер! Послушайте! — не удосужившись отдышаться, затарахтела Валя. — Вам никто не рассказывал про Артура Беджаняна?

Очкастый вопросительно посмотрела на своего товарища. Товарищ недоуменно пожал плечами.

— А между тем это он убийца! — выкрикнула Марианна вместо совсем разволновавшейся подруги.

— Еще раз фамилию, — попросил очкастый и нацелился ее записать.

— Беджанян. Это он Катю убил!

— Какие основания подозревать честного армянина? — взбеленился второй. — Как что-то случается, так сразу Беджанян, Гаспарян, Ованесян, не Петров или Сидоров…

— Вы утверждаете, что видели, как гражданин Беджанян столкнул покойную? — настойчиво вопрошал следователь, сверкая глазами от удовольствия. Рушил, дурашка, что уже раскрыл преступление.

— Я не видела! — Валя ткнула себя кулаком в колышущуюся грудь. — Я просто знаю! Он уже столько человек жизни лишил, больше некому…

— Рецидивист, значит. Что-то не припомню я бандюгана с такой фамилией, — он повернулся к коллеге. — Ты знаешь такого?

— Нэт! — отрезал тот.

— Как же так! — всплеснула руками Валя. — Артур Беджанян! Архитектор! Он погиб в 1974! Сначала гебист сбросил ее любимую с балкона, потом застрелился…

— Что вы сказали? — вытаращился на Валю очкастый. — Умер в 1974?

— Или в 1975, я не помню. Но это не главное! — Валя обернулась к толпе жадно вслушивающихся в ее бред баб. — Проклятие! Над санаторием проклятие! Сначала погибла Лена из Сургута, нет, сначала в номере повесился какой-то мужик…

— Вы свободны! — рявкнул очкастый, забрызгав слюной свой блокнот.

— Да погодите вы, — махнула на него рукой кликуша. — У них тут по санаторию призраки разгуливают! Людей убивают, а они…

Тут очкастый не выдержал, схватил Валю за жирную руку и пихнул в толпу.

— Катитесь отсюда дамочка, вместе со своими призраками! Не мешайте работать! Насмотрелись «Секретных материалов», теперь идиотничают…

— Как вам не стыдно! — заголосила Валя и вновь ринулась на передовую. — Обижать слабую женщину…

— Да! — встала на защиту подруги Марианна. — Тем более она говорит правду. Весь персонал санатория знает, что тут творятся темные пара-норамальные делишки, но скрывают это от нас, отдыхающих…

— Точно! — присоединилась в скандалисткам еще одна дама, очень миленькая блондиночка с идиотскими сережками в ушах (чешского стекла — шик семидесятых) и таким же идиотским бархатным бантом в волосах. — А потом говорят, что ничего не произошло! А люди пропадают! — Она тряхнула головой, и ее серьги угрожающе затряслись. — Вот Вася Галич пропал, а никому нет дела! Уж я ходила, я просила…

— А уж как я просила! — выдвинулась на передний план Светочка. — Как умоляла! — Ее нос заострился до такой степени, что им хоть масло режь. — А они все равно отказываются делать мне гидромассаж!

— Да что вы глупости болтаете! — прервала ее блондинка. — Я о серьезных вещах, а вы… Человек пропал, исчез, испарился, а они и в ус не дуют… Милиция тоже мне!

Очкастый начал интенсивно багроветь, казалось, что если к его лицу поднести зажигалку, он вспыхнет.

— Люди! — раздался душераздирающий крик из зарослей кустарника с роскошными багряными колючками. — Люди, послушайте меня!

Люди с огромным удовольствием навострили уши. Особенно любопытные даже привстали на носочки, чтобы не только послушать, но и посмотреть. Я оказалась в их числе.

Из зарослей, пошатываясь, вышла Гуля. Она была исцарапана, обвешана какими-то вьюнами, перепачкана землей и совершенно невменяема.

— Я видела! — страшно закричала она и бухнулась на колени. — Видела призраков. Они повсюду! Они не успокоятся, пока не переубивают нас всех… Та-а-ам! — она выпростала свою длань и указала ей на кусты, из которых только что показалась. — Там тени! А там! — рука метнулась в другом направлении. — Там ночами бродит нечисть! Я видела! Каждую ночь…

— Это еще кто? — устало спросил армянин у своего русского коллеги.

Но коллега не ответил. Он стоял молча, красный, потный, тяжело дышащий, и был смутно похож на паровой котел, который вот-вот взорвется. Я даже побоялась, что у него сейчас из носа вырвется пар, а изо рта дым.

Но, к счастью, обошлось. Вместо пара и дыма из его рта вырвался вой:

— Все во-о-о-он! — Грудь его вздымалась, на лбу вздулись вены. — Марш в столовую! Сидеть и не высовываться, пока следственная бригада не закончит работу! — Он все еще кипел, по этому бешено завращал глазами и, остановив взгляд на двух своих коллегах, что с интересом следили за происходящим, гаркнул. — Немедленно всех разогнать! Иначе…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать