Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Призраки солнечного юга (страница 20)


Он не договорил, потому что я, до сего момента молча стоящая рядом, прошептала.

— Мужчина, я видела, как все произошло…

Мужчина вздрогнул и резко обернулся. Его увеличенные очками глаза недовольно уставились на меня.

— Я видела, как ее столкнули. Она сопротивлялась, но он, то есть она…

— Как фамилия? — рявкнул он, буквально пронзив меня взглядом.

— Чья? — не поняла я.

— Ваша.

— Володарская, то есть Геркулесова. А что?

— А вы знаете, гражданка Володарская, то есть Геркулесова, что за дачу ложных показаний дают…

— До пяти лет. Знаю, у меня муж адвокат. — Я почесала одну ногу об другую, что-то она сильно зудела, уж не ободрала ли, когда лазила по подвалам. — Вы меня не перебивайте. Я видела, как некто толкнул Катю…

— Как это некто? Следствию известно, что столкнул ее Артур Беджанян, умерший в 1975 году, — оскалился следователь.

— Перестаньте скалиться! — возмутилась я. — Лучше запишите, ведь я вам даю показания… Я заявляю, что некто, скорее всего, женского пола, столкнул Катю с балкона. А потом покинул место преступления по потайной ле…

— А ну катитесь отсюда, — прошипел он, недобро прищурившись. — Иначе я за себя не отвечаю…

— Но…

— У меня есть два свидетеля, которые видели, что ее никто не сталкивал, ясно вам? А еще у меня есть глаза, и я сам лично видел, что вы подошли сюда две минуты назад. И шли вы со стороны пляжа, — цедил он сквозь зубы. — Услышали, поди, что разбилась женщина, вот и примчались, даже обуться забыли. — Он пренебрежительно сплюнул. — Ну народ! На все готов, лишь бы привлечь к себе внимание…

Закончив свою речь, он развернулся и размашистым шагом двинулся к крыльцу.

Я не знала, что мне предпринять, то ли бросится за ним вдогонку, то ли обидеться и уйти. С одной стороны, мне хотелось помочь следствию, но с другой, не было нужды навязываться — раз они не хотят меня слушать, им же хуже. Тут моя мстительная мысль оборвалась, уступив место другой, а именно — откуда взялись два свидетеля, которые видели, что «…ее никто не сталкивал, ясно вам?». А нам вот не ясно! Ведь Катю столкнули — и я могу подтвердить это под присягой… И тут меня осенило… Убийца! Именно он мог сказать дурковатому следователю, что видел, будто Катя упала без чьего-то вероломного вмешательства. А уж второй свидетель нашелся тут же, из числа истеричных особ, любительниц во все совать свой нос и быть в центре событий, именно с такой сравнил меня очкастый сыщик.

Не известно, до чего бы я додумалась еще, если бы меня не окликнули.

— Лелик! — услышала я знакомый Сонькин голос. — Канай сюда!

Я обернулась и увидела, что под кустом акации сидит моя подруженция, сидит тихо, стараясь не привлекать к себе внимания.

— Ты чего тут прячешься? — спросила я, подгребая к кусту.

— На всякий случай, — шепотом ответила она. — Вдруг они сейчас начнут санаторно-курортные карты проверять.

— Вряд ли, — с сомнением протянула я. — Им сейчас не до этого…

— Ну не скажи! — Сонька еще дальше вдавилась в заросли. — Вдруг они думают, что в санатории орудует пришлый маньяк. Эдакий засланный казачек-экстремист!

— Да они вообще не уверены, что это убийство… Говорят, что она сама того… — Я изобразила, как ныряют рыбкой. — Сиганула… Как ее теска в бессмертном произведении «Гроза»…

— А ты? Ты как думаешь? — Сонька возбужденно заерзала и на мгновение вылезла из укрытия, но тут же опасливо отбуксовала назад. — А, Лель?

— О чем я думаю, я тебе потом расскажу. Меня сейчас другое заботит… — Я нахмурилась и вновь почесала ногу — все-таки я ее раскарябала, иначе она бы так не зудела. — Ты, случайно, не знаешь, кто из местной шатии вызвался засвидетельствовать, что Катерина сиганула с балкона по собственной воле?

— Я не знаю. Я пришла слишком поздно… — грустно молвила она. — А вон наша соседка сидит, — встрепенулась Сонька, отодвигая от лица ветку акации, — может, она знает.

Недалеко от нас действительно сидела Эмма. Что самое удивительное сидела прямо на траве, не соизволив прикрыть голову (она жутко боится солнечного удара, по этому всегда носит панаму) и, забыв налепить на нос обслюнявленную бумажку.

— Эмма Петровна, — позвала ее я. — Ау!

Эмма подняла на меня совершенно пустые глаза, поднесла руки к груди, затрясла плечами, сморщилась и совсем по-детски захныкала.

— Девочки! — гнусила она сквозь слезы. — Девочки, какой кошмар! Катя-то, Катя… — Эмма неинтеллигентно высморкалась в панаму, которую сжимала в руке. — Я ведь видела, как она упала, я и следователю об этом сказала… Так и так, говорю, стояла на балконе, а потом бац… Уже лежит на земле…. Мертвая-я-я-я-я! — заголосила она, теперь совсем не по-детски.

— Вы видели, что… — Я удивленно заморгала. — Погодите… Она стояла, а потом упала, и все?

— Стояла спиной, наверное, белье вешала, потом начала пятится, затем резко обернулась, ну и не рассчитала, наверное… — Эмма утерла нос все той же многострадальной панамой. — Леля, у нас же лоджии шире, я еще вчера заметила, что в люксах очень узкие лоджии… А она еще не привыкла…

— И кроме нее на балконе никого не было? — строго переспросила я.

— Никого! Только она и белая простыня, которую она вешала. Стояла спиной, руки подняты… И простыня… Или большое полотенце…

— Эмма Петровна, — вкрадчиво проговорила я. — У вас какое зрение?

— Хорошее! — Нагло соврала она, но потом смущенно добавила. — Для моего возраста.

— Минус три?

— Три с половиной, но я

привыкла обходиться без очков. Я зрение тренирую…

— Тогда понятно, — хмуро пробурчала я. — И следователь, значит, поверил вашим словам, не удосужившись поинтересоваться вашими минусами…

Я замолчала, не закончив фразы. Что теперь распинаться? Однако картина преступления вырисовывается все четче. Итак. Некто, назовем его (ее?) Х задумал убить Катерину (зачем — это другой вопрос, сейчас не об этом), для этого он выбрал удачное время, когда в корпусе и вокруг него минимум народа (либо назначил ей свидание именно на этот час и именно в ее люксе), затем Х, откуда-то знавший про черный ход, открыл дверь внизу, освободил дверь вверху и пошел «на дело». Что между ними произошло в номере, можно только догадываться, но что Х явился туда с определенным намерением — убить, не вызывает сомнений (значится, предумышленное убийство, так и запишем!), так как пути к отступлению он подготовил конкретные. Х столкнул Катю, при этом очень удачно спрятавшись за висевшее на веревке полотенцем. И не смотря на то, что Катя пыталась задержаться руками за поручни, убийца ее все-таки столкнул. Катя упала. Х вышел из ее номера, быстро прошмыгнул в потайную дверь, сбежал вниз и вышел на задний двор. Как мне думается, в его планы входило тут же вернуться, спрятать дверь за щитом (не думаю, что это бы помогло — менты все же не дураки), потом спуститься на лифте вниз и смешаться с толпой. Однако вышло все не совсем по плану, а всему виной заезжая выскочка Леля Володарская…

— Леля Володарская! — донесся до меня голос Эммы. — Очнись…

Я очнулась. Оказалось, что Эмма продолжает утирать нос панамой, а Сонька отсиживаться в кустах.

— А нам можно в номер идти, как думаешь? — обеспокоено спросила Эмма.

— Понятия не имею.

— А обедать?

— Почему нет? Идите…

— А ты? — И только тут она заметила, в каком я виде, и ахнула. — Леля! Что с тобой?

— Не успела переодеться, — буркнула я. — И обуться…

— Это ладно! Но где ты нашла коровьи лепешки?

— Какие еще лепешки?

— Твои ноги! Они, прости, в коровьих фекалиях…

Я задрала ногу, глянула.

— Эмма Петровна, это не какашки, это гнилая слива, я наступила…

— Где ты ее нашла? — взволновалась Сонька — страстная любительница всех ягод без исключения, а халявных в частности. — Тут слива не растет, тут только пальмы да репьи…

— Иди на задний двор, там полно.

— А что ты делала на заднем дворе? — подозрительно спросила Сонька, приподнимая одну бровь. — Ты же должна была быть в номере…

Меня как прострелило. Номер! Он же так и остался незапертым. А там, между прочим, масса ценного: деньги, тряпки, косметика, телефон с камерой, не говоря уже о Сонькином лифчике-сейфе, за который она меня на ремни порежет.

— Вы тут посидите, — выпалила я, срываясь с места. — А я мигом.

Я ласточкой взлетела на крыльцо, распахнула тяжелую дверь, ворвалась в фойе. Включив сразу третью скорость, ломанулась к лифту. Но когда до заветного механизма оставалось каких-то несколько скачков, путь мне преградил уже знакомый паренек в голубой форме.

— К сожалению, — строго проговорил он. — Пока в корпус вход запрещен.

— Как это? — не врубилась я.

— Очень просто.

— Но мне на минуточку… У меня номер не заперт!

— Нельзя! — прикрикнул он, потом смилостивился и почти ласково объяснил. — Идет опрос свидетелей. Скоро закончат, подождите полчасика.

Я не могла ждать, мне казалось, что если я протяну еще несколько минут, номер точно обчистят, причем, если не вороватые отдыхающие или наглые горничные, то нечистые на руку милиционеры. На мое счастье, голос у меня громкий, по этому мои вопли услышала проходящая мимо сестра хозяйка, она вошла в мое положение и пообещала закрыть наш номер своим универсальным ключом. С чувством исполненного долга я вернулась на улицу.

Сонька сидела под той же акацией. Эммы же видно не было, скорее всего, верная режиму дня, она не смогла пропустить обед.

— Сонь, — протянула я, подсаживаясь к подруге. — У тебя деньги с собой?

— Есть маленько, — осторожно ответила она. — А что?

— Маленько, это сколько?

— Сотенка.

— Точно? — переспросила я, зная, как Сонька любит прибедняться.

— Ну… Может, две.

— Мне надо рублей пятьсот. Где бы занять?

— Зачем? — ахнула она.

— Купить самые дешевые сланцы и шорты с майкой. Хоть секонд-хэнд… — Я надвинула Сонькину шляпу на ее удивленные глаза. — Менты в корпусе до вечера шуровать будут, в номер не попадешь, не оденешься, а я хочу свалить отсюда. Прямо сейчас и на весь день. — Я передернула плечами и добавила. — И желательно на всю ночь.

— Ты что-то натворила? — ужаснулась подруга, вцепившись мне в предплечья. — Тебя подозревают в убийстве?

— Просто мне хочется убраться подальше отсюда. Не хочу тут оставаться! — Плаксиво пропищала я — похоже, нервишки начали сдавать. А-то уж забеспокоилась: где бурная бабья истерика, вечная спутница происшествий, смертей и преступлений. — Особенно сегодня! Сейчас же все будут мусолить Катину смерть. Болтать глупости! Я не хочу этого слышать…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать